Городские легенды: отравленная еда, шприцы в сиденьях и мертвый хомячок в коробке от смартфона

Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей

В черном-черном городе была черная-черная улица, на черной-черной улице стоял черный-черный дом. В черном-черном доме был черный-черный подъезд, а в черном-черном подъезде была черная-черная дверь. За черной-черной дверью находится черная-черная комната, в черной-черной комнате на черном-черном столе стоит черный-черный гроб. В черном-черном гробу лежит черный-черный покойник: "Отдай свое сердце!" 

Если вы ни разу не слышали этой жуткой истории, значит, вы никогда не были ни в пионерском, ни в детском оздоровительном лагере. Впрочем, даже если вам это удалось, это не значит, что вы никогда не сталкивались с так называемыми городскими легендами – аналогами детских страшилок для взрослых. Что такое городские легенды и откуда они берутся? 

Как появился термин

Когда появились городские легенды, доподлинно неизвестно – вероятно, это произошло вскоре после появления городов, но это, как вы понимаете, не точно, поскольку древнейший из них историки датируют 4-м веком до нашей эры. А вот с возникновением термина "городские легенды" все проще – такое словосочетание впервые появилось статье в научном журнале Journal of the Folklore более пятидесяти лет назад. Известен и его автор – Уильям Эджертон. В статье рассказывалось о неком духе, который в темных закоулках появляется перед одинокими прохожими и просит их оказать помощь умирающему жителю города. 

Эджертон задавался вопросом: почему, пересказывая друг другу эту историю, взрослые – и в большинстве своем серьезные люди – дрожали, как пятиклассники под одеялом в лагерной палате, но и одновременно получали ни с чем не сравнимое удовольствие, поэтому не могли остановиться и продолжали пугать тех, кто ее еще не слышал. Правда, ответить на него им не удалось, но, опубликовав ту, первую, статью и дав сказкам для взрослых название, он положил начало этому исследованию, которым занимались многие ученые-социологи. 

Показатель наших страхов

Городские легенды, сколь бы малое отношение они ни имели к действительности, никогда не возникают на пустом месте. Они опираются на страхи, которые существуют в обществе, в разы увеличивая их в наших глазах. Люди боятся заразиться СПИДом – появляется история о том, что некий неизлечимо больной этим недугом человек засовывает заразные шприцы под обивку сидений общественного транспорта. Они уверены, что питаться в общепите опасно для здоровья – это порождает легенду о том, что некий безумец травит блюда в ресторанах и кафе. Самый большой страх люди, как правило, испытывают за своих детей – неудивительно, что значительное количество городских легенд рассказывает о маньяках, похищающих детей, которых отдают впоследствии на усыновление богатым иностранцам, а то и на органы. 

Главным признаком описанных выше легенд является их достоверность, что говорит о том, что сочиняются они не совсем бесконтрольно и с вполне определенной целью. Чаще всего те, кто сознательно или подсознательно над ними работают, хотят привлечь внимание людей к некой существующей проблеме. Занятые на работе родители стали меньше времени уделять своим детям? Вот вам легенда о маньяке. Кстати, таких историй было много во все времена, хотя принято считать, что в то время детьми занимались больше, чем сейчас. Растет количество ВИЧ-инфицированных? Получите страшилку о зараженных шприцах. На этом фоне некоторые городские легенды могут выглядеть совершенно безобидно – например, истории об автостопщике, который просит его подвести, а в дороге исчезает, поскольку является призраком или оборотнем. Казалось бы, обыкновенная страшилка – не более того. На самом деле она тоже может быть предупреждением водителям об опасности брать в машину незнакомых людей. 

Городские легенды могут убивать

Хоть городские легенды лучше всяких социологических исследований рассказывают о страхах, которые испытывают люди, на самом деле они не что иное, как фольклор – устное народное творчество. И в этом смысле они мало чем отличаются от сказок, которые народ передает из уст в уста в течение веков. Однако, в отличие от сказок, они могу влиять как на отдельных людей, так и на тех, кого историки называют народными массами. Истории такого воздействия известны – они далеко не так безобидны, как может показаться на первый взгляд. Городские легенды могут толкать людей на криминальные действия, вплоть до убийства. 

Широко известной в этом смысле стала история активистки экологического движения Джун Вейнсток, приехавшей с Аляски в гватемальский городок Сан-Кристобаль, чтобы принять участие в праздновании так называемой Святой недели. Когда один из местных мальчиков исчез в разгар праздника, среди людей мгновенно разнеслась весть о том, что его похитила приезжая американка, чтобы продать на органы. Если бы не легенда, которую местные жители годами передавали из уст в уста в течение десятилетий, в такую версию, возможно, никто бы не поверил, тут же ни у кого и сомнений не возникло: так оно и есть! Джун Вейнсток не убили только чудом, впрочем, она об этом так и не узнала – избитая жителями Сан-Кристобаля женщина провела остаток жизни "овощем" – она ничего не понимала и не чувствовала. 

"Кот в мешке"

Городские легенды, курсировавшие в обществе сотни лет назад, имеют общие корни с современными историями, которые мы пересказываем друг другу. Одной из самых популярных во все времена была легенда о незадачливом воре, который вместо денег и драгоценностей по ошибке унес мешок с мертвым котом, которого хозяева приготовили к погребению. В наше время она видоизменилась в историю о том, как в метро – за секунду до закрытия дверей в поезде – у молодого человека украли коробку от смартфона последней модели, в которой лежал умерший своей смертью хомяк. 

Выпустить пар

Чтобы ответить на вопрос, а зачем, собственно, нужен нам такой фольклор в виде городских легенд, придется вернуться в самое начало нашего разговора – точнее, в детские воспоминания о пионерском или оздоровительном лагере.

В темной палате после отбоя собирались ребята, чтобы, закутавшись в простыни, послушать страшные истории и вместе… побояться. При этом ужас, который они испытывали, условный: с одной стороны, страшно слушать про черный гроб и окровавленную руку, с другой – чего бояться в большой компании, пусть даже и темной ночью. Страх в небольших дозах позволяет, как принято говорить, выпустить пар – расслабиться, снять накопившийся стресс. Именно на этом свойстве страшилок основана популярность триллеров – этот жанр в книгах и фильмах остается одним из самых популярных. 

За помощь в раскрытии темы благодарим психолога Марину Елисееву. 

Александра Волошина

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции