Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей
Губарев и Безлер по телефону обещают меня убить

Комбат батальона "Донбасс" в экслюзивном интервью ТСН рассказал, что ему нравится воевать, за что он выгонял бойцов и как родственники жены поддерживают "ДНР".

- Семен, чья изначально была идея с добровольческими батальонами? Днепропетровской обладминистрации?

- Нет. В Донецке проходили митинги, пророссийские и проукраинские. На пророссийские свозили людей с округи. Платили деньги. Проукраинских начали избивать, и милиция этому способствовала. Нужно было каким-то образом защищать эти митинги. Да, мы почитали закон, считали, что должны быть созданы отряды территориальной обороны. Я пошел к военкому: давай. Он мне показывает письма и говорит, так и так, мол, смотри - вот письмо на Таруту, а Тарута не подписывает. Тогда я пошел к Таруте, а он говорит: "Не надо, мы договоримся со всеми".

- С кем?

- Тогда еще с митингующими. Помните, приезжали Аваков, Яценюк, Ахметов? Это еще в марте было.

- А вы с Ахметовым встречались?

- Нет.

- А с Губаревым?

- Нет. Но он мне звонит. И Безлер - тоже. Обещают меня убить.

- А о Яроше что думаете?

- Так мы виделись всего два раза. Он войну любит. И воевать.

- Вам тоже война нравится?

- Война делает все очень понятным. Свой-чужой, враг-брат, предатель-побратим. Мне не нравится, когда своих убивают. А война – да, нравится. Так вот, мы начали делать батальон территориальной обороны. Я разместил в интернете список, что нужно. И люди начали потихоньку сдавать деньги. Потом написал, что отряд набирает людей. Поначалу слабо было. А потом уже люди начали активнее подключаться. Но вижу, не утверждают его (закон о территориальной самообороне – ред.). И не будут утверждать. Тогда уже "беркутовцы" начали ходить с этими ленточками колорадскими.

- Так "Беркут" же расформировали.

- Расформировать расформировали, а люди остались. Не "Беркут", так "Альфа", милиция и прочие. Они приходили к своим однокашникам и знакомым в эти все подразделения. А мы ночью ездили флаги рисовали на стенах. 40 лет дураку, а флаги рисовал с молодыми пацанами. А потом трое парней полезли ночью снимать российский флаг с Ленина. Местные милиционеры забрали, отвезли в Ворошиловское РУВД в Донецке. Вижу, что все - не успеваем мы ничего, не готовы люди ничего делать, не будет ничего в Донецкой области. Тогда я и написал пост, что я, такой-то такой-то, беру на себя ответственность за формирование батальона, и плевать на закон. Столько людей ко мне сразу "ломанулось".

- А вы знали, какую именно ответственность на себя берете?

- Мне, видно, плевать тогда уже было, с чем мы столкнулись. Уже погибли люди - Дмитрий Чернявский погиб. Мне всегда казалось, что держава подтянется, она всегда где-то сзади, просто не успевает. А у меня же жена, дети.

- Жена ваша макеевская, да?

- Да, дети в Донецке родились. Мальчики.

- С женой часто общаетесь?

- Естественно, поговорить времени не хватает. Мало времени уделяю.

- Как она отреагировала на то, что вы ушли на войну?

Семен Семенченко_1
фото: Наталка Пісня
- А я ей не сказал. Я просто встал и начал делать. Сначала без понимания. В апреле создали "Донбасс", а в мае я ушел. Потом в течение двух месяцев я ее вывез оттуда. Мы мало общались, я постоянно боялся за их с детьми безопасность. Она сама начала понимать. В Макеевке распространено мнение, что нечего заниматься "дурныцямы", надо сидеть в спортивных штанах с семечками, пить пиво, перед этим убрав квартиру, чтобы семья была в порядке. Я с этим согласен, конечно, но не в такие времена. То есть, жена ведь жила в российском информационном поле, смотрела постоянно их телевидение. А когда уехала из Донецкой области, начала жить в украинском информационном поле. Она изменила свое мнение. У многих в Донецке понятие Родина - расплывчатое. У многих нет ментальных границ. Нет чувства, что это наше. Потом оно пришло, и она стала помогать. Но прошло три месяца прежде чем это произошло.

Что касается детей. Недавно подошел к жене сын старший. Ему 6 лет. Спросил: "Папа на войне?" Мне она рассказала, и я понял, как он повзрослел за это время. Давно их видел. Не хочу привезти к ним всякую нечисть.

- Они в Украине?

- Они в безопасности.

- У вас глаз предательски блестит.

- Мужчины не плачут, они огорчаются.

- Ваши родители в Севастополе?

- Я не буду отвечать.

- А у жены семья шахтерская? Как реагирует?

- Ну, это же "ДНР", как они могут реагировать?

- То есть, вы хотите сказать, что у семьи вашей жены "ДНР головного мозга"?

- Конечно.

- А они знали, что вы - это вы? Когда еще балаклава была?

- Конечно, "киберберкут" им свою версию уже рассказал. Я звезда российского телевидения еще с апреля.

- Так вы же балаклаве ходили.

- Ну и что? Очень быстро появились мои фотографии. Травля меня началась еще в марте. Кудинов (донецкий правозащитник Александр Кудинов - ред.) находит фото, которое снимали "ватники", когда мы охраняли самый последний митинг - "Ланцюг єдності". Я видел, что меня фотографируют. Кудинов устраивает типа "разоблачение мошенника Семена Семенченко" и публикует мое фото. Человек, который в наших украинских цветах, который рядится в правозащитника. Это фото гуляло по интернету, потом еще одно опубликовали. Случайно кто-то узнал меня, и начались выяснения биографии и демонизация личности. До этого у меня были только военные преступления - по версии российского телевидения. Вот Бандера демонизирован, как преступник, а я - как морально разложившийся человек. Мошенник, член преступной группировки, аферист. Обвинили меня во всем, писали еще, что я бежал с поля боя. Одинаково против меня и Тимура из луганской самообороны работали.

- Юлдашева?

- Да. Его похитили, помните? Потом держали в плену, отпустили и он вернулся на войну.

- А против Яроша почему так не работали, как думаете?

- Это провокационный вопрос. Я не буду на него отвечать.

- С Юлдашевым тоже не все ровно было.

- Я знаю. Зато со мной все ладно. Поэтому и троллят.

- Сеня, вы аферист?

- Нет. Я находчивый, не теряю самообладания в критической ситуации и сразу продумываю варианты. Это меня спасало и спасает. Я думаю, если бы я не уехал из Донецка, меня бы убили или похитили.

- Документы покажете?

- Вы же паспорт мой видели. Там написано: Семенченко. Я, кстати, уже подполковник. Мне со званием подарили три пистолета. Один - министр внутренних дел, за доблесть. Второй – СБУ, и третий - внутренняя разведка.

- А как у вас с кадрами в батальоне, выгоняли кого-то?

- Выгонял много, потому что если бы не выгонял, мы бы ничего не достигли. Я собирал людей, которые реально могли что-то делать.

- За что выгоняли? За пьянство?

- Пить у нас нельзя, это правда. Трусов, болтунов, конфликтных людей, тех, кому нужна была нажива, я гнал. 120 человек за мародерство - мы проверяли в "Новой почте" посылки, и там было все видно. За нарушение дисциплины или трусость неоднократную. Или за излишнюю жестокость. Вот таких людей я выгонял. И была еще часть дезертиров, которым понравилась льготная жизнь. Они выполняли отдельно задание и три недели жили, как хотели. Пиарились, фотографировались, а потом, когда мне сообщили, что они начали мародерствовать, я их вызвал к себе, и они были очень недовольны. Там был уже культ их командира. Он находил кучу объяснений, почему не надо куда-то идти. Скажет, что разведка у нас плохая, это плохое, то плохое. Так как он был грамотный человек, я его терпел. Эта группа управляла нашими беспилотными самолетами. Они так и не ассимилировались в батальоне, а потом тихо исчезли. Причем на следующий день мне пришла информация, что они помародерстовали на 20 000 долларов каждый.

- А как можно было помародерствовать на такую сумму?

- Ну как? А каким образом милиция на дорогах деньги сшибает, каким образом в магазинах товары пропадают? У меня убили троих человек. У меня бывает, как у всех, у меня люди, которые обучались всего три недели. А на выходе мы имеем часть, которая взяла четыре города. Потому что убрал шваль, потому что были люди, которые могли что-то сделать.

Семен Семенченко_4
фото: Наталка Пісня

- Как палки превратились в автоматы? Когда батальон получил оружие?

- Как превратились палки в автоматы, сказать не могу, потому что когда наступит мир, меня привлекут к уголовной ответственности. Палки превратились в автоматы, когда мы стали Нацгвардией. А это после Карловки.

- Что в Карловке было самым страшным?

- Карловка - это чувство беспомощности, я был там без оружия вообще. У нас было 13 автоматов на 30 человек.

- А рожков?

- По одному-по два. Одно охотничье ружье. Мне не хватило. Второе - это кадры, когда убитых бойцов привязывают за КамАЗ и волокут, когда одному вырезали сердце, потому что у него было что-то похоже на свастику, коловорот этот.

- Часто страшно бывает?

- Было страшно за детей, потому что тогда они не были вывезены. После того, как я написал, что мы будем меняться, показал в "Фейсбуке" телефон, мне начали звонить со всей России. И какая-то скотина запустила на мой телефон ролик - захлебывающийся крик человека, когда смерть уже за счастье. То ли собака его рвет... и детские крики. Я просто представил, что могут сделать с моими детьми вот эти недоноски. Я на день просто выпал...

- С оружием спите?

- Ну, да, рядышком есть всегда.

- С бытом тяжело?

- Могу показать фото Associated Press, мы реально в хлеву спали, с баранчиками. Мы спим, и рядом барашки блеют. И я оттуда в "Фейсбуке" информационную войну веду.

- Откуда у вас время на "Фейсбук"?

- Пишу, когда еду в машине. Кто-то смотрит в окно, а я работаю. Кто-то идет к детям - я работаю. Я могу зайти в туалет, простите, поработать. Я не трачу время своей жизни зря.

Разговаривала корреспондент ТСН Наталка Писня

Читайте в пятницу, 3 октября, вторую часть интервью с Семеном Семенченко на ТСН.ua!

Оставьте свой комментарий

=

Выбор редакции