Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей
Гриневич прокомментировала серьезный международный скандал из-за языкового вопроса в законе об образовании

Документ предусматривает существенное увеличение преподавания предметов на украинском языке для национальных меньшинств.

В Европе, особенно в приграничных к Украине странах, в частности Венгрии, сейчас ведутся дискуссии относительно нового украинского закона об образовании. Он, в частности, предусматривает, что школы национальных меньшинств в Украине должны будут увеличить долю преподавания предметов на государственном, то есть украинском, языке. Сейчас же есть школы, где преподают исключительно на языках нацменьшинств, а выпускники таких школ не могут сдать ВНО с украинского языка и соответственно не имеют шансов получить качественное высшее образование в Украине, гражданами которой они являются.

О скандалах вокруг этого закона, а также о нюансах применения новых норм в прямом эфире программы ТСН.Тиждень рассказала министр образования и науки Украины Лилия Гриневич.

- Одна из самых существенных претензий к нам - короткое время для перехода на полное обучение на украинском языке в школах национальных меньшинств. Мы показывали в эфире ситуацию в закарпатской венгроязычной школе. Это действительно сложно. Если в младших классах учат математику на венгерском, то где вы за три года (а планируют переход в 2020 году) найдете двуязычных учителей, чтобы элементарно перевели детям все термины? Поскольку вузы готовят специалистов по п'пять лет.

- Прежде всего, вокруг того закона много мифов, которые, кстати, созданы за рубежом, а не внутри Украины. Например, что все обучение, без исключения, будет вестись только на украинском языке. Мы вполне понимаем, что дети с венгерского, румынского меньшинств, которые вообще принадлежат к другой языковой группе, не могут в 5 классе овладеть всеми предметами на украинском языке. Поэтому на самом деле будет осуществляться обучение и на украинском какой-то части предметов, и на румынском, венгерском или другом языке национального меньшинства стран Европейского Союза. Об этом пишет закон. И, разумеется, чем ребенок меньше, хуже он еще знает, владеет украинским языком, тем больше предметов продолжат обучаться на венгерском или румынском. Мы хотим выйти на ту модель, которая сегодня работает в странах Балтии. В той же Эстонии или Латвии. А именно – когда дети начинают учиться, они учат государственный язык, далее увеличивается доля внедрения самих предметов на государственном языке. Например, их может быть только 25% предметов. И в конце получения полного общего среднего образования мы доходим до доли 60%. Конечно, что готовы к двусторонним консультациям. Мы готовы учитывать специфику школ.

Видео Лилия Гриневич опровергла созданные за рубежом мифы нового закона об образовании

- Можно ли было провести такие консультации перед тем, как принимали закон?

- Конечно, что и предложение закона, который пришел в парламент ко второму чтению, было согласовано во время длительных консультаций и содержало более мягкие формулировки. Но вы знаете, что за закон голосуют депутаты в парламенте. И во время обсуждения закона ко второму чтению возникли поправки к изменениям редакции этой статьи. Я утверждаю, что на пути имплементации этой статьи мы можем сгладить различные опасения и конфликты. Потому что эти дети национальных меньшинств – это украинские граждане и мы ответственны за их качественное образование. Я утверждаю и мы имеем сегодня данные внешнего независимого оценивания, что те дети сегодня не имеют доступа к качественному образованию. И это означает, что, во-первых, вся эта ситуация должна привлечь наше внимание к школам национальных меньшинств. Мы должны там улучшить качественное преподавание украинского языка, прежде всего. Потому что, чтобы ребенок мог изучать какие-то предметы на украинском языке, он должен достичь базового уровня.

- Для подготовки качественного специалиста нужно пять лет.

- Прежде всего, есть значительная часть учителей, которые владеют украинским языком, и мы уже заложили в бюджете 2018 года средства на повышение квалификации учителей, в том числе школ национальных меньшинств. Далее – во время печати учебников нам нужно подойти сейчас к современным учебникам с украинского языка, потому что они будут изучать не как родной язык, а как язык. И это специфика для детей языков других языковых групп. Поэтому здесь, конечно, много труда.

- Вы, как министр, видите еще какие-то шаги, чтобы скандал вокруг в общем правильного закона уладить?

- Я считаю, что есть две плоскости. Первое – это внутри страны. Нам нужно достучаться и пообщаться со всеми, и мы эти консультации проводим. С некоторыми меньшинствами у нас уже улажены все вопросы и есть понимание. Кстати, на следующей неделе состоятся консультации и круглый стол с польским, румынским меньшинствами. С венграми, непосредственно с педагогами, я встречаюсь 17-го числа. А 19-го к нам приезжает министр по человеческим ресурсам, который отвечает за образование. Поэтому, я думаю, что этот путь... просто с разными меньшинствами все по-разному. Потому что именно Венгрия слишком политизирует ситуацию. Здесь я говорю уже о другой плоскости – плоскости международной и восприятии, в частности, стран Европейского Союза этой ситуации. Ведь мы предлагаем модель, которая сегодня работает во многих странах Европейского Союза. И в связи с этим важно, чтобы они прислушались к нашим объяснениям. Я надеюсь, что Венецианская комиссия, когда рассмотрит юридические аспекты, поймет, что мы как раз находим баланс между тем, чтобы национальные меньшими могли изучать свой язык и предметы на языке. Только не в полном объеме. Какая сегодня ситуация? Что все абсолютно предметы изучаются на языке меньшинства в значительной части таких школ. В частности, венгерских. И как результат – невозможно хорошо владеть государственным языком, если ты ее изучаешь язык, не употребляя его терминологию в различных отраслях.

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции