Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей
Шведский стол и испанский стыд

Олена Концевич призывает светскую публику обедать перед фуршетом.

Если театр начинается с вешалки, то любой официальный прием – если он настоящий – начинается или заканчивается шведским столом. Еще в старину говорили: хлеба и зрелищ. Хорошо, что есть постулаты, которые со временем не меняются, и, если древние римляне любовались боями гладиаторов, параллельно жуя виноград и финики, значит, можем и мы. Приходишь, к примеру, в музей современного искусства и в дополнение к экспозиции бельгийских классических комиксов получаешь бокал холодного розового сухого. И приятно, и добавляет чисто французского шарма. Можно представить, что ты в Париже, а если дать фантазии разыграться, то можно выдумать среди гостей Венсана Касселя или Жана Дюжардена. Но мечтать о французских актерах и смотреть экспозиции комиксов на выставки ходит разве что святая простота вроде меня. Большинство посетителей разного калибра тусовок, показов, раутов, дефиле и презентаций приходят прежде всего ради того, чтобы поесть.

Признайтесь, кто из вас не любит шару? Шара, бесспорно, делает нашу жизнь слаще. Но когда любовь к дармовщинке перечеркивает азы, которым нас учили на уроках общественной этики в школе, начинаешь втайне желать, чтобы организаторы культурных мероприятий ограничивались лишь зрелищем. Без хлеба. Потому что кроме хлеба у нас, щедрых славян, принято густо заставлять столы корзиночками с салатом оливье, бутербродами с салями, овощным ассорти и тортом с масляными кремами. Трудно сказать, что влияет на публику больше – аромат плавленого сыра с чесноком или низкий прожиточный минимум, но весь наш бомонд при виде фуршетного стола превращается в героев романа Оруэлла "Скотный двор".

Вот стоит господин в дорогом блестящем костюме. Очевидно, пришел он на выставку современного искусства в качестве спонсора – солидный, серьезный человек. Рядом с ним стоит мамзель в коктейльном платье. С прической, в руке клатч – очевидно, что современное искусство для нее – как воздух. Но вот официальная часть позади, и на первый план выходит нарядно накрытый стол. Креветки в соусе, камамбер, ананасы, тонкое вино. Ничего удивительного, что спонсор – солидный, серьезный человек – хватает буженину прямо руками и забывает закрывать рот, жуя. Но мамзель, мамзель! Поскольку для того, чтобы держать в руках и тонкое вино, и закуски, нужны обе руки, она, недолго думая, запихивает клатч под мышку, и через несколько минут коктейльное платье обильно украшают пятна майонеза, накапавшего с креветок. И обоим плевать, кто такой Гуггенхайм и кто был музой Энди Уорхола.

Рядом стоит представительница молодежной организации. Канапе и маринованные огурцы не умещаются в ее руках, и, хотя стол шведский, она умудряется освободить одну из тарелок с селедочными мизанбушами и наложить туда гору снеди.

– Как вам выставка? – решаюсь спросить.

Однако представительница от молодежи не может ответить мне – она пережевывает кусок помидора с гуакамоле, выпучив глаза, из чего я заключаю, что бельгийская выставка повлияла на нее как нельзя лучше.

Но напрасно думать, что напихиваются халявными закусками только подружки бизнесменов и бедные студенты. Я лично наблюдала людей, которые работают в крупных компаниях с такими месячными окладами, как мой годичный, и при этом на корпоративах жрут так, что через несколько минут после них не остается даже огрызка гриссини. Они самовольно доливают себе в бокалы бесплатный коньяк до краев, комбинируют мясной паштет с фруктовым десертом – чтоб не пропало, и заворачивают в салфетки торт, чтобы взять его домой, и там с удовольствием доесть деформированный липкий расползающийся кусок, тщательно обобрав размокшим куски бумаги.

Дорогие господа. Джентльмены. А также леди, мадам, мамзели. Дамы. Обращаюсь к вам, как к родным. Ходите на выставки и приемы не потому, что там подают оливки и фаршированные яйца. Ходите туда, чтобы узнать новое, чтобы обогатиться, вдохновиться, стать немного лучше. Возьмите на себя труд прочесть хотя бы два предложения о спектакле или перформансе, на который собираетесь, чтобы хотя бы казаться цивилизованными людьми. А если оно вам не надо, и ваш единственный бонус – кусок заветренной семги на крекере, то, собираясь на светский раут, хотя бы пообедайте дома, чтобы потом не ходить с заляпанной майонезом зоной декольте и не превращать светский раут в свинский.

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции