Членство в НАТО для Кипра. Да, для Кипра

Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей

Не уладив ситуацию на Кипре, Европа не будет ни мирной, ни целой, ни свободной.

Пятнадцать лет назад НАТО открыло двери для семерых новых членов, расширив свои границы на восток, от Балтийского до Черного моря. Возможно теперь, когда Альянс празднует свой семидесятый день рождения, время для нового расширения: на Восточное Средиземноморье.

В конце Второй мировой войны высокопоставленные чиновники в Лондоне и с другой стороны Атлантического океана беспокоились о том, что из-за Кипра все Восточное Средиземноморье может оказаться в огне. После объявления независимости от Великобритании в 1960 году на острове обострились столкновения между греческими и турецкими общинами, которые в свою очередь накаляли отношения между новыми партнерами по НАТО — Турцией и Грецией. Многие серьезно опасались, что ухудшение ситуации предоставит Советскому Союзу шанс закрепиться в средиземноморском бассейне.

Возможно, теперь, когда альянс празднует свой семидесятый день рождения, время для нового расширения: на Восточное Средиземноморье

В 1974 году Режим полковников в Греции вынудил эмигрировать лидера греческих киприотов патриарха Макариоса III, в связи с чем в Анкаре стали серьезно опасаться, что Афины планируют энозис, — воссоединение Кипра с Грецией. В качестве ответа Турция отправила на остров свыше 30 тысяч военных, которые закрепились там до объявления перемирия три дня спустя.

Теперь, через 45 лет, остров по-прежнему разделен на две части, несмотря на годы напряженных переговоров, которые несколько раз почти приводили к успеху, и масштабное международное взаимодействие. Миротворческая миссия под эгидой ООН на острове — самая продолжительная за всю историю существования миротворческого контингента ООН.

Когда Холодная война закончилась, стратегическая ценность Восточного Средиземноморья уменьшилась, хоть некоторое региональное напряжение и сохранилось. Однако за последнее десятилетие геополитическая ситуация в регионе заметно изменилась. Москва заметно укрепила в нем свои позиции благодаря альянсу с сирийским диктатором Башаром Асадом, заведя в Сирию 65 тысяч военных и укрепившись в Тартусе, где расположена единственная военно-морская база страны с выходом на Средиземное море. Согласно подписанному договору, российские военные останутся там на сорок девять лет, но на этом Кремль не останавливается, получая доступ к остальным сирийским портам, а также авиабазе Хмеймим.

Более того, в море вокруг Кипра действуют и негосударственные игроки, способные серьезно угрожать безопасности. Речь идет о самых разных угрозах: распространение оружия массового поражения, терроризм, организованная преступность, торговля людьми и кризис беженцев. Разделенный остров — это уязвимая точка, которой может пользоваться каждый, ведь службы безопасности двух частей Кипра практически не сотрудничают. В 2014 году власти Кипра не смогли вовремя отреагировать на то, что захваченный ливийскими повстанцами нефтяной танкер направился прямо на остров. Вмешиваться пришлось американским военным, чьи действия были ограничены из-за сложной дипломатической ситуации.

Разделенный остров — это уязвимая точка, которой может пользоваться каждый, ведь службы безопасности двух частей Кипра практически не сотрудничают

До тех пор, пока Кипрский вопрос остается нерешенным, это проблема не только киприотов, которые до сих пор не могут воспользоваться полным потенциалом своей земли, но и общей безопасности Восточного Средиземноморья. Не уладив ситуацию на Кипре, Европа не будет ни мирной, ни целой, ни свободной. Ведь вместо того, чтобы быть в худшем случае уязвимостью, в лучшем случае недееспособным партнером трансатлантического сообщества, Кипр таит в себе возможность для решительной стратегической победы демократического сообщества.

Несмотря на рвение всех сторон, решить Кипрскую проблему не удается, последней иллюстрацией может служить провал переговоров в 2017 году. Главным камнем преткновения продолжают оставаться гарантии безопасности в любых сценариях воссоединения, особенно учитывая турецкое военное присутствие на севере острова. Несмотря на то, что три гаранта безопасности Кипра согласно Договору о гарантиях 1960 года — Греция, Турция и Великобритания — состоят в одном и том же альянсе, НАТО до сих пор не предлагали в качестве механизма решения проблемы безопасности. И теперь, возможно, самое время это сделать.

Если прописать членство в НАТО в любой будущий сценарий объединения Кипра, и для греческих, и для турецких общин на острове, и для Афин, и для Анкары, и для всех их европейских партнеров и союзников по НАТО это может стать решающим аргументом, необходимым для заключения соглашения. Кипр остается единственным членом Евросоюза, который до сих пор не вошел даже в программу альянса Партнерство ради мира из-за своей разделенности. Немедленное членство в НАТО для воссоединившегося острова заменит трехсторонние гарантии безопасности от Греции, Турции и Великобритании гарантией целого Альянса. Никаких дополнительных механизмов может не понадобиться.

Частью этого соглашения НАТО может сделать операционный центр на острове, опираясь на существующую инфраструктуру и совместный персонал со всех стран альянса, включая Турцию. Этот новый операционный центр будет информировать партнеров НАТО о ситуации на восточном Средиземноморье: потоках мигрантов, незаконных перевозках, потенциальной торговле оружием массового поражения. Кроме того, это поможет НАТО максимально оперативно реагировать на события на восточном фланге, имея в виду Россию и любые угрозы негосударственного порядка.

Таким образом прежняя система внешних гарантов безопасности сменится на внутренние гарантии, построенные на взаимной безопасности

Более того, конфликты в таких странах как Ливия или Сирия подвергают большинство южных членов НАТО заметному риску, и операционный центр на Кипре может заметно улучшить положение. В 2013 году, например, при вывозе из Сирии химического оружия Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО) развернула штаб операции именно на Кипре.

Членство в НАТО и ограниченное турецкое присутствие на острове в рамках согласованного с НАТО договора убедит турок-киприотов в их безопасности, в то же время оно успокоит греческих киприотов и Грецию, которую беспокоят бесконтрольные турецкие войска на острове: отныне они будут действовать исключительно по согласованию с НАТО. Таким образом прежняя система внешних гарантов безопасности сменится на внутренние гарантии, построенные на взаимной безопасности. Ротация сил НАТО на Кипре укрепит уверенность всех сторон в стремлении к новому договору, который решил бы проблему Кипра раз и навсегда.

Членство в НАТО для Кипра — с самого начала процесса воссоединения — помогло бы обеим сторонам побыстрее построить единую страну. И президент Республики Кипр Никос Анастасиадис уже высказался в поддержку возможного членства в НАТО.

После некоторых дипломатических подвижек Анастасиадис и лидер турок-киприотов Мустафа Акынджи, вполне возможно, в скором времени придут к согласию относительно возобновления официальных переговоров, замороженных летом 2017 года. Тогда попытка договориться окончилась неудачей, и это не внушает особых надежд на будущее. Однако есть одно обстоятельство, которое может сыграть позитивную роль: эти два лидера отлично знают друг друга, поскольку знакомы с самого детства. При этом оба обладают достаточным весом как на внешней, так и на внутриполитической арене, чтобы достигнутые договоренности соблюдались их сторонниками.

Как бы странно это ни прозвучало, возможность вступления Кипра в НАТО делает переговоры более реальными не в последнюю очередь благодаря финансовому кризису 2012-2013 гг. В этот период банковская система страны едва не обрушилась, и трудно сказать, чем бы все могло закончиться без вмешательства Европейского центрального банка и Международного валютного фонда. Совместно с Европейской комиссией они выдали Кипру заем на 10 млрд евро, с одним жестким условием: чтобы помочь стабилизировать финансовую систему государства, депозитариям кипрских банков пришлось расстаться со всеми незастрахованными вкладами, превышающими 100 000 евро.

Членство в НАТО для Кипра — с самого начала процесса воссоединения — помогло бы обеим сторонам побыстрее построить единую страну

Для многих вкладчиков такая "стрижка" стала болезненным ударом, однако, как стало очевидно впоследствии, эта мера помогла киприотам снять с себя ощутимое бремя политической ответственности. По большей части, от драконовских мер пострадали русские, использовавшие Кипр как налоговую гавань. Опасения, что Москва пойдет на любые меры, чтобы вбить клин между союзниками по НАТО и сорвать переговоры, существовали давно. Отток российских капиталов и разрыв деловых связей с Россией может дать грекам-киприотам необходимую свободу маневра, чтобы добиться гарантий безопасности через членство в НАТО.

В прошлом любые разговоры о возможной роли НАТО пресекались греко-кипрскими коммунистами (политическая партия АКЕЛ), играющими ведущую роль в политике греческой части острова. Но сейчас геополитическая ситуация изменилась, и хотя часть представителей АКЕЛ по-прежнему бездумно повторяет российские речевки, связи между ними и Москвой, сформированные еще во времена Холодной войны, значительно ослабели. Более того, поскольку переговоры под эгидой ООН, тема членства Кипра в НАТО старательно не поднималась ни одной из сторон, чтобы избежать неминуемого вето со стороны Москвы. Обсуждаемые договоренности не имели, по итогам, ярко выраженной антироссийской направленности, но и не требовали какого-то особого одобрения Кремля.

Заключенное не столь давно соглашение, положившее конец 27-летнему спору между Грецией и страной, которая отныне именуется Северной Македонией, также может стать позитивным примером для киприотов. Греческий премьер-министр Алексис Ципрас готов принять в переговорах самое активное участие, наравне с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом. Недавний успех Ципраса в достижении договоренности с северным соседом наглядно демонстрирует готовность Афин к тому, чтобы попытаться помочь урегулировать еще один затянувшийся конфликт.

Встреча Ципраса и Эрдогана состоялась 5-6 февраля, и кипрский вопрос, безусловно, стоял на повестке дня. Пока Турция маневрирует на беспокойных волнах в отношениях с Евросоюзом, для Запада Греция, имеющая с Анкарой тесные связи, становится важнейшей стратегической фигурой. Совместное решение проблемы Кипра могло бы сблизить Анкару и Афины еще теснее и способствовать процветанию и установлению безопасности в регионе.

Членство в НАТО сделало бы Кипр оплотом стабильности в Восточном Средиземноморье. Невзирая на все внутренние политические разногласия, Кипр и сейчас является выгодным партнером для трансатлантического сообщества. Остров славится своими крепкими демократическими традициями, политическими институтами и свободой торговли. Анастасиадис и Акынджи, как и большинство греков-киприотов и кипрских турков, придерживаются прозападных взглядов. Во многих отношениях Кипр можно считать аванпостом Европы в стратегически важном и очень неспокойном регионе Северной Африки и Ближнего Востока.

Членство в НАТО сделало бы Кипр оплотом стабильности в Восточном Средиземноморье

При Анастасиадисе республика Кипр развивала стратегическое партнерство с Соединенными Штатами на основе взаимовыгодного практического сотрудничества. В настоящий момент правительство США планирует одобрить принятый Конгрессом законопроект о сотрудничестве американский военных с вооруженными силами Кипра. Снятие ограничений на поставки вооружений Республике Кипр дало бы возможность киприотам лучше контролировать свои прибрежные воды, бороться с контрабандой оружия и проводить поисковые и спасательные операции.

Объединившись, остров наконец выработал бы единую стратегию национальной безопасности, основанную не на недоверии обеих сторон друг к другу, а на общих целях и задачах. Развитие и публичное обсуждение такой стратегии еще до любого решения об объединении могло бы сыграть в обществе скрепляющую роль и стать первым признаком готовности Кипра к участию в программе "Партнерстве во имя мира", а затем и к полноценному сотрудничеству с НАТО.

Политической стратегией Республики Кипр всегда было установление и поддержание тесных связей с прибрежными государствами Восточного Средиземноморья, и на основе накопленного кипрского опыта интернациональная база НАТО могла бы привлекать к сотрудничеству такие страны как Ливан, Египет и Иорданию для установления мира и безопасности в регионе.

И наконец, членство в НАТО для объединенного Кипра могло бы упростить получение инвестиций, необходимых для развития энергетики в прибрежных водах. Это стало бы существенным фактором экономического прогресса как для турок-киприотов, так и для греков.

Многие годы Кипр рассматривался другими государствами исключительно как проблемная зона и источник потенциальных конфликтов. Тем не менее, в последнее время остров уверенно демонстрирует свою готовность играть конструктивную роль на региональной арене. Членство в НАТО открыло бы новые экономические возможности и перспективы для жителей острова, а также превратило бы объединившийся Кипр в важное звено западной системы безопасности, ради развития демократии, установления безопасности и процветания всего Восточного Средиземноморья.

Читайте оригинал публикации на Atlantic Council

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции