Украинскую молодежь атакует "уродливый недуг". Больная анорексией рассказала, как стала жертвой

Врачи убеждают, что анорексия - исключительно психологическая болезнь.

В Украине чрезмерную худобу фиксируют уже у детей с восьми лет, а в восемь лет есть признаки анорексии.

Об этом ТСН.Тиждень заявили медики-психиатры.

Официально специалисты говорят, что таких пациентов никто не считает и не спасает. От них отказываются реанимации и принимают только в психушках.

27-летняя Александра Борисова 12 лет боится еды и признает, что стала безобразно худой. Свое тело, на котором кости и ребра, девушка ненавидит. Она знает, что может умереть. "Мечтаю, чтобы у меня все органы восстановились, но это только, когда будет вес", - рассказала пациентка.

"Она (болезнь) тебе заменяет маму. Находится где-то в душе, ближе к сердцу. Сжирает меня, причиняет мне боли. Она делает все, чтобы я не хотела жить, диктует свои правила: не ешь, откажись от еды, избавься от нее. Ты станешь счастливее, если не будешь кушать", - сказала Александра.

Ее привязывали к кровати и кормили насильно в психушку, вспоминает Саша. Спасали от смерти и накачивали калорийными смесями в реанимации. Наименьший вес – 24 кг, а до болезни был 49 кг.

Вернуть прежний вес медики не смогли. Саша набирала 45 кг и снова возвращался за старое. Подростки кайфуют, когда уродуют тела, объясняют психиатры. Еда для анорексиков – без вкуса. Жевать им психологически сложно – кто-то заставляет себя забыть, что ел и когда. За каждым килограммом – не красота, а бегство от душевных травм.

Борисова вспомнила, что одиночество ее начало поглощать после того, как родители уделяли мало внимания, ведь были постоянно на работе. Тогда у нее появилась призрачная цель – худеть.

"Я очень поссорилась со своим парнем. Его слова - "ты толстая" - меня зацепили. Я пришла домой и посмотрела в зеркало: здесь что-то лишнее. В моей жизни появилась анорексия. Я съедала ложку овсянки в день. Ровно в 16 и ни грамма больше за сутки, а, если я не успевала поесть в 16, то я не ела уже до следующего дня. Когда стала худеть, то прятала вес под свободной одеждой, скрывая от родителей", - вспомнила она.

Врачи убеждены, что анорексия – психическое расстройство, когда родители не занимаются своими детьми.

Современное похудение - тренд с 1970-х. Первая модель, которая осудила костлявые тела на подиумах, стала символом анорексии в мире. Француженка Изабель Каро весила 28 кг. Она пыталась выжить и пополнеть половину жизни, но семь лет назад умерла. С тех пор анорексичной моде сказали "стоп". Во Франции в этом году ввели штрафы в размере 75 тысяч евро для модельеров, которые принимают на работу слишком худых. В Великобритании детей с критическим весом лечат принудительно в закрытых центрах, а если родители запускают болезнь, лишают прав на ребенка.

Но эту эпидемию уже не остановить. С подиумов пропаганда перешла в соцсети. Молодежь выставляет свои фотографии напоказ и создает закрытые группы "сторонников анероксического похудания". Здесь обмениваются рецептами похудения, анорексию называют "за анну". Их объединяет красная нить на запястье, а за каждую крошку хлеба - наказывают себя и режут свое тело.

Официально же в Украине для патологического похудения никаких запретов нет. Лечить их берут только в психиатрические больницы. Врачи говорят, что в спеццентры попадают только по собственному желанию. Вся жизнь сводится к фиксации собственного веса. Это является подростковым комплексом неполноценности.

Другую жертву анорексии Светлану беспокоили ее "толстые ноги". "За толстыми ногами" на самом деле стоял комплекс отличницы, выяснили психиатры. Светлана с детства чувствовала вину за плохие оценки, за каждую ссору с родителями наказывала себя походом в спортзал и голоданием. Лечиться она согласилась только в частном центре. За два года поправилась на 10 кг и верит, что худеть больше не будет

"Если семь лет был нонсенс, когда попадают в клинику клиенты 16-17 лет, то сейчас на стационаре у нас клиенты есть от восьми лет. Мы – реабилитационный центр. Мы - не медструктура. Под свою ответственность берем клиентов с критическим весом, от которых отказываются больницы. К сожалению, врачам проще отказаться, чем браться за летальный исход", - рассказывают специалисты.

Александра Борисова заново кушать учится второй месяц, рядом – полусотня таких же девушек и парней, как она. Пока дает интервью, повторяет, что здесь ее последняя надежда на жизнь. Она обещает покушать, но взять хоть ложку супа отказывается. Будто и не было разговоров о понимании проблемы и обещаний измениться. "Это желание родителей, чтобы я весила 40 кг. Я не хочу 40 кг - меня устраивает", - говорит Александра.

Родителям запрещено посещать детей. Год реабилитации им обходится в 5 тысяч долларов. Но гарантий, что ребенок начнет, кушать нет. Выздоравливают, по статистике, лишь 20% анорексиков, еще у 60% болезнь приобретает хроническую форму, остальные 20% умирают. Чем дольше на эту "болезнь уродливой моды" закрывают глаза родители и не реагируют государственные инстанции, тем труднее будет остановить эпидемию.

Оставьте свой комментарий

Следующая публикация