Оккупанты Крыма продлили заключение крымскотатарским "террористам": жены политзаключенных разоблачили абсурдность дела

Женщины говорят, что судьи все прекрасно понимают, но не решаются идти против системы.

В Крыму оккупационный "Верховный суд" продлил арест четырем жителям Бахчисарая, которые проходят по так называемому делу "Хизбут-Тахрир". Зеври Абсеитова, Энвера Мамутова, Рэмзи Меметова и Руслана Абильтарова оккупанты обвиняют в терроризме за их якобы причастность к исламской организации, запрещенной в России, говорится в сюжете ТСН.19:30.

За детский смех это место можно спутать со школой или садиком, но на самом деле это один из судов Симферополя, у которого родные крымчан ждут очередного прогнозируемого решение - продлить арест, ходатайство защиты отклонить. Некоторые из жен еще совсем юные, они буквально потрясены несправедливостью. Местная тюрьма забита так называемыми террористами, но ни одного теракта не было и не планировалось, никаких пострадавших тоже нет. Однако судебная машина оккупантов исправно отправляет крымчан за решетку. "Я так смотрела на эту судью – взрослая женщина, даже, я бы сказала, преклонного возраста... Я в ее глазах читаю: верит. То есть она понимает, что это никакие не террористы. Но она идет посоветоваться, через десять минут заходит и зачитывает приговор о том, что все остается без изменений", - рассказывает Фера Абдуллаева.

ВидеоВ Крыму оккупационный Верховный суд продлил арест 4 татарам

В их домах посреди крымской степи остались одни женщины и дети – братьев Теймура и Узеира Абдуллаевых уже девять месяцев держат под арестом по выдуманному делу о терроризме. А их дети теперь играют в суд, рассказывают женщины. Труднее с младшими, говорит их соседка Гузаль, они просто не понимают, почему у них забрали родителей. "Анака, говорит, когда сурка (отец) приедет? Он будет бросать меня высоко-высоко вверх. Ты, говорит, не можешь, а он сильный", - плачет жена заключенного Гузаль Салединова.

В таком же недостроенном доме недалеко от Севастополя живет и семья Зейтуллаевых. Мужчина Мерьем Руслан едва успел возвести коробку, когда его осудили за создание террористической ячейки. Сделать дом пригодным для жизни помогла крымскотатарская община. Руслан так переживал за них, что Мерьем пришлось сделать фото дома и успокоить: они обустроились и не бедствуют. Дети чувствуют себя лучше после того, как с ними поработали психологи, говорит Мерьем. Вот только видеть отца лишь в суде им очень больно. "Она стала бояться отпускать меня. Даже если я хочу просто в магазин сходить – она плачет и говорит: а вдруг ты уйдешь и не вернешься? А вдруг тебя тоже заберут?", - говорит Мерьем Зейтуллаева.

Оккупанты в Крыму препятствуют чествованию памяти жертв депортации крымских татар

"Я им сказала: не плачьте! Ни в коем случае не плачьте, отец этого не выдержит. А старший сын давай в коридоре плакать. Я говорю: ну что ты плачешь? А он: папа, словно зверя, в клетке держат", - рассказала Фатма Абсеитова. Отец этих ребят бахчисараєць Зеври Абсеиїтов – врач, к которому ходила вся округа. Кроме терроризма, оккупанты обвинили его еще и в разжигании межнациональной розни. "Его пациенты – славяне, очень много. До сих пор мне эти бабушки и женщины приносят мед – передайте ему", - рассказала жена политзаключенного.

В разнорабочего Энвера Мамутова, которого ФСБ назвала главарем бахчисарайским террористов, семеро детей. Ему грозит 20-летнее заключение. "Я уже не раз говорила, что единственный организатор, каким он есть, это организатор детских праздников. Не думаю, что человек, который будет думать о какой-то террористическую деятельность, будет делать праздники для детей", - рассуждает его жена Алие Абселямова.

Темные времена сплотили крымских татар. На регулярных собраниях "Крымской солидарности" они молятся, обсуждают новости, выясняют, какая нужна помощь политзаключенным и их семьям. А организация "Наши дети" занимается теми детьми, чьих родителей похитили или арестовали по политическим мотивам оккупанты. Сейчас таких полусирот в Крыму уже почти сотня.

На днях сообщалось, что заместителя главы Меджлиса крымскотатарского народа Ахтема Чийгоза, которого содержат в СИЗО оккупированного Симферополя, оставили под стражей на три месяца – до 8 октября. Соответствующее решение принял Апелляционный суд в Симферополе.

Корреспондент ТСН Мария Васильева

Оставьте свой комментарий

Следующая публикация