Так кто же убил Старовойтову?

Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей

Российский опыт известен и поучителен. Именно союз криминальных группировок и силовиков содействовал упрочению власти Путина.

Спустя более чем два десятилетия после убийства известного российского политика Галины Старовойтовой предъявлено обвинение в организации этого убийства предполагаемому главе Тамбовской ОПГ Владимиру Барсукову. В медиа сообщают, что в подписанном следователем ФСБ постановлении о привлечении к уголовному делу сказано, что Барсуков принял решение об убийстве совместно с неустановленным политиком, желающим остановить деятельность Старовойтовой, — пишет Виталий Портников в колонке на "Крым.Реалии".

И этот текст постановления — пожалуй, самое интересное, что озвучило следствие за все годы, которые прошли после убийства одного из самых ярких политиков современной России. Больше нет сомнений, что речь идет именно о политическом убийстве, в котором нет никакой криминальной составляющей.

Определен один из заказчиков убийства, который никогда не был профессиональным политиком. А вот политик, который вместе с заказчиком принимал решение об убийстве Галины Васильевны — не определен.

И это при том, что у следствия — практически не ограниченные временные возможности для диалога с Барсуковым. Ведь подозреваемый находится в местах лишения свободы — и вряд ли в ближайшие годы, если не десятилетия, их покинет. И, по идее, должен быть заинтересован в привлечении к ответственности неназванного политика, в смягчении приговора, в сотрудничестве со следствием. Но неустановленного политика Барсуков боится больше, чем государства. Возможно, потому что этот политик и есть государство?

Это не праздный вопрос, и для Украины он важен не меньше, чем для России. Мы до сих пор не знаем имен заказчиков убийства Георгия Гонгадзе — хотя, возможно, эта информация перевернула бы политическую систему страны и наши представления о прошлом и будущем. Мы не представляем себе объемов симбиоза криминальных группировок, силовых структур и государства как такового — хотя именно это знание помогло бы нам понять, в какой ситуации действительно находится и еще долгие годы будет находиться страна.

Но неустановленного политика Барсуков боится больше, чем государства. Возможно, потому что этот политик и есть государство?

Российский опыт известен и поучителен. Именно союз криминальных группировок и силовиков содействовал упрочению власти Владимира Путина. Именно выходцы из знаменитых крымских криминальных группировок вместе с изменившими присяге силовиками содействовали Кремлю в аннексии полуострова, и теперь мы знаем, что союз криминалитета и "неназванного политика" способен на такие убийства.

Барсукову Старовойтова непосредственно мешать не могла. Ее политические интересы были далеки от "бандитского Петербурга", она всегда занималась прежде всего вопросами системного переустройства общества — таким бандитам, как бывший глава "тамбовских", еще нужно объяснить, что это означает. Однако она могла мешать неназванному политику — и это несмотря на то, что в 1998 году уже вряд ли могла рассчитывать на место во власти и создание партии, которая заняла бы место в парламенте.

Но Старовойтова отличалась от практически всех российских политиков тем, что была последовательным антиимперцем — и при этом не воспринималась как маргинал с московской или питерской кухни. А реваншисты в российской политике уже тогда готовились к усилению роли во власти выходцев из КГБ и криминального мира и к возвращению к привычной имперской внешней политике.

Старовойтову убили в ноябре 1998 года. Бывший чекист Евгений Примаков уже был главой правительства. А через год после ее смерти премьером и преемником уже был Путин и реванш, об опасности которого столько раз говорила Галина Васильевна, стал обыденностью.

Перепечатывается с разрешения Радио Свободная Европа/Радио Свобода 

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции