Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей
Из-за всех травм я напоминаю трансформер

Наталья Целовальникова пообщалась с ТСН по телефону, поскольку не хочет пока показывать своего лица.

Первое за год интервью. В 30 лет она вернулась к жизни буквального с того света. Наталья Целовальникова ехала за рулем в машине Тимура Махаури, которую взорвали 8 сентября 2017 года в центре Киева, рядом с Бессарабкой. Следствие до сих пор закрытое, не говорят - есть ли хотя бы подозреваемые в этом деле.

В авто было трое человек: Тимур Махаури, который погиб на месте, Наталья Целовальникова и ее дочь Мария. Восьмилетняя девочка чудом практически не пострадала. А вот у ее матери были тяжелые ожоги дыхательной части – трахеи и легких. Осколочные ранения правого глаза и руки. Открытый перелом бедренной кости. Врачи планировали ампутацию ноги. Шансов на жизнь в первые недели после взрыва никто не давал. Но ее спасли.

За время лечения Наталья с 56 кг похудела до 40 кг. Сейчас потихоньку поправляется. Лечения обошлась ее семье уже примерно в сто тысяч долларов – все деньги легли на плечи ее мамы и лучшей подруги. Период реабилитации затянется еще на год.  Она до сих пор не ходит - нога в гипсе, видит только на левый глаз, на правом - повязка. Ей предстоит еще несколько операций на ногах, руке и глазе.

ВидеоГод после взрыва на Бессарабке. Потерпевшая дала первое эксклюзивное интервию ТСН

Погибший пассажир, чудом спасенный ребенок и водитель, которому врачи не давали шансов на жизнь. Следствие по этому делу продолжается, ни одного подозреваемого за это время так и не назвали. А тем временем водитель Наталья Целовальникова учится жить по-новому. Об аде, который увидела, о планах и даже шутках о собственном теле - в сюжете ТСН.

Год после взрыва на Бессарабке. Потерпевшая дала первое эксклюзивное интервию ТСН

- Кто вы? Чем занимались до взрыва?

- Мне 30 лет. И я не модель, как все писали после трагедии. Потому, что в моей семье, в принципе, эта профессия не приветствовалась. Мои снимки несколько раз были на обложках журналов. Но это, скорее, хобби. Снималась летом в отпуске. А занималась ресторанным бизнесом родителей. И, поверьте, до этого взрыва я не знала, что такое больница. Раньше никогда не болела.

- Какие травмы у вас были?

- Самое основное, за что боролись, - это спасти трахею, легкие. Я, видимо, глотнула этот воздух и обожгла трахею. Весь сентябрь самостоятельно не могла дышать. Меня вводили в медикаментозный сон. Вначале мы с мамой общались по листу с буквами. Она написала алфавит на бумаге, и я показывала буквы, а мама пыталась понять, что хочу сказать. Только в октябре начала говорить.

Целовальнікова Наталія_3
Наталия Целовальникова

- Что помните о взрыве?

- Когда я все это осознала, то сказала маме, что это было какое-то чудо. Потому, что врачи мне говорили: это нереально, что ты помнишь. Возможно, это шоковое состояние. Я помню лишь то, что, как будто, огонь был не изнутри, а мне казалось, что на лобовом стекле. Я понимаю, что все горит, но оно горит вокруг меня. А я сижу в какой-то оболочке, и  думаю: "Господи, у меня же дите в машине!".

Я повернулась назад, и она со мной в этой оболочке. Мы вдвоем с ребенком. Я была за рулем, а она сидела за мной. Я не знаю, что это было… Оболочка движется. Даже не из стекла, а как пузырь. Сверху, будто светится нимб, такой свет очень яркий по кругу, и я понимаю, что мне становится горячо. Думаю: так, значит огонь проникает в эту оболочку и скоро ребенку будет горячо. И я просто кричу, может, в душе. Ведь кричать не могла. Господи, пошли хотя бы одного человека, который вытащит малышку!

Уже в январе я впервые посмотрела то видео, как автомобиль взорвался. Там видно, как подошел один человек через полторы минуты после взрыва. Вот откуда он взялся? Это чудо! Позже я узнала, что это был водитель другой машины – Виталий. Он первый бросился к нам и вынес доченьку на руках, подошел в тот момент, когда машина еще дымилась. Что его сподвигло? Ведь машина могла еще раз взорваться. Благодаря ему, люди увидели, что вытащили малышку, - и другие прохожие начали тушить огонь.

- Почему вы сели в машину погибшего Тимура Махаури?

- В тот день – 8 сентября 2017 года - я была в эйфории, что, наконец, я снова с дочкой. Бывший муж практически год не разрешал с ней видеться. Никаких предчувствий не было. Мы купили фруктов в супермаркете и должны были ехать в салон делать прическу дочке. У нее на следующий день должна была состояться репетиция по бальным танцам к ежегодному Венскому балу. Я, когда вышла из супермаркета, позвонила своему водителю, но он был в пробке. И Тимур предложил взять его машину. Он не должен был с нами ехать, буквально в последнюю секунду сел в машину.

Я села за руль. Тимур обычно не водил машину. Мы выехали из "Арены", была большая пробка. Ехали, пели, только развернулись - и тут же машина взорвалась.

Целовальнікова Наталія_2
Наталия Целовальникова

- Как вы познакомились с погибшим Тимуром?

- Мы познакомились в марте 2017 года. Мне, поистине, тяжело говорить об этом. Поскольку потеря этого человека для меня болезненна. Сначала ушел из жизни мой дедушка, который был фундаментом нашей семьи, потом мой отец... И после потери этих мужчин, я не находила заботы и поддержки. Когда познакомилась с Тимуром, он знал о моей нелегкой ситуации в личной жизни и сделал так, как бы поступил настоящий мужчина. Он мирно, и без моей просьбы, кстати, переговорил с моим экс-супругом. В итоге, все решилось благополучно и мне вернули, наконец-то, дочь. Договорились быть друзьями. Тимур был очень добр ко мне, и вы не представляете, как его любили все дети вокруг. То, что случилось, ужасно. Я и предположить не могла, что такое возможно в реальной жизни. И я всегда буду помнить о Тимуре, как о добром человеке.

- Сейчас дочь живет с вами?

- К сожалению, нет. Мы виделись всего четыре раза за год.

- Как вы справляетесь с физической и с душевной болью?

- Во мне намного больше добра, чем было до взрыва. Я не ожесточилась, не стала ненавидеть. Наоборот, понимаю, что все наши эмоции – это удел слабых. Надо уметь всегда находить компромиссы, чтобы в душе было больше добра. Потому, что кроме этого, нет ничего ценнее в жизни.

- Мужчина, который первый бросился к машине и вынес вашу дочку на руках – Виталий Пилипчук. Познакомились с ним?

- Да. В январе он приехал ко мне на день рождения. Привез подарки мне и дочке. Я считаю, что в момент взрыва, я вымолила его у Бога. Он очень добродушный. Сдавал кровь в первые дни, когда я лежала в реанимации. Привез своих друзей – и они сдавали кровь. Я ему всегда буду благодарна за спасение дочки.

Я благодарна всем людям, которые бесстрашно ломили машину, доставали меня. Это какой добрый самоотверженный народ в Украине! Люди, я не знаю никого из вас лично, не знаю по именам, - но я вам очень благодарна за жизнь дочки и свою!

ВидеоТСН удалось пообщаться с мужчиной, который вытащил девочку из покореженного авто на Бессарабке

- Как себя чувствуете сейчас?

- Я практически не изменилась. У меня не было 60% ожогов, как писали. Не знаю, это чудо-чудо! Такая взрывная волна и я была в шёлковой майке, джинсах. Но у меня ожоги только на руках и ноге. Ни живот, ни спина, ни лицо – не пострадали. Это немыслимо!

Ходить при этом еще не могу, только встаю - несколько раз в день, минут на 10. Поскольку на левой ноге у меня повреждена ахиллова связка и она в таком пластмассовом сапоге.

Правая нога, где был открытый перелом бедренной кости, до сих пор в гипсе.  Гипс крепится вокруг ноги и поясницы. И правая рука поломана - еще предстоит операция. Получается, что целая только левая рука. Костыли. Пластиковый сапог. Гипс. Трансформер, в общем. Физически сделать шаг очень сложно.

Также предстоит операция на правом глазе – там осколочное ранение. Приезжали врачи и сказали, что глаз не видит. А потом глаз начал реагировать на свет и цвет, и врач сказал, что первый раз такое видит в своей практике.

- Почему вы не показываете свое лицо?

- Я с детства не люблю эмоции жалости. И я не люблю, когда я кого-то заставляю страдать или плакать. Я не хочу, чтобы меня жалели. Я понимаю, что люди мыслящие и разумные, понимают, что мне сейчас нелегко. Но это не значит, что я сейчас должна плакаться и показывать свои раны. Я борец!

Целовальнікова Наталія_1
Наталия Целовальникова

- Как проходит ваш день? Чем занимаетесь?

- Сейчас я живу дома. Но осенью снова поеду в больницу. Я практически все время сижу или лежу. Учу французский, читаю по-английски и пишу книгу о пережитом. Хочется что-то полезное сделать для общества и показать, как бы не было тяжело, не опускать руки. Очень важно, как в одной песне: "Не страшно упасть. Страшно подняться до точки, где больше не важно". Главное, чтобы этой точки у каждого из нас не было, чтобы мы не боялись подыматься. Как бы не было тяжело. Потому, что мне очень тяжело физически…

ВидеоПри взрыве автомобиля на Бессарабке погиб чеченец, которого называют личным врагом Кадырова

- О чем мечтаете?

- У нас с малышкой одна мечта - чтобы мама выздоровела. Чтобы мы вновь катались на роликах. Я, конечно, улыбаюсь и думаю: дай Бог пойти. Но я обещаю, что буду делать все, чтобы мы с Машенькой покатались на роликах.

- Что мотивирует красивую, но лежачую уже год девушку, - не унывать?

- Мотивирует – любовь к жизни и семье. Я не могу без позитива. Со всеми страхами и болью, справляюсь, когда улыбаюсь. Вы не представляете, как я хохотала, когда увидела себя в зеркале. У меня была супер-стрижка – меня в октябре побрили налысо. Поскольку мама пыталась вычесывать эту гарь из головы, но не получалось.  И вот, когда я приехала домой, волосы начали отрастать в разные стороны. Я до этого не знала, что такое короткая стрижка, поскольку с детства ношу длинные волосы. Я проехала в коляске мимо зеркала и боковым зрением увидела себя. Как начала смеяться. Говорю: "Мамочка, ты свою дочь видела?". Это просто воробей после дождя.

Беседовала корреспондент ТСН Валентина Мудрык

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции