Новый план Brexit?

Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей

Сценарий, при котором Великобритания откажется от выхода из ЕС, становится все более вероятным.

29 января парламент Великобритании утвердил постановление, согласно которому британский премьер-министр Тереза Мэй должна заново договариваться о соглашении об условиях выхода из ЕС с Евросоюзом, чтобы прийти к альтернативной договоренности, которая позволит выйти из тупика, куда завели предыдущие переговоры о том, как же Британии выходить из Cоюза.

Голосование по поправке Брейди называют победой Мэй, которая резко поменяла позицию, перестав продвигать собственный вариант соглашения с ЕС, для того, чтобы добиться какого-то компромисса внутри собственной консервативной партии. 

"Мы серьезно сдвинулись с мертвой точки. Это еще не договор, и это не конец переговоров, однако мы наконец видим свет в конце тоннеля, — заявил Эндрю Маршалл, вице-президент Атлантического совета по связям с общественностью. — Обо многом еще предстоит договариваться, Брюсселю тоже нужно будет многое пересмотреть в связи с последними событиями в Лондоне, однако впервые за несколько последних месяцев есть ощущение, что переговоры могут наконец двигаться в направлении пусть и болезненного, но достижимого компромисса".

За поправку проголосовало 317 парламентариев (против были 301), среди них заметное число членов консервативной и демократической юнионистской партий. Ее вынес на рассмотрение член консервативной партии Грэхем Брейди, желая заменить "альтернативным договором, который позволит не закрывать границу полностью" так называемый ирландский "бэкстоп". Процедуру, предусматривавшую открытую границу между Северной Ирландией и Ирландской республикой в случае, если Британия и ЕС так и не смогут подписать договор об экономических отношениях. Речь идет в частности о потенциальном внедрении новых технологий, позволяющих избежать проверок на границе.

Голосование по поправке Брейди называют победой Мэй, которая резко поменяла позицию, перестав продвигать собственный вариант соглашения с ЕС

"Принятие поправки Брейди, похоже, выводит Мэй из домашнего тупика", заметил Барт Остервельд, директор программы Глобального бизнеса и экономики Атлантического совета.

Перед голосованием Мэй заявила парламентариям, что все несогласные с ее предыдущим вариантом соглашения должны дать ей возможность достичь лучшего. "Если хотите сказать Брюсселю, чего хочет парламент — проголосуйте за это, — сказала она. — Если хотите выйти из ЕС по соглашению — проголосуйте за это. Если хотите Brexit — голосуйте за Brexit".

После того, как поправку приняли, Мэй заявила, что парламент продемонстрировал "условия по выходу из ЕС, с которыми согласно большинство членов парламента… Парламент ясно дал понять, как должно выглядеть соглашение между Британией и ЕС".

Несмотря на полученное от парламента разрешение пересмотреть соглашение об условиях выхода из ЕС, Мэй будет непросто убедить Брюссель вернуться за стол переговоров. Сразу после голосования председатель Европейского совета Дональд Туск заявил, что "неотъемлемой частью соглашения об условиях выхода Великобритании из ЕС является "бэкстоп", и никакому пересмотру соглашение не подлежит".

"Ответная реакция ЕС была не самой теплой, и никаких новых условий для обсуждения ирландского "бэкстопа" альянс не предложил, — отметил Остервельд. — После того, как премьер-министр совершит турне по европейским столицам, вероятнее всего, парламенту придется просить о продлении сроков Brexit".

Сейчас для Мэй ставки крайне высоки. Если она "хочет сохранить за собой сторонников Brexit и одновременно не потерять голоса ЮДП, которые дают ей незначительный перевес в парламенте… необходимо заключить соглашение, в котором невозможность вечного "бэкстопа" будет юридически прописана", — объяснил Джон М. Робертс, старший внештатный сотрудник Атлантического совета.

Несмотря на полученное от парламента разрешение пересмотреть соглашение об условиях выхода из ЕС, Мэй будет непросто убедить Брюссель вернуться за стол переговоров

По словам Фрэнсис Беруэлл, почетного члена "Инициативы европейского будущего" при Атлантическом совете, голосование показало, что "нет никакого общественного согласия в том, что касается Brexit. Никто не знает, каким он должен быть. Британские политики не желают, чтобы договоренности в отношении Ирландии были прописаны в соглашении между Великобританией и ЕС, но при этом остается неясным, как они видят себе альтернативу. И главное, они отказываются понимать, что любое их решение должно быть, со своей стороны, поддержано Евросоюзом".

К несчастью для Мэй, отмечает Робертс, "ЕС может разве что вежливо перефразировать то, что уже было сказано, но любые шаги, которые поставят под угрозу юридический статус решения по "бэкстопу", категорически исключены". Единственный шанс для Терезы Мэй переубедить Евросоюз, продолжает Робертс, состоит в том, чтобы "Республика Ирландия как член ЕС, экономически зависящий от Великобритании, изобретет какой-то хитроумный план, который позволит держать границу открытой при любых обстоятельствах".

Поправка Брейди была не единственной, по которой 29 января прошло голосование в Палате общин. Парламент отверг предложенную лейбористкой Ивет Купер поправку, согласно которой парламент должен был обратиться к правительству с требованием просить ЕС о продлении действия статьи 50 соглашения о Brexit, если договоренность не будет достигнута к 26 февраля. Еще одно предложение — представителя консервативного крыла Доминика Грива — вынудило бы Мэй позволить парламенту целых шесть дней, до 26 марта, обсуждать условия выхода из Евросоюза. Однако и эта поправка была провалена — 321 голосом к 301.

Вместе с тем, парламент — 318 голосами к 310 — принял предложение Кэролайн Спелман, консерватора и бывшего министра по делам охраны окружающей среды, о недопустимости выхода из Евросоюза без заключения соответствующего договора. Эта резолюция не является для правительства обязывающей, однако она явно демонстрирует настрой парламентариев: выход из ЕС "без сделки" недопустим.

Остервельд отмечает, что эта мера является, безусловно, символической, и все же отныне "сценарий, при котором Великобритания в одностороннем порядке к 29 марта отзывает статью 50, становится намного более вероятным".

Читайте текст оригинала на the Atlantic Council

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции