Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей
Легенды будущего

Кристина Абрамовская попробовала посмотреть на нас глазами наших потомков. Забавно мы выглядим, надо признаться.

Иногда я задумываюсь – а вот те жители Средневековья, которые переживали чуму и охоту на ведьм, инфантицид и публичные казни, как они относились к окружающей их действительности? Воспринимали ли они нормально детскую смертность и социальную несправедливость, болезни и эпидемии, гнев божий и неурожай? Рабство и полное отсутствие социальных лифтов? Перспективу рожать каждый год и хоронить детей каждый год, умереть от заражения крови или кровопускания местными лекарями? Право первой ночи, компрачикосов и детские крестовые походы?

Разумеется, сейчас мы живем в лучшем из времен, окруженные ремнями безопасности, гендерным равенством и пенсионными фондами. Но, скорее всего, для кого-то мы тоже будем мрачным Средневековьем, со специфическими ужасами и кошмарами.
Давайте представим на пару минут, каким бы наше настоящее представляли бы люди из далекого будущего?
– Ты представляешь, женщины ХХI века рожали и снова в офис шли на работу! Становились опять к принтеру и ксероксу, в бой за квартальные показатели! – Мне кажется, это что-то из сборника сказок Виктора Пелевина. – Нет! Все правда! Так это еще тем, кому повезло работать в офисе. Я читала хроники фейсбука, некоторым приходилось умирать от смертельной скуки с ребенком дома, пока муж в танчики на работе играл или в завоевательные походы ходил! И посуду самим мыть и еду готовить! И подгузники младенцам менять! 

– И еще женщины грудью сами кормили. И общественная дискуссия была на тему – стоит ли им прикрываться при кормлении ребенка или нет! Наивные дикари!

– А еще бывало – я в Женской Библии читала, Глянцевая редакция – что мужчины были против детей. – Да это легенды какие-то, не заливай. Такого не может быть. Как можно быть против чего-то, что ты сам не можешь получить, а надо кого-то умолять и упрашивать, чтобы она родила? Странные какие-то! Слава богу, сейчас есть инкубаторы и искусственные матки, захотел – и через 36 недель себе хоть десяток детей родил.
– Кошмар, не знаю, знаете те ли вы, были времена, когда женщины когда-то сами рожали. – Это как? До того как динозавры вымерли, или после? – Примерно в то же время, как знания приходилось из книг вычитывать, а не загружать сразу в голову. И дети потом не в специальных интернатах-рослушках росли, а дома в каждой семье. Это ужасно было! Не отвлечься на смартфон, ни в соцсетях повтыкать. Только перестаешь за ребенком следить – а его раз – и мамонт затоптал! Или птеродактиль унес! Вот засада! Опять девять месяцев ждать!

– И тогда, в XXI веке, надо было гадать, получится у тебя мальчик или девочка. – Ты шутишь! Это как? Неужели не было никакой генной инженерии? Она же уже в бронзовом веке появилась, сразу же как люди стали пшеницу возделывать. Посмотри, сколько уже пород собак! Как их можно было без генной инженерии вывести? Всех этих корги и чихуахуа? Почему ребенку нельзя было сразу выбрать, какой у него будет пол, цвет волос, кожи, глаз и способности к математике и стихосложению?

– А еще, представляешь, людям приходилось стоять в очередях! – Это как? Вот такая была странная практика, похуже аутодафе. Люди собирались вместе, становились в такую одну линию и начинали ждать чего-то. Например, чтобы в магазине за что-то заплатить. – Фантастика! Заплатить за что? – За еду, например – ее тогда не выдавали бесплатно и на всех ее не хватало, как сейчас. – То есть люди еще и ели? – Ну конечно, у них еще чипы в мозги даже не начинали вживлять, только-только технология появилась. Причем еда была такой ужасной, что им приходилось над собой издеваться. Тогда-то и возникла Церковь Здорового Образа Жизни, сокращенно – ЗОЖ. С целью самобичевания ее адепты считали калории, употребляли смузи и делали селфи для поклонения инстаграму.
– Ужас какой-то было, а не ХХІ век. Слава Святому Илону, у нас на Марсе сейчас такого и близко нет. Ну, пошли уже кислород добывать, а то вечная жизнь сама по себе не наступит! 

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции