Англия принимает россиян с большими деньгами, это создает возможность убивать там людей

Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей

Марина Литвиненко подчеркнула необходимость провести полное расследование и собрать доказательства, после чего можно будет уверенно указать на виновного.

После отравления в Великобритании экс-сотрудника ГРУ РФ Сергея Скрипаля мировое сообщество заговорило о похожих обстоятельствах убийства бывшего сотрудника ФСБ Александра Литвиненко.

Обе жертвы работали на российские спецслужбы, оба получили убежище в Великобритании. Литвиненко отравили полонием в Лондоне в 2006 году. Скрипаль вместе со своей дочерью подвергся химической атаке нервно-паралитическим веществом 5 марта 2018 года в тихом британском городке Солсбери. Сейчас экс-разведчик и его дочь находятся в больнице в тяжелом состоянии.

Однако есть в этих случаях и различия. О них в интервью кореспонденту ТСН Наталье Фибриг рассказала вдова Литвиненко – Марина.

- Как вы узнали об отравлении Сергея Скрипаля?

- Я нахожусь в Берлине, информацию о произошедшем я получила от своего адвоката. На первом же сайте, который я открыла, я увидела фотографию людей в защитных костюмах. Я была, конечно, шокирована. Я даже поверить не могла, что что-то подобное тому, что произошло с моей семьей 10 лет назад,  может случиться опять. Пошли звонки от журналистов. Это был очень тяжелый день, потому что требовалось очень много комментариев, но информации у меня было, как и у всех остальных. Я получала ее по крупицам.

Марина Литвиненко_2
ТСН.ua
Марина Литвиненко

- Но вы видите это в одной связке. То есть то, что произошло с вашей семьей, и то, что произошло со Скрипалем, это…

- Я бы сказала, что здесь общее только то, что два человека, в данном случае мой муж Александр и Сергей Скрипаль... Мы пока не берем его дочку Юлию, которая тоже находится в очень тяжелом состоянии, и я им желаю скорейшего выздоровления. Это большое счастье, что полиция обратила внимание на этот случай и что очень быстро подключились медики. Так вот, если говорить оо общих чертах, то это два человека, которые попросили об убежище, что оба работали в определенных структурах.  Вот здесь схожесть заканчивается. 

Я еще раз хочу подчеркнуть, что два человека попросили об убежище, и их не уберегли. И в этом смысле я предъявляю претензии к Английскому государству, что случай с моим мужем не дал определенных уроков для того, чтобы понять, что если вы даете людям убежище, вы обязательно должны им гарантировать безопасность. 

- Вы утверждаете, что в этих двух случаях не так уж много сходства?

- Саша был очень активный, публичный. За те 6 лет, которые мы прожили в Англии, он не скрывался, он был широко известен. Он опубликовал две книги. Одна сразу же была переведена на английский язык – это "Взрывы домов". Это очень серьезное расследование, потому что к нему до сих пор возвращаются. Люди понимают, что заявления ФСБ о расследовании этого дела, мол, это исключительно дело рук чеченцев, – это не совсем так. Вторая книга, которая была исключительно о его работе в ФСБ, тоже стала запрещенной. Я хочу напомнить, что обе его книги в России запрещены. Поэтому, когда расследовалось дело об убийстве моего мужа, версий было очень много. И его публичная деятельность, и его участие в расследовании, и его кооперация со спецслужбами в Англии, когда он начал работать против организованной преступности в Европе. И те знания, которыми он обладал, и его профессиональные навыки, которые оказались востребованными. В этом смысле было очень много версий. 

ВидеоДело Скрипаля: премьер Ичкерии в изгнании заявил о лаборатории отрав, работу которой восстановил Путин

Полковник российской военной разведки работал на спецслужбы Великобритании, передал имена 12 российских шпионов и 20 тысяч секретных документов. Его отравления вызвало громкий резонанс, а в стране заговорили о причастности Кремля. ТСН.Тиждень встретилась с человеком, за которым охотятся российские спецслужбы - премьер-министром Ичкерии, чтобы узнать о лаборатории, которая, вероятно, и стоит за покушением.

Дело Скрипаля: премьер Ичкерии в изгнании заявил о лаборатории отрав, работу которой восстановил Путин

- В случае со Скрипалем все совершенно иначе?

- Пока что я очень мало могу сказать в отношении Сергея Скрипаля. Он был  достаточно скрытен, как я понимаю. Никто из людей, которых я знаю в Англии, ничего не слышали о нем. Исключение составляет только факт, что его обменяли в 2010 году. Чем он занимался? Я не могу сказать. Была ли это активная деятельность, и продолжал ли он делать что-то для спецслужб? Опять-таки, это вопрос. Узнаем мы об этом или нет – дело времени.

- Можете ли дать какие-то прогнозы на расследование?

- Я стараюсь быть очень аккуратной в комментариях. В деле моего мужа мы довели дело до публичных слушаний и получили доступ к большому количеству доказательств того, кто убил моего мужа, конкретно – Андрей Луговой и Дмитрий Ковтун. И даже больше того: было озвучено и то, что это было спонсированное государством преступление, и что об этом не мог не знать президент России Владимир Путин и директор ФСБ Николай Патрушев.

Что произойдет в деле с Сергеем Скрипалем, я не могу сказать. Конечно же, у всех на языке Россия. Сразу же. Такого не было в 2006 году. Нам приходилось пробиваться. И, действительно, довести дело до суда было очень сложно. Что будет со Скрипалем? Опять же, мы должны подождать. 

И не надо сразу же это вводить в политическое русло, потому что это позволит тем, против кого будет выдвинуто обвинение, сразу же сказать, что все неправда, все неверно, это было сразу же мотивировано политически, что кто-то хотел убить Сергея Скрипаля только для того, чтобы обвинить Россию. Вот этого я бы не хотела. Потому что, опять же, мой личный опыт доказывает, что если ты умеешь ждать и сможешь собрать достаточно доказательств, то будут полные основания говорить о том, что убийство моего мужа – это спонсированное Россией преступление.

- То есть вы сейчас не выдвигаете подозрений, что и за этим убийством могут стоять спецслужбы?

- Мы можем говорить об этом логически. Но опять же я бы не хотела, чтобы мы соскользнули вот в этот общий хор. Потому что, как ни крути, Россия имеет сейчас очень плохую репутацию. И что бы ни произошло, обязательно это камень сразу в сторону России. Случай со спортсменами с допингом, случай с кибератаками – выборы в Америке, в Европе. И этот случай (отравление Скрипаля, – ред.), конечно, странный. Кому он выгоден? Потому что, говорят, накануне выборов. Кому бы это было выгодно – опять показать Россию в таком свете? Я надеюсь, что подключение английских полицейских, необходимых спецслужб к такому делу на очень ранней стадии поможет его скорейшему расследованию. Потому что, к сожалению, в нашем деле нам пришлось ждать две недели. Я могу сказать, что в этом плане "уроки" были выучены. Но еще раз напомню, что, к сожалению, безопасность оказалась недостаточной. И очень важно ставить этот вопрос перед английским правительством: если вы принимаете людей, вы должны им гарантировать безопасность.

ВидеоРазработчик яда, от которого пострадал Скрипаль, рассказал, кто мог его изготовить

Разработчик напитка уверяет, что изготовить его могла только Россия. В Москве, между тем, отказались ответить на ультиматум Британии и объяснить Лондону, как на территорию страны попал российский яд.

Разработчик яда, от которого пострадал Скрипаль, рассказал, кто мог его изготовить

- А как вы думаете, почему именно в Великобритании происходят такие случаи? Были и другие попытки отравить того же Закаева?

- Нет, это неправда. Здесь немножко, видимо, какое-то разночтение. Ахмеда Закаева никто не пытался отравить, он просто близкий друг и товарищ Саши, и мы до сих пор тоже дружим. В отношении него таких попыток не было.

- Не был в машине найден полоний?

- Это было, потому что Саша ехал с ним в машине, и только из-за этого там были обнаружены трейсы, как они говорят. Как бы вторичная contamination (англ. заражение, – ред.). Не то, чтобы кто-то рассыпал полоний там… Человек, которого отравили этим радиоактивным веществом, после себя оставляет следы. 

Что касается Англии. Англия за последнее время стала такой страной, которая предоставила убежище очень многим людям из России, уехавшим по разным причинам. И конечно, это очень известные политически активные люди, как Борис Березовский, Ахмед Закаев. Мы знаем, что они были запрошены к экстрадиции не один раз. И Англия отказала в этой экстрадиции. И помимо политической эмиграции, есть очень много людей в экономической эмиграции, против которых были заведены уголовные дела, и они просто постарались уйти от этого, потому что считали, что это несправедливо.

Но с другой стороны Англия принимает не только людей, которые просят об убежище, но и людей, которые приезжают с большими деньгами. И это очень большая проблема, потому что Англия не подключилась к тому закону, который мы называем "список Магнитского", который поддержали очень многие страны Европы. И это говорит о том, что привоз этих денег, возможность приезда этих людей создает возможность убивать людей в Англии. И я считаю, что очень важно этот вопрос поднять, что надо быть все-таки разборчивым. И я думаю, что после случая с Сергеем и его дочерью Юлей этот вопрос, может быть, возникнет опять.

Фотогалерея Полиция оцепила и проводит расследование на кладбище, где похоронены жена и сын шпиона Скрипаля (10 фото)

- У вас есть представление, каким образом эти преступления реализуются технически? Откуда берется, как провозится этот яд?

- Я могу рассуждать обо всех возможностях, как мы все любим говорить, "на кухне". И, особенно, все большие специалисты, когда это касается политики. Я могу одно сказать. Недавний пример с кокаином из Аргентины показывает то, что через посольство можно провезти даже слона и никто этого не проверит. Поэтому, если мы говорим о радиоактивном полонии, если мы говорим об отравляющих веществах, наверное, здесь тоже возможно воспользоваться посольскими каналами. 

- Вы задумывались над тем моментом, что это преступление со Скрипалем, как некоторые комментируют, было совершено на очень непрофессиональном уровне? Говорят, что было вовлечено много людей, что это сразу стало известно СМИ…

- У меня вопрос, кто это комментирует? Если эти комментарии идут из России, то они то же самое говорили об убийстве моего мужа. "Да что это такое? Да это непрофессионалы. Да если бы они хотели убить, а то они замазали полонием пол-Лондона". Им выгодно говорить, что это непрофессионально. А может быть, уровень профессионализма спецслужб России на таком уровне, что они так это и делают. Давайте тоже об этом подумаем. И, возвращаясь к делу моего мужа, им выгодно показывать, что все, что  произошло с Сашей, ничего не значит, что, оказывается, никаких доказательств не было, что это действительно Россия. Пытаются это размыть, размазать. Но я очень уверенно стою на своей позиции, потому что я знаю, какие доказательства были собраны. Того же самого я желаю в деле Сергея. Как только это все будет вот так вот скомпоновано, то будет очень легко отбивать все эти атаки.

И я просто оказываю моральную поддержку семье Скрипаля, потому что я понимаю, как это важно, когда кто-то рядом с тобой, люди, которые понимают, что происходит. Мне было очень трудно, но я была не одна. Я была поддержана. И я многие годы была в очень хорошей атмосфере с людьми, которые меня никогда не бросали. Того же самого я желаю и Сергею, и его дочери. Я знаю, что они уже прошли через очень серьезные потери: умерла его жена, мать Юли, умер сын, умер брат. Это очень страшная история. И как раз вот в этом случае английская полиция начала это все воспринимать всерьез. То есть они считают, что это могут быть звенья одной цепи. Это показатель того, насколько серьезное к этому отношение.

ВидеоБритания готовит новые санкции против России после отравления Сергея Скрипаля

Российские дипломаты просят у Лондона образец яда, от которого пострадал Скрипаль с дочкой. Россияне хотят провести собственную экспертизу. Глава российского МИД жалуется, что Москве не дают доступа к материалам дела об отравлении. К которому, уверяет Лавров, Москва не причастна. Накануне премьер Тереза Мэй потребовала предоставить объяснения к нынешнему вечеру.

Британия готовит новые санкции против России после отравления Сергея Скрипаля

- Насколько под ударом члены семей? Насколько лично вы чувствуете себя в безопасности? 

- Ну, это вообще очень интересный вопрос, потому что многие специалисты и бывшие работники спецслужб говорят, что существует такой закон: если шпион ушел на другую сторону или прошла вот такая передача (обмен, – ред.), то уже никто никого не трогает. Такой как бы этикет. Но то, что произошло со Скрипалем… Опять же, мы должны подождать, чтобы узнать, кто стоит за этим преступлением. И в данном случае пострадала его дочь. …Тогда получается, что нет никакого этикета? А я уже однажды сказала: о каком этикете мы говорим? Ведь на той стороне – это банда. И они живут по понятиям. Для них законов нет. И когда пытаешься строить отношения, нужно всегда это иметь ввиду. Вы предполагаете, что что-то будет сделано по закону, но, к сожалению, не всегда так случается. 

- Как вы себя ощущаете, особенно после этого случая? Вы беспокоитесь о своей безопасности?

- Даже если я буду беспокоиться, то ничего не изменится. Я могу только усугубить свою жизнь, если постоянно буду думать о том, что со мной что-то случится. Это очень страшно: жить и каждый раз чего-то боятся. После случая с моим мужем я главным образом переживала, чтобы жизнь нашего сына, которому было 12 лет, не была просто разрушена. В 12 лет потерять своего отца, оказаться на публичном обозрении – это было очень тяжело. Но я старалась сделать так, чтобы он максимально чувствовал себя нормальным подростком со своими проблемами. Ему, конечно, хотелось гулять, уже после 15-16 лет. И что я ему скажу? "Нет, я тебя привяжу к кровати"?. Нет, конечно. Я не спала ночами, я очень страдала. А что поделать. Вот.  У каждого своя жизнь.

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции