Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей
На Киевщине супруги из прессы узнали об удочерении их приемного ребенка

Приемные родители считают, что ребенком заинтересовались, когда она унаследовала квартиру в центре города.

В Фастове супруги из местной прессы узнали, что их приемного ребенка удочерили. На суд их не приглашали и не пускали, а все подробности тщательно защищает тайна усыновления. Однако в искренность усыновителей приемные родители не верят, потому что, говорят, появились они как раз тогда, когда биологическая мама умерла, а девочка унаследовала квартиру в центре города. Об этом говорится в сюжете ТСН.19.30.

ВидеоВ Фастове супруги из местной прессы узнали, что их приемного ребенка удочерили

На суд их не приглашали и не пускали, а все подробности тщательно защищает тайна усыновления. Однако в искренность усыновителей приемные родители не верят, потому что, говорят, появились они как раз тогда, когда биологическая мама умерла, а девочка унаследовала квартиру в центре города.

В Фастове супруги из местной прессы узнали, что их приемного ребенка удочерили

Дети в жизни Максима и Ани Слободян появились 5 лет назад. Когда супруги поняли, что родных детей не будет, решились на усыновление. Разбивать чужую семью не стали - решили создать собственную. Тоже приемную. Тима и Даша - кровные брат и сестра. Меньшую - Лину - тоже приняли как родную. Как и она их.

Ей четыре с половиной года, однако она только учится говорить. Когда полтора года назад Максим и Аня принесли ее домой, Лина или ни на что не реагировала, или наоборот - непрерывно кричала.

В свои три ребенок не то, что не разговаривал и не шел в руки, она не знала, как жевать и что такое туалет. Сперва, признаются супруги, было трудно. Когда девочка начала смеяться и идти на контакт, думали, что самое сложное позади.

“Сейчас, когда эти события начали происходить на протяжении двух месяцев, она каждые полчаса бегает и проверяет, на месте ли я, чтобы она подошла и ее обняли”, - рассказывает Аня.

Два месяца назад в их жизни появились незнакомцы - пара приехала знакомиться с Линой, чтобы удочерить. К такому повороту приемные родители не были готовы, потому что, говорят, еще в декабре предупредили органы опеки о своих планах удочерить Лину - после смерти ее биологической мамы, больной туберкулезом и ВИЧ.

“Им все равно, что мы усыновляем. хотя еще эта женщина, что приехала, то она еще колебалась, говорила, что нет, не буду из семьи забирать. А мужчина: будем забирать. Первый вопрос от отца: есть ли у ребенка недвижимость?”, - рассказывает Максим.

А она - есть. Двухкомнатная квартира в центре Фастова. Сейчас ее арендует Руслан с женой. Заехали, еще когда хозяйка была жива. Она же и рассказала о дочери.

“Она принимала наркотики. Допринималась до того, что ее парализовало и она неделю лежала, не вставая. Не кормила ребенка и ребенок возле нее лазил. Потом пришла эта Маша, открыла, а ребенок ест какашки свои”, - рассказывает Руслан.

Ненужного малыша перебрасывали по учреждениям, пока ее не забрали Слободяны. Но приемные, по закону, не родители. О том, что у Лины появились официальные родители, говорят, узнали из прессы.

У них в порядке были все документы. Аня и Максим начали параллельный процесс. Однако позднее. И до сих пор не имеют всех необходимых бумаг - Максим говорит, в службе внезапно вспомнили об его инвалидности.

“Говорят мне, что я инвалид и не могу быть усыновителем, и спрашивают, почему я раньше не усыновлял. Ну вот как это?”, - говорит Максим.

Как это, в местной службе по делам детей нам так и не объяснили - письменно ответили, что слишком заняты.

На то, чтобы обжаловать решение суда об отобрании ребенка, есть двадцать дней. Однако подать апелляцию может только городская власть. На это и надеются Слободяны.

Корреспондент ТСН Ольга Нескородяна

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции