Один в Белом доме

Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей

Рождество-2018 Дональд Трамп встречает, избавившись от лишних "взрослых" в Белом доме.

С самого начала президентского срока Трампа в его окружении — кроме детей, популистов и готовых на все юристов — завелось несколько человек, на которых местная либеральная пресса немедленно возложила обязанность кормить непредсказуемого президента правильными советами, не позволяя оторваться от реальности.

В так называемую "Ось Взрослых" включали четырёхзвёздочного генерала в отставке Джима Мэттиса, который возглавил Пентагон (минобороны по-нашему); бывшего директора нефтяной компании Рекса Тиллерсона, который сел в кресло госсекретаря (то есть министра иностранных дел) и советника по вопросам безопасности генерал-лейтенанта Герберта Макмастера.

Немного позже туда добавили и нового главу президентской администрации, ещё одного четырёхзвёздочного генерала Джона Келли. Всех этих далеко не всегда согласных друг с другом людей теперь кое-что объединяет: никто из них больше не работает на Дональда Трампа. Рождество-2018 американский президент встречает, избавившись от лишних "взрослых" в Белом доме.

Всех этих далеко не всегда согласных друг с другом людей теперь кое-что объединяет: никто из них больше не работает на Дональда Трампа

Решение Трампа вывести войска из Сирии, потому что Америка, оказывается, победила ИГИЛ, стало внезапным подарком под новогоднюю ёлку Путину, который давно требовал, чтобы американская коалиция оставила сирийского диктатора Асада в покое. Порадуется этому и турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган, ведь в Сирии американцы поддерживали ненавистных ему курдов. В восторге будет Иран, у которого там самые сильные позиции, и которому наконец никто не помешает взять регион под контроль.

Быстрые последствия единоличного решения Трампа простые: стоит американскому контингенту покинуть завоёванную ранее зону влияния, по курдам снова можно будет безнаказанно стрелять. А на американское слово, как на слово надежного партнера, полагаться окончательно перестанут. Категорическим противником такого разворота был, в частности, Джим Мэттис.

Не прошло и суток с тех пор, как Трамп объявил о своём решении — глава Пентагона увольняется по собственному желанию. Его прощальное письмо состоит из плохо скрытых упреков и перечислений ключевых точек несогласия: это отношения Трампа с союзниками ("...наша сила как государства неразрывно связана с силой нашей уникальной системы союзов и партнерств… мы не можем защищать свои интересы… если не сохраним сильных альянсов и не будем относиться к союзникам с уважением..."), отношения Трампа с противниками ("...не вызывает сомнений, что Китай и Россия хотят изменить мир согласно своей авторитарной модели… продвигают свои интересы за счёт соседей... поэтому мы должны использовать все рычаги американского влияния для общей защиты..."), отношения Трампа с сотрудниками ("…вы имеете право на министра обороны, чьи взгляды лучше соотносятся с вашими по этим и иным вопросам...").

Что на это отвечает президент? "Я нанёс ИГИЛу больше ущерба, чем все последние президенты… намного больше!" — пишет он в ответ на медийное бешенство последних суток. Надо ли говорить, что "победу" Трампа над ИГИЛом в мире признает всего один человек и это — Дональд Трамп.

Даже республиканцы не удерживаются от обеспокоеннных комментариев. "Мы движемся к серии смертельных политических ошибок, — пишет сенатор из Флориды Марко Рубио, — которые поставят под угрозу нашу нацию, повредят нашим союзам и укрепят наших противников". Сенатор из Небраски Бен Сасс добавляет: "Мэттис говорил президенту о том, о чем тому следовало знать". Например, как утверждается — серьезно отговаривал президента убить Башара Асада, провести парад с военной техникой по Вашингтону или запретить солдатам-трансгендерам служить в войсках США.

Однако для любого ультраправого — американского или нашего — этот перечень не является списком потенциальных катастроф, наоборот, такие новости они бы с удовольствием посмотрели по телевизору. Изоляционистская политика США — один из главных лозунгов палеоконсерваторов, чей электорат для Трампа коренной. Он обожает теории заговоров — про тайное "государство в государстве", мешающее хорошему Трампу жить, про "наступление неомарксистов", внедряющих политкорректность и толерантность во все сферы. Мы смеёмся над последней статьёй Турчинова, а ведь она практически списана с программных речевок американских праворадикалов, заменены только местные реалии. Поэтому объявление о выводе войск из Сирии и утечка о том, что такой же вывод планируется из Афганистана — скорее, мобилизирует верного избирателя Трампа.

Объявление о выводе войск из Сирии и утечка о том, что такой же вывод планируется из Афганистана — скорее, мобилизирует верного избирателя Трампа

Для остальной Америки дискуссии вокруг этой внезапной отставки, вызванные не столько ею (текучка кадров в Белом доме и до Мэттиса была беспрецедентной), сколько письмом генерала, решившего не смолчать напоследок — подводят к опасной ловушке: должен ли назначенный президентом чиновник нарушать или саботировать распоряжения шефа, если считает их неправомерными? Следует ли "сдерживать" демократически избранного лидера Соединенных Штатов и вести себя с ним как с большим, но не самым разумным ребёнком, воспитывая при случае? Однозначный ответ "да" на эти вопросы рискует аукнуться демократам, если в 2020 году они вернут себе контроль за Белым домом или ещё сильнее усугубить раскол внутри страны, если Трамп каким-то чудом останется на второй срок.

Для генерала Мэттиса входит в привычку не сходиться с президентами: три года назад Обама уволил его с поста главы Центрального командования вооруженных сил США за слишком жесткую антииранскую линию. Это само по себе стало для Трампа хорошей рекомендацией, чего он не учёл: характер "Бешеного пса", как дружелюбно прозвали Мэттиса, ничуть не поменялся. Но, так или иначе, лихорадочные хроники назначений и отставок Белого дома говорят об одном: Трамп не терпит чужого мнения.

Ему не интересно действовать по системе, ему наплевать, что диктуют законы или традиции. Он до сих пор пребывает в блаженной уверенности, что может позволять себе что угодно до тех пор, пока поддерживает имидж успешного президента. Чем ярче, считает Трамп — тем успешнее, а поскольку последовательная политика редко бывает яркой, в неё 45-му президенту США играть не интересно.

Кубики, из которых складывается его реноме — историческая встреча с Ким Чен Ыном (с весьма сомнительными последствиями), почти хрущевское стучание виртуальным ботинком по столу в адрес недоплачивающего НАТО, скандальный перенос американского посольства из Тель-Авива в Иерусалим (что спровоцировало кровавые протесты палестинцев и, вероятно, ещё не раз к ним приведёт, когда — или если — дипмиссия заработает), хельсинские переговоры с Путиным (после совместной пресс-конференции с которым за голову взялись все, независимо от партийной принадлежности), экономическая война с Китаем, разрыв ряда торговых договоров, выход из Парижского климатического соглашения и иранской ядерной сделки. Слова "вечность" из них пока что, как ни крути, не получается.

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции