Лесные пираты: из-за бумажной волокиты между чиновниками Украина теряет редкие карпатские леса

Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей

Принятый парламентом закон почти ничего не решает из-за документов местных ведомств.

На прошлой неделе журналисты программы ТСН.Тиждень рассказывали о том, как из-за лазейки в законодательстве в Карпатах вырубают тысячелетние леса. На этот раз спросим у чиновников, почему именно так происходит.

Не может и не хочет – это заместитель главы Закарпатья передает слова своего шефа - Геннадия Москаля. А поговорить действительно было о чем. Особенно с тем, кто рассказывает о беспощадной борьбе с неконтролируемой вырубкой горного леса в своем регионе, а происходит все наоборот - массово и безнаказанно.

"Вот есть предел старовозрастных естественных насаждений. Здесь состоялась рубка", - рассказывает эксперт проекта по лесным вопросам WWF "Лесная стража" Василий Гаврилюк.

Прошлая неделя. Высокогорье. Тячевский район Закарпатья. Официальной терминологией: квартал 75, выдел 13. Мы со специалистами проекта Всемирного Фонда природы "Лесная стража" фиксируем то, что, как они объяснят, не уберег закон. Только это – не просто деревья. Это – около гектара вероятного старовевокового леса. Ему более сотни лет. И он уникальный и нетронутый должен был бы быть.

Именно поэтому я спустился с высоких гор. Но, чтобы подняться еще выше... В высокие кабинеты тех, кто должен ответить: почему лес Карпат исчезает с гор Карпат.

ВидеоЛесные пираты. ТСН.Тиждень разбирался, почему леса в Украине вырубают, несмотря на законы

На прошлой неделе ТСН.Тиждень показал, как в Карпатах вырубают ценный в Европе пралес. Его уничтожение - катастрофа для всех, говорили специалисты. Для дикой природы, ибо уничтожают ее неповторимый микро-мир. И для человека, ибо сруб первобытного леса может спровоцировать мощные паводки. Катастрофу, оказывается, может отвлечь специальный закон. И он действует уже больше года. Впрочем, пока только на бумаге.

Лесные пираты. ТСН.Тиждень разбирался, почему леса в Украине вырубают, несмотря на законы

Центр Киева. Здесь размещено главное государственное учреждение, которое имеет контроль над лесорубами за тысячу километров отсюда.

Более года действует "Закон о защите первобытного леса и старовозрастных деревьев". И столько же времени такие структуры, как Гослесагентство и Министерство экологии официально не утвердили участки, которые и должен защищать закон. Хотя за них это сделали специалисты проекта при Всемирном Фонде Природы. А максимум, что сделало государство – наложило мораторий на вырубку лесов. Вот только мораторий – это не приказ и не требование, а лишь просьба не резать самый ценный в мире лес.

"Почему мы подготовили просто письмо? Потому что у нас не было нормативных оснований для того, чтобы сказать, что все эти участки являются пралесами, на которых нельзя рубить, мы не можем. Моратория на потенциальные леса не было. Это наше письмо, да, но не мораторий на участки, которые могут стать в будущем объектом природно-заповедного фонда", - объясняет начальник управления лесного хозяйства и воспроизводства лесов Госагентства лесных ресурсов Владимир Романовский.

Как бы это письмо не называлось: мораторием или просьбой – оно официальное. И в нем черным по белому Гослесагентство просит все лесные хозяйства, на территориях которых могут быть участки первобытного леса – не рубить их, пока государство официально эти участки не утвердит как заповедники.

Из Киева я отправляюсь туда, где, как подозревают лесозащитники ,цинично проигнорировали документ о прекращении гектаров вырубки столетних деревьев.

"- Это это письмо? – Да. - Ваше управление получило было перечень. То есть вы с ним ознакомились, не ознакомились? – Ознакомились. Да. Целый перечень. Временно приостановить до выяснения: являются они пралесами, или не являются? – А кто должен был бы выяснить? - Га? – Кто должен был бы выяснить?! –Ха-ха, смотрите у нас есть лесоустройства. Или совместно создавать рабочую группу, так как мы создали сейчас", - рассказали в местном лесхозе.

В областном управлении лесного хозяйства Закарпатья пока ситуация не проясняется. Я прошу подкрепления из столицы.

"У нас сразу была предосторожность, что мы можем потерять эти уникальные леса еще до того, как они будут идентифицированы. Из-за этото Минприроды с WWF обратилась с просьбой к Гослесагентству изъять из хозяйственного использования все участки лесные, которые могут быть потенциальными пралесами. На выполнение этого закона первоочередным шагом была разработка Минприроды методики определения лесов", - пояснил директор департамента экосети природно-заповедного фонда Минприроды Виктор Клид.

Итак. Чтобы закон о защите уникального первобытного леса и старовозрастных деревьев мог защищать эти же деревья от вырубок – нужно обязательно установить официальные границы первобытного леса. То есть вот тут начинается - а вот здесь заканчивается. Министерство экологии, в течение трех месяцев после того, как закон вступил в силу, должно разработать специальную методику. И прошло уже больше года.

"Дело в том, что были представлены очень разные точки зрения. Документ был беспрецедентный", - рассказал Клид.

Наконец, чиновники утвердили методику. В июле. То есть только как определять, а не сами пределы. Согласно документу, участвовать могут и общественные активисты. Например те, с которыми мы ловили лесных пиратов в пралесу. И, оказывается, планы Министерства то одно - а конечное решение зависит от другого органа - Гослесагентства. Того самого, где мне, например, объяснили - у них свои планы.

"На определенную часть этих участков, независимо от нашего письма – есть планы деятельности предприятия, есть проекты, есть другие документы – которые дали им право, например, еще в прошлом году выписать лесорубный билет", - разъясняют там.

Проще говоря: пока Министерство творит одни документы, те, что рубят пралес, выписывают другие. А пока бюрократы все выяснят - пралес, которых всего два в Европе - скорее всего исчезнет. И виновных не будет.

А это – еще один кабинет. Дальше от столичных и даже областных чиновников. Ближе к горам и самого леса. Наталья Ивановна – руководитель госпредприятия лесного, на территории которого мы и зафиксировали вырубку. Она не скрывает – действительно рубили. Впрочем – и нарушение не нарушение. Все просто: ничего личного, просто бизнес и безупречный порядок с разрешениями.

"Это - есть рекомендация. А это – утвержденные материалы лесоустройства. Оно утверждено, приказ нашего лесагентства и согласовывались материалы лесоустройства и в Минприроды", - рассказала директор ГП "Тячевское ЛГ" Наталья Катреняк.

То есть документы, которые позволили этому лесничеству вырубить участок возможных древних деревьев, а следовательно нарушить уникальный природный микромир, имеют большую юридическую силу, чем закон о защите первобытного леса – который есть и которого одновременно нет. И возразить тут сложно.

В Минприроды вырубку девственного леса оценивают просто: "Конечно, это варварство". И говорят намеками, что все удалось бы урегулировать быстрее и сохранить то, что еще не спилено "когда есть добрая воля тех организаций, которые отвечают за эти земли".

"Ничего мы не лезем туда. А просто то, что кто-то себе говорит. Что-то может пралес. А может не пралес – я не знаю!", - рассказал первый заместитель начальника облуправления лесного хозяйства Закарпатья Игорь Коцур.

Единственный светлый лучик в этой бюрократической темноте – Министерство экологии пообещало после нашего сюжета выделить средства для работы специалистов, которые наконец и определят официальные границы пралесов. А, следовательно, вырубку там будет окончательно прекращено. Если будет что прекращать.

Андрей Орляк

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции