Владелец УНЛ Фогго: "Лотерейный рынок может запустить общественное движение в поддержку соцпроектов"

Лотерейный рынок в Украине может запустить общественное движение в поддержку социальных проектов через лотерею.

Об этом в своем интервью "РБК-Украина" заявил владелец "Украинской национальной лотереи" Майкл Джон Фогго.

"Прозрачностью нашего бизнеса и привлечением людей к участию в лотерее, мы планируем изменить лотерейный рынок. И это не просто мечта, это трезвый прагматичный взгляд, который, я убежден, может перерасти в общественное движение в поддержку социальных проектов через лотерею. И, безусловно, сделать так, чтобы лотерея стала любимым развлечением для многих людей", - заявил он.

Вместе с тем, Фогго подчеркнул, что это не означает, что население необходимо привлекать к активной игре в лотерею. По его словам, наоборот, необходимо предотвращать активную игру в лотерею.

"Наша цель - это когда большинство населения может раз в неделю приобрести лотерейный билет за 5-10 гривен, например, при покупке продуктов в супермаркете, и получить шанс выиграть миллионы, тем самым сделав свой вклад в социальные проекты", - заявил британский бизнесмен.

Также в своем интервью Фогго опроверг сообщения в украинских СМИ о том, что бенефициарами УНЛ являются украинские политики Александр Третьяков, Глеб Загорий, бизнесмен Борис Ложкин, а у Третьякова есть опцион на покупку доли компании.

"Я не знаком ни с кем из этих людей. Да, я видел некоторые статьи в украинских СМИ, где утверждался подобный нонсенс. Хочу подчеркнуть: я не связан и не могу быть связан с украинскими политиками. И, кстати, сейчас юристы УНЛ проводят работу касательно всех этих неправдивых публикаций. Например, в некоторых медиа утверждалось, что компанию пытались захватить рейдерским путем. Но накануне покупки я, разумеется, проверял с помощью юристов абсолютно все, что касается УНЛ, и могу заверить, что информация о рейдерском захвате – неправда. Информация о наличии у кого-то опциона на выкуп доли УНЛ – тоже абсолютная выдумка. Проведенный финансовый и юридический аудит показал, что не существует никаких прав третьих лиц и других ограничений по переходу компании в мою собственность", - подчеркнул он.

Оставьте свой комментарий