Безумная тётушка

Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей

Решение об очередном откладывании Brexit — лишь мелкое событие, небольшой шаг на пути, ведущему к расколу Европы и Запада.

"Для остальной Европы мы стали кем-то вроде глухой и эксцентричной тетки, которой, спокойствия ради, надо по мере возможности потакать. Но которую все тайно мечтают запереть в дальней комнате, когда она начинает слишком громко кричать", — так представляет себе образ и международную репутацию Британии после конвульсий Brexit член Палаты общин от Лейбористской партии, ведущий в газете The Times дневник "анонимного депутата", — пишет Андрей Остальський в колонке на "Радио Свобода".

Действительно, велик соблазн посмеяться, а то и поиздеваться над старой доброй Англией. Именно поэтому председатель Европейского Совета Дональд Туск призвал щадить самолюбие всех партнёров и "никого не ставить в унизительное положение". Тем не менее Терезу Мэй отправили-таки, хоть и не в "дальнюю комнату", но в брюссельское посольство Великобритании вечером в среду, чтобы 27 лидеров ЕС могли спокойно поужинать и решить — в её отсутствие — лондонский вопрос. Острое, сопровождаемо спорами, затянувшееся до поздней ночи обсуждение шло на английском. Вот ведь парадокс: страна уходит, а её язык остается.

Впрочем, это слабое утешение. Поспорив, европейские лидеры в итоге решили предоставить Британии отсрочку до 31 октября, с контрольным обсуждением положения в июне. Теперь у Мэй появляется шанс вновь попытаться уговорить свой парламент — в четвертый уже раз — принять согласованный ею с ЕС план Brexit. Но у правого фланга правящей в Великобритании партии тори может возникнуть соблазн совершить переворот, сменить лидера Терезу Мэй или же дотянуть до конца октября и тогда уже наверняка добиться желаемого результата, жёсткого Brexit без всяких договоренностей.

В любом случае решение об очередном, но, видимо, уже последнем, откладывании Brexit — лишь мелкое событие, в общем-то ожидавшийся небольшой шаг на пути, идущему к расколу Европы и Запада. Главный вопрос: каковы шансы свести ущерб к минимуму? И что будет дальше — по большому счету — после того, как многострадальный Brexit наконец свершится? В самой Британии и правые, и левые, и центристы на чём свет стоит ругают премьер-министра, правительство и депутатов за то, что те не могут найти приемлемого решения — ни одно не набирает достаточного числа голосов в парламенте.

Главный вопрос: каковы шансы свести ущерб к минимуму? И что будет дальше — по большому счету — после того, как многострадальный Brexit наконец свершится?

Но рискну возразить: по-моему, обвинения несправедливы. Политики оказались в роли козлов отпущения за общие грехи. Ведь все ругатели хотят от парламента совершенно разного, вовсе не компромисса, а исключительно одного, определенного решения, с которым они лично согласны, но которое несовместимо с тем, чего хотят другие.

Социологи из консультационного центра ComRes провели опрос общественного мнения, который показал, что примерно одинаковое число респондентов поддерживает крайние решения: 40% подданных Великобритании требуют отказаться от Brexit, а 38%, напротив, хотят, чтобы страна вышла из ЕС любой ценой, даже если это будет означать пресловутый no-deal, то есть самый жесткий, чреватый экономическими осложнениями Brexit без всяких договоренностей с ЕС. Парламент не может ни о чем договориться не потому, что он якобы "оторвался от народа", как говорят со всех сторон. Нет, парламент парализован именно потому, что отражает болезненное состояние общественного мнения, расколотого пополам.

ВидеоЕвросоюз согласился отложить Brexit до 31 октября 2019 года

К такому решению пришли лидеры ЕС на срочном саммите в Брюсселе. На заседании лично присутствовала британская премьер Тереза Мэй, канцлер Германии Ангела Меркель и французский президент Эммануэль Макрон. На уступки Лондону европейские политики пошли, чтобы не создавать экономический коллапс.  

Евросоюз согласился отложить Brexit до 31 октября 2019 года

И так было с самого начала, с момента проведения референдума: ведь 52% за Brexit и 48% против — это вовсе не явное большинство. Общественное мнение крайне переменчиво. Судя по опросам, положение теперь поменялось и 52–54% проголосовали бы за то, чтобы остаться в ЕС. Но и это большинство крайне зыбкое, оно тоже может улетучиться в любой момент.

Урок Brexit номер один: референдумы — это ложная демократия, когда речь идет о судьбоносных, непоправимых решениях, да вдобавок по раскалывающему общество вопросу. Нельзя, чтобы одна половина торжествовала над другой, мнение которой игнорируется. Это путь к кризису всей системы управления, а заодно и ожесточению общественных и даже межличностных отношений.

Опрос, устроенный некоммерческой организацией Общество Хансарда, дал пугающие результаты. Почти три четверти опрошенных заявили, что система управления страны нуждается в значительном улучшении. При этом на вопрос "Нужен ли Британии сильный правитель, готовый нарушать правила?" 54% ответили "да", и только 23% отвергли перспективу диктатуры. В целом, 42% респондентов согласились с идеей о том, что многие национальные проблемы можно решать более эффективно, "если бы правительству не приходилось так сильно беспокоиться о голосах в парламенте".

"Предпочтение сильного лидера, который готов попирать законы и правила или считает, что правительство должно иметь возможность решать проблемы, не беспокоясь об одобрении парламента, поставит под сомнение основные принципы нашей демократии", — сказала Рут Фокс, директор Общества Хансарда.

Как показывает опыт Норвегии, столкнувшейся в своё время с похожим общественным расколом по вопросу отношений с ЕС, есть решения, позволяющие найти общенациональный компромисс. Но надо пойти по этому пути вовремя, до того, как позиции и сердца окончательно ожесточатся, как это, увы, уже случилось в Британии. "Каковы бы ни были решения саммита ЕС, Соединенное Королевство в любом случае станет менее стабильной и более непредсказуемой страной, и это может иметь пугающие последствия для всей Европы, всего западного альянса и либерального международного порядка", — пишет в Financial Times обозреватель газеты Гидеон Рахман.

Он рисует все еще кажущиеся фантастическими перспективы: присоединения Британии к враждебной ЕС, на его взгляд, политике Дональда Трампа в случае, если к власти придет один из ярых "брекзитеров". Или же к России Владимира Путина, если в результате всеобщего разочарования консерваторы потеряют власть и в резиденцию премьер-министра въедет лидер лейбористов Джереми Корбин, известный своей ненавистью к НАТО.

Есть решения, позволяющие найти общенациональный компромисс. Но надо пойти по этому пути вовремя

"Внешняя политика корбинистов может привести к фактическому уходу Британии из западных структур безопасности в сочетании с попыткой нормализовать отношения с Россией путем отмены санкций, вывода британских войск из Эстонии и поддержки позиции России по Сирии", — пишет Рахман.

И заключает: помимо прочего, Brexit был унизительным процессом для Великобритании, а чувство унижения иногда толкает людей и целые страны в странных направлениях... Британия уже прошла далеко по пути радикализации и поляризации. Нелегко ей будет повернуть назад.

Надеюсь, что Гидеон Рахман все же преувеличивает. В разгар Великой депрессии в США президента Рузвельта открыто и активно призывали к установлению диктатуры. И тот колебался, но все же в итоге устоял перед этим соблазном и оставил в неприкосновенности основы демократического строя. В Британии не менее сильны традиции парламентаризма, независимости суда и свободы печати. Жизнь, уверен, продолжится. Даже после Brexit.

Перепечатывается с разрешения Радио Свободная Европа/Радио Свобода 

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции