Кавказское неповиновение: как и почему конфликт между Ингушетией и Чечней создал опасный для Путина очаг протестов

В Кремле стараются не вмешиваться в эту проблему, пуская ее на самотек.

Уже вторую неделю в столице одного из субъектов Российской Федерации – Республики Ингушетия не утихают массовые протесты. Причиной тому стало соглашение об изменении границ между Ингушетией и соседней Чеченской Республикой. Местные жители считают, что договоренность является неравномерной и что власть почти даром отдает территории и так небольшой республики.

Кавказ для России всегда был болезненной точкой, ведь это территория, на которой проживает множество мусульманских этносов со своими историческими конфликтами. Кроме этого, запала им добавляет еще и то, что ни одна из них почти никогда не имела собственной независимости. В 90-х годах после развала СССР, когда постсоветскими странами прокатилась волна патриотизма и независимых стремлений, не обошли они и кавказские народы. Однако некоторые стремления были жестоко подавлены Москвой во время двух Чеченских войн.

Кроме этого, территория Кавказа является фактическим коридором между Россией и Ближним Востоком и Азией, что создает там значительный поток боевиков из радикальных исламистских группировок, большинство из которых в России признаны террористическими. Это тоже позволяет Москве постоянно проводить в регионе силовые операции под видом "борьбы с терроризмом", которые иногда направлены на подавление инакомыслия среди кавказских народов.

Фактически, юг России, который защемлен между Черным и Каспийским морями, аж кишит рядом совершенно разных этносов – здесь компактно проживают кабардинцы, чеченцы, осетины, ингуши, абхазы, черкесы, дагестанцы, талыши, калмыки, балкарцы и многие другие. А чем кавказские народы всегда славились, так это взрывным темпераментом и полным отсутствием желания кому-то подчиняться.

Недавний конфликт между кабардинцами и балкарцами на исторической почве стал лишь первым звоночком для Москвы о возможных будущих массовых проблемах с подконтрольностью народов Кавказа. Не успела утихнуть эта ситуация, как произошел еще более мощный национальный конфликт – на этот раз между чеченцами и ингушами.

Хроника событий

Конфликт из-за событий между Ингушетией и Чечней тянется еще с середины ХХ века. После Второй мировой Сталин безумно боялся любых протестных настроений в Союзе, а потому большинство народов стремился или задобрить, или наоборот – разделить. В советские времена на этой территории была образована Чечено-Ингушская автономия, после войны коренных жителей массово депортировали вглубь СССР, а автономию отменили, однако после смерти Сталина разрешили вернуться обратно. Этнические территории уже были массово переделены.

После развала Советского союза четкие границы между Чечней и Ингушетией фактически установлены не были, а вооруженные конфликты там продолжались в течение всех 1990-х годов. В 2003 году тогдашние лидеры Чечни (Ахмат Кадыров) и Ингушетии (Мурат Зязиков) подписали соглашение о распределении Сунженского района – того самого, из-за передачи территорий которого сегодня и митингуют ингуши.

В 2013 году Кадыров-младший по имени Рамзан провозгласил о серьезном обсуждении на федеральном уровне вопроса принадлежности Сунженского района и даже подписал соответствующий закон. В 2013 и в 2014 годах на границе обеих республик именно в этом районе происходили столкновения между правоохранителями. Конфликт был нерешен и временно заморожен.

В конце августа 2018 года произошел новый виток этого спора – чеченские рабочие под охраной силовиков начали строить дорогу на границе с Ингушетией. Ингушская сторона заявляла, что работы происходили на ее территории, однако в Грозном убеждали, что рабочие работают на территории Чечни. Уже тогда среди ингушей и депутатов местного парламента ходили слухи о том, что действующий глава республики Юнус Бек-Евкуров готовит с Кадыровым соглашение об изменении границ.

26 сентября 2018 года так и произошло – руководители обеих республик торжественно подписали это соглашение. По их словам состоялся вполне "равномерный обмен нежилыми территориями", однако ингуши уверены, что Чечне было отдано гораздо больше земель, чем получено, в частности того известного Сунженского района (где, кстати, существуют изрядные запасы нефти, что добавляет к этой сделке еще и экономическую выгоду). По данным картографов, согласно приложения к соглашению, Чечня получила почти 27 тысяч гектаров земли, тогда как Ингушетия – около тысячи.

карта кордону між Інгушетією та Чечнею, інфографіка
ТСН.ua

В тот же день в столице Ингушетии Магасе произошел стихийный митинг против этого соглашения. В город были направлены отряды спецназовцев, выезды были перекрыты, а на территории всей республики вдруг начали пропадать Интернет и связь.

Однако эту сделку еще должен был ратифицировать местный парламент, заседание которого было назначено на 4 октября. За день до этого Конституционный суд Ингушетии принял решение о проведении референдума по вопросу изменения этих границ, а среди местных начали распространяться призывы выйти 4 числа к стенам парламента на митинг против передачи Чечне земель.

Утром 4 октября к Магасу начали съезжаться ингуши, правоохранители перекрыли город. Несколько тысяч (по некоторым данным, несколько десятков тысяч) отправились к парламенту, который внезапно, как начали сообщать государственные СМИ, ратифицировал это соглашение. Евкуров вышел к протестующим, однако они слушать его не стали, из-за чего охрана главы республики даже открыла стрельбу в воздух. Со временем из здания вышли и депутаты, которые божились, что голосование было сфальсифицировано. В тот же вечер Евкуров и Кадыров быстро подписали соглашение, а протестующие заявили, что объявляют бессрочную акцию протеста, которая, кстати, не была согласована с местными властями, а потому противоречит российскому законодательству.

Однако правоохранители разгонять митинг совсем не спешили, а наоборот – совершали совместные молитвы с протестующими. Местные очень гордились тем, что митинг проходит абсолютно без стычек и конфликтов. Среди них также распространяется и легенда о том, как ингушские правоохранители не впустили в республику усиленные отряды из других регионов России, мотивируя это тем, что и сами смогут контролировать ситуацию. Некоторым местным начали поступать угрозы увольнения за участие в митинге.

мітинг в Інгушетії
Reuters

5 октября парламент должен был повторно проголосовать за ратификацию, однако кворума не набралось – на заседание пришло всего 8 депутатов. Митинг в центре Магаса до сих пор продолжается, несколько сотен человек даже ночуют на улицах, в республике почти не работает связь.

В течение следующих нескольких дней правоохранители продолжали сжимать кольцо вокруг места проведения митинга – центр города перекрыли военными автомобилями. Активисты требуют референдума по вопросу изменения границ и звучит вполне конкретное политическое требование – отставка главы республики Евкурова. 6 октября правительство Ингушетии дало разрешение на проведение митинга с 8 до 15 октября, однако лишь в дневное время. В тот же день в парламенте снова не собрался кворум.

На следующий день протестующие начали понемногу передвигаться к НТРК "Ингушетия", где правительство согласовало проведение митинга. На акцию пришел первый глава республики Руслан Аушев, который поддержал протестующих. А депутаты продолжают уклоняться от голосования за отмену своего решения и не набирают необходимый кворум. По словам одного из них, они дают показания о фальсификации голосования 4 октября.

По состоянию на 10 октября акция протеста в Магасе продолжается. За почти две недели ее поддержал ряд известных ингушей – от политиков до спортсменов. Депутаты, которые должны отменить решение, вновь не набрали необходимый кворум для начала рассмотрения этого вопроса. Несмотря на то, что митинг разрешен лишь с 7 до 22 часов, протестующие продолжают ночевать на улицах.

Реакция Кремля

Непосредственно у российского президента Владимира Путина митинги в Ингушетии прокомментировали аж 8 октября. По словам пресс-секретаря Дмитрия Пескова, центральная власть следит за ситуацией, однако считает, что это является проблемой местного уровня и должна решаться на уровне местной власти.

Кроме этого, 8 октября делегация активистов отправилась в Пятигорск на переговоры с уполномоченным представителем президента России в Северо-кавказском федеральном округе Александром Матовниковым и начальником управления по внутренней политике администрации президента Андреем Яриным. Встреча продолжалась около пяти часов. После возвращения делегация рассказала, что переговоры "прошли плодотворно", хотя и в начале центральные власти пытались "надавить" на активистов.

Ответ Чечни

Одиозный Рамзан Кадыров в своих словах сдержанность не проявлял, пригрозив почти войной недовольным ингушам.

"Ради Всевышнего, не создавайте себе проблем (...) Если воевать, то меня и это устраивает. Есть сила – поквитаюсь. Когда не будет силы – поквитайтесь [со мной]... Надо будет, и благородство покажем, и щедрость. Но тот, кто ведет пустые разговоры, тот найдет свое место", - заявил глава Чеченской Республики.

Сами чеченцы не считают это угрозами, подчеркивая, что слова их лидера касаются лишь "отдельных личностей", а не всех ингушей. Поддержка волеизъявления жителей Ингушетии для чеченцев станет фактически деятельностью против Кадырова, что в Чечне приравнивается почти к национальной измене. А потому, кроме самого главы республики, протесты почти никто не комментирует.

Фактически, у Путина решили пустить конфликт на самотек, имея уверенность, что он решится сама собой. Однако протестующие настроены решительно – митинг продлится до тех пор, пока не будет отменено соглашение. А Кадыров, в свою очередь, вряд ли запросто так отдаст теперь уже свои земли, что тоже станет для него нешуточным ударом по мощному авторитету, который для него был создан Кремлем, чтобы обуздать неспокойный чеченский регион. Согласится он на это лишь в случае прямого указания Путина. Однако что делать с разбушевавшимся ингушским народом – тоже трудный вопрос для Москвы. Вполне возможно, что им в жертву будет отдан Евкуров, который с большой вероятностью потеряет должность. Ведь на фоне скандальной пенсионной реформы и стремительного падения рейтинга центральной власти в целом, и Путина в частности, Кавказ с горячими национальными конфликтами и массовыми протестами ему точно не нужен.

Алексей Ярмоленко

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции