Последняя авантюра Кремля

Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей

Аншлюс Беларуси — а именно это, судя по всему, планируют в Кремле, — не будет для него легкой прогулкой.

О приближающемся аншлюсе Беларуси говорят не только находящиеся в оппозиции к Кремлю, но и те, кто пользуется его доверием. Вот недавно Алексей Венедиктов размышлял о "взаимопроникновении" экономических, военных и политических структур двух стран. Судьба Александра Лукашенко виделась ему самой разной: от вице-президента "объединенного государства" до пенсионера в Крыму. Впрочем, Венедиктов не исключал и "трагическую историю". К словам руководителя "Эха Москвы" стоит прислушаться: он — persona grata в российских коридорах власти, кое-что там слышит и затем пересказывает любознательной аудитории, — пишет Юрий Федоров в блоге на "Радио Свобода".

"Взаимопроникновение" звучит приличнее, чем "аншлюс" или "аннексия", но суть та же. Россия поглощает Беларусь, возникает новое государство, которому, естественно, требуется новая конституция, в соответствии с которой Путин становится пожизненным властителем. Это самое распространенное, но не единственное объяснение действий Кремля. Беларусь очень важна для Москвы с военной точки зрения. Эта страна занимает ключевое положение в геополитическом пространстве "между Россией и НАТО", и ее присоединение к России кардинально изменит стратегическую конфигурацию в этой зоне, усилит российские позиции и, соответственно, угрозу расположенным рядом странам.

"Взаимопроникновение" звучит приличнее, чем "аншлюс" или "аннексия", но суть та же

На Западе Беларусь нередко видят стратегическим буфером, снижающим военно-политическое давление со стороны России. В октябре 2018 года, незадолго до своего визита в Минск, помощник госсекретаря США Аарон Уэсс Митчелл отметил, что "именно государственный суверенитет и территориальная целостность пограничных государств, таких как Украина, Грузия и даже Беларусь, являются надежнейшим бастионом против российского неоимпериализма". Заявление неожиданное, но справедливое.

Россия и Беларусь — союзники. Созданы единая группировка противовоздушной обороны и совместная группировка сухопутных войск. В мирное время входящие в эти группировки войска находятся в местах постоянной дислокации под своим обычным командованием. В случае угрозы войны российские части прибудут на территорию Беларуси и поступят под командование белорусских генералов. Регулярно проводятся совместные учения. Министерства обороны ежегодно готовят планы совместных мероприятий по функционированию этих группировок. Но за этим благопристойным фасадом скрываются серьезные разногласия.

В одном из докладов минского Центра стратегических и внешнеполитических исследований, близкого к руководству страны, говорилось, что стратегия России предусматривает превращение Беларуси "в источник множественных вызовов и угроз безопасности и стабильности странам НАТО и Украине". С этой целью Москва добивается "неограниченного одностороннего доступа российских Вооружённых Сил на территорию Республики Беларусь, в том числе для действий с её территории в отношении третьих стран", а также ведет к подрыву "стабильности Беларуси и дееспособности белорусского государства, лишение Минска способности эффективно контролировать собственную территорию", с тем чтобы против соседних и близлежащих стран оттуда действовали подрывные и криминальные группировки*.

Иными словами, в Минске видят, что цель России — превратить Беларусь в плацдарм для военной экспансии и "гибридной агрессии" против Польши, Литвы и Украины. Такая перспектива не устраивает белорусское руководство. Показательна, например, история о размещении в этой стране российской военной базы. В начале десятилетия Москва поставила вопрос о постоянном военном присутствии в Беларуси, в том числе о создании там авиабазы. Минск сделал всё возможное для того, чтобы этого не случилось. На какое-то время вопрос, казалось, был снят с повестки дня, но в последние месяцы актуализировался вновь в связи с грядущим выходом США из Договора по ракетам средней и меньшей дальности. Кремлю хочется поставить свои ядерные ракеты средней дальности как можно ближе к границам зоны НАТО.

Иными словами, в Минске видят, что цель России — превратить Беларусь в плацдарм для военной экспансии и "гибридной агрессии" против Польши, Литвы и Украины

В Минске такая перспектива восторга не вызывает. "Наши военные, — заявил Александр Лукашенко, — в состоянии эффективно противостоять, если нужно, любой агрессии и конфликту на территории Беларуси... Поэтому нам не нужны никакие базы". И если в Польше будет создана американская военная база, то ответом Беларуси будет не размещение в стране российских войск, а развертывание собственного ракетного оружия.

И действительно, в Беларуси начали производить по китайской лицензии ракеты М20 (их там назвали "Полонез"), дальность действия которых может быть доведена до 500 километров. Обращение к Китаю, по словам белорусских экспертов, было вызвано тем, что Россия не дает Беларуси современного оружия, добиваясь, чтобы в военном отношении Минск полностью зависел от Москвы. А позицию Лукашенко они расшифровывают следующим образом: он стремится убедить США не наращивать военное присутствие в регионе не потому, что видит в этом опасность, а потому что это ослабит переговорные позиции Минска в отношениях с Кремлем в вопросе размещения российской базы.

Наконец, трудно совместимы ключевые стратегические установки России и Беларуси. В Кремле добиваются ослабления и, в идеале, развала НАТО. А Лукашенко убежден, что крепкое трансатлантическое партнерство — "основная опора нашей планеты, и не дай бог ее разрушить. Мы уверены, что от сплоченности стран в регионе и сохранения военно-политической роли США в европейских делах зависит безопасность всего континента… Без Америки мы здесь, к сожалению, не решим ни один вопрос, в том числе украинский конфликт". Ничего, кроме злобы, такие заявления в Москве не вызывают.

Но в том, что Минск дистанцируется от России, Кремль должен винить только себя. Если развязанная Москвой новая холодная война перерастет в горячую, то Беларусь, Польша и государства Балтии станут главным театром военных действий со всеми вытекающими из этого последствиями. И Лукашенко, как бы к нему ни относиться, вовсе не собирается таскать для Москвы каштаны из огня, особенно если это обернется разрушением его страны. Белорусский президент, разумеется, не ставит под сомнение союз с Россией, но одновременно дает понять: воевать с НАТО он не будет. А в России понимают, что белорусский плацдарм критически важен для успеха военной авантюры в южной части Балтийского региона. Отсюда — крепнущее намерение поглотить Беларусь.

Ясно, однако, что аншлюс Беларуси не будет для Москвы легкой прогулкой. Хотя в подавляющем своём большинстве белорусы хорошо относятся к России, только 5–6 процентов их поддерживают идею вхождения в Россию. Белорусский истеблишмент, в том числе генералитет армии и служб госбезопасности, прекрасно понимает: первое, что сделает Кремль после "взаимопроникновения", — поставит проверенные кадры из России на все сколько-нибудь значимые посты в белорусских провинциях "объединенного государства". Жесткой будет и реакция Запада. Появление в Беларуси ударных российских дивизий — кричащее свидетельство того, что следующей целью России будут Варшава, Вильнюс, Таллин, Рига. И тогда у НАТО не останется иного выхода, кроме как жестко нейтрализовать экспансию Москвы. Соответственно, аншлюс Беларуси станет последней авантюрой Кремля.

* Юрий Царик, Арсений Сивицкий. Беларусь в контексте противостояния Россия — НАТО: Угрозы и вызовы для суверенитета, независимости и национальной безопасности. Центр стратегических и внешнеполитических исследований. Минск, 2016. Стр. 12

Перепечатывается с разрешения Радио Свободная Европа/Радио Свобода 

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции