Бизнес-схемы украинских тюрем: рабский труд заключенных и махинации с бухгалтерией

Осужденные жалуются на невыносимые условия и мизерные прибыли, а чиновники советуют легализовать теневой бизнес.

Украинские заключенные жалуются на рабский труд, к которому их якобы принуждают в местах отбывания наказания. Журналистам они рассказали о работе на вредных производствах без всяких средств защиты и теневых схемах на нелегальных предприятиях, говорится в сюжете ТСН.19:30.

Сергей рассказал, что таскает в деревообрабатывающем цехе колонии доски весом не менее 15 кг каждая. За день через его руки проходит около тонны древесины, а час труда стоит максимум 15 гривен. "А что делать", - говорит заключенный. На предприятии изготавливают паллеты для Германии – ежемесячно отправляют продукции на 10 тысяч евро, а на руки человек получает меньше 2 тысяч гривен.

ВидеоТСН попытались узнать о нелегальном бизнесе в местах лишения свободы

В Сети появилось видео труда заключенных на производстве бытовой химии без спецзащиты. Бывшие узники говорят, что за решеткой до сих пор существует практика нелегальных производств, а на легальных могут действовать теневые схемы.

ТСН попытались узнать о нелегальном бизнесе в местах лишения свободы

За решеткой официально функционирует 99 предприятий. В Игренском исправительном центре № 133 документами указана переработку полимера и изготовление моющих средств, но на отснятом самими заключенными видео видно, как в печах в форме бочонков выжигают уголь из древесины. На полимерном же производстве осужденные в едком дыму вручную плавят различную б/у тару – о соблюдении правил техники безопасности и санитарных нормах говорить в этом случае не приходится.

Руководитель пенитенциарной системы Денис Чернышов утверждает, что уже видел скандальное видео, а в колонии проходит проверка. "Я никогда не комментирую, пока не пройдет внутренняя проверка – мы же должны установить виновных. Здесь надо быть осторожным, чтобы не спугнуть того преступника, на которого мы охотимся", - загадочного пояснил заместитель министра юстиции.

Фотогалерея На Київщині інспектор виправної колонії погорів на постачанні ув'язненим наркотиків (3 фото)

По словам бывших зэков, теневой бизнес есть чуть ли не в каждой колонии, а про оборот средств там можно только догадываться. "10% через бухгалтерию, за что платится зарплата, налоги", - утверждает правозащитник Руслан Еременко. В целом осужденные работают только по желанию, но работа содействует досрочному выходу на свободу, поэтому официально на камеру никто не жалуется. Интервью заключенные дают под бдительным оком руководства, поэтому особенно откровенными быть себе не позволяют. "У нас такого нет, что мы вне нормы работаем", - твердят они.

Но практика такая есть – в прошлом году было открыто 5 уголовных производств в отношении нелегальных тюремных производств. "Мы не видим никакого адекватного реагирования власти", - сетует правозащитник Андрей Диденко. Зато в министерстве юстиции говорят, что исправить ситуацию можно, если их предприятия загружать госзаказом, а менеджмент заинтересовать. "Как большинство стран боролись с этими явлениями? Это легализация. Если 10% прибыли отдавать на менеджмент, то я вам скажу, что за год-два мы увидим, что все предприятия прибыльные. Нет у них стимула и мотивации работать супер-эффективно", - пояснил заместитель министра Денис Чернышов.

Одновременно в министерстве убеждены, что осужденные должны быть обязаны занятыми работой или учебой. Рабочим даже хотят засчитывать три рабочих дня за четыре дня наказания - это на три месяца ближе к воле за год. Исправит ли это преступников, впрочем, никаких гарантий нет.

Корреспондент ТСН Валентина Доброта

Оставьте свой комментарий