Договор ООН о миграции и раскол Евросоюза

Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей

Почему была сорвана одна из наиболее продуманных и скоординированных гуманных инициатив последних лет.

Проблемы беженцев и мигрантов по всему миру освещаются в новостях практически каждый день. Сейчас, когда все взоры прикованы к Тихуане и столкновениям на границе Мексики и Калифорнии, дебаты по вопросам миграции вспыхивают и по другую сторону Атлантики.

Начиная с 2015 года, Европа столкнулась с наплывом беженцев, ищущих убежища от войн, политических преследований и нищеты, с которыми им пришлось столкнуться у себя на родине. Многие рассчитывали начать в Европе новую жизнь. За один только 2015 год на континент переместилось свыше миллиона человек, в основном из Сирии, Ирака и Афганистана — и европейские лидеры оказались перед необходимостью поиска выхода из сложившейся ситуации. Мнения разделились.

За один только 2015 год на континент переместилось свыше миллиона человек, в основном из Сирии, Ирака и Афганистана

Крайне правые националисты принялись нагнетать страхи вокруг проблемы мигрантов, чтобы набрать голоса избирателей и прийти к власти. Зачастую они не останавливались перед прямым искажением истины, чтобы выстроить в глазах слушателей непротиворечивую картину, позволяющую им добиваться своих целей. В действительности с того момента, как Европа прошла пик кризиса, нелегальную миграцию удалось снизить на 90%. Как свидетельствуют данные, предоставляемые Управлением верховного комиссара ООН по делам беженцев, количество мигрантов, прибывающих в Европу сейчас, вернулось к предкризисному уровню.

Такое резкое падение показателей произошло после того, как Европа заключила ряд достаточно спорных соглашений со странами, в которых соблюдение прав человека находится — мягко говоря — не на высоте. В 2016 году был подписан договор между ЕС и Турцией, за который активнее всего выступали Германия и Нидерланды. По его условиям Евросоюз получил право возвращать в Турцию беженцев, проникающих в Европу через Грецию. В свою очередь, Италия передала контроль над морскими границами ливийской береговой охране, которая задерживает мигрантские суда и вынуждает тысячи людей возвращаться в Ливию — страну, где их гражданские права и свободы попираются грубейшим образом. Все эти меры, предпринятые европейскими правительствами, стали серьезным препятствием для беженцев.

Хуже того, согласно данным, приводимым организацией Amnesty International, политика Евросоюза по недопущению мигрантов на свою прибрежную территорию — включая договоренности с Суданом и Нигером о перекрывании потоков беженцев с территории этих стран, — привела к резкому росту летальных исходов на море за последние два года.

Это не мешает европейским националистам трубить о том, что Европу по-прежнему осаждают мигранты, и требовать еще более жестких мер по охране границ. Эта кампания по дезинформированию общественности в настоящее время подрывает все усилия ООН по продвижению Глобального пакта по безопасной, упорядоченной и регулируемой миграции (ГПМ), который смело можно было бы назвать одной из наиболее продуманных и скоординированных гуманных инициатив последних лет.

ГПМ является результатом активных межправительственных переговоров, которые продолжались на протяжении двух лет и впервые в истории привели к выработке общего для всего мира подхода к проблеме миграции во всей его полноте. Пакт представляет собой необязывающее соглашение и устанавливает комплексную основу разработки мер, нацеленных на регулирование миграционных потоков, при соблюдении государственного суверенитета, с разделением ответственности и соблюдением прав человека. Его главной задачей является оптимизация миграционных процессов и устранение возникающих трудностей совместными усилиями всех заинтересованных сторон.

Разумеется, ГПМ имеет свои ограничения, но невозможно переоценить его политическую и дипломатическую значимость

Разумеется, ГПМ имеет свои ограничения, но невозможно переоценить его политическую и дипломатическую значимость. Даже при том, что пакт не решает полностью всех проблем, связанных с миграцией, он выдвигает новые предложения и систему взглядов, требующую переосмысления нашего прежнего подхода к вопросу беженцем. Это отличное начало, платформа для диалога и существенная победа — с учетом текущего политического климата.

После длительных обсуждений члены ООН наконец одобрили текст ГПМ в июле 2018 года, и этот момент воистину можно назвать историческим. Ожидалось, что окончательное подписание пакта состоится на Межправительственной конференции по принятию Глобального пакта по безопасной, упорядоченной и регулируемой миграции 10-11 декабря в Марракеше, Марокко. Но националисты твердо настроены этому помешать.

Несмотря на то, что участие в переговорном процессе принимали все страны-члены ООН за исключением Соединенных Штатов, за последние месяцы несколько стран предприняли шаги по выходу из ГПМ — по большей части из-за кампаний дезинформации, проводимых ультраправыми партиями и националистами, заявляющими, что это соглашение провоцирует "нелегальную" миграцию и лишает отдельные страны права контролировать свои границы.

28 ноября Италия заявила, что не поддержит ГПМ, и стала таким образом десятым и последним государством, не намеренным подписывать Пакт. Самое поразительное, что семь из этих десяти стран являются членами ЕС, и это ясно демонстрирует нам то, насколько спорной и политически заряженной является эта тема в Европе и насколько негативно она рассматривается.

Большинство этих государств, как и Италия, приводили в пользу своей позиции аргументы национальной безопасности. Венгрия заявила, что Пакт противоречит ее интересам и подстегивает миграцию. Австрия опасается, что это приведет к установлению нежелательного "права на миграцию", Польша утверждает, что договор не позволит странам контролировать собственные границы, Чешская Республика и Болгария выразили опасения, что будет размыта грань между законной и незаконной миграцией, а Словакия не признала позитивной оценки миграции, которое дается в Пакте. В знак протеста против такого решения словацкий министр иностранных дел Мирослав Лайчак подал в отставку.

Все эти опасения, однако, совершенно беспочвенны. Луиза Арбур, Специальный представитель Генсека ООН по вопросам миграции, неоднократно подчеркивала, что ГПМ не является документом, призванным остановить или стимулировать миграцию, он не налагает дополнительных обязательств по международному праву и всецело поддерживает государственный суверенитет. ГПМ лишь устанавливает основу для взаимодействия правительств, государственных деятелей и политиков, но конкретные решения принимает каждая страна в индивидуальном порядке. Отказ ряда государств поддержать международные договоренности указывает на отсутствие у них готовности к сотрудничеству на мировой арене, к выработке общих решений по вопросам, справиться с которыми не под силу ни одной отдельной стране.

За последние месяцы несколько стран предприняли шаги по выходу из ГПМ — по большей части из-за кампаний дезинформации

Они отказываются понимать, что миграция издавна была естественным элементом развития человеческой цивилизации, и, отказывая людям в такой возможности, они не только усиливают угрозу нелегальной миграции, но и лишают себя долгосрочных выгод, которые несет с собой этот процесс. Для стран с низким приростом населения — таких, как Италия, — польза должна быть очевидной.

Не признавая миграционное соглашение ООН и продвигая политику самоизоляции, эти страны демонстрируют отсутствие у них желания решать проблемы безопасности и миграции совместно с другими государствами, как в Европе, так и за ее пределами. Они отказываются от участия в открытом, конструктивном диалоге, призванном сделать ЕС сильнее, отрицают само понятие сотрудничества, лежащее в основе концепции объединенной Европы. Но если некоторые страны Евросоюза утратили доверие к многостороннему подходу как средству решения глобальных проблем, — какое будущее может ожидать альянс, созданный именно с этой целью?

Читайте текст оригинала на the Atlantic Council

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции