Жесткий Brexit: реальная угроза

Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей

Опасность выхода Великобритании из ЕС без всякого соглашения с каждым днём все сгущается.

Пока Европа уходит на летние каникулы, звучат предположения — или угрозы — о том, что к следующему марту, когда Британия должна будет покинуть Евросоюз, соглашение об условиях расставания с ЕС все ещё не будет готово. А значит, опасность жесткого выхода без всякого соглашения, тень которой неоднократно нависала над переговорами, с каждым днём все сгущается и проступает в новых формах.

Самая очевидная — это неспособность правительства Терезы Мэй, которое потратило два года на межусобицы, выработать четкий и/или убедительный план для дальнейших взаимодействий с ЕС. Все обсуждаемые на текущий момент — вряд ли будут легко одобрены Брюсселем.

Опасность жесткого выхода без всякого соглашения, тень которой неоднократно нависала над переговорами, с каждым днём все сгущается

С каждым повторением известной мантры ЕС "время на исходе" она становится все более правдивой. В октябре состоится крайне важное заседание Евросоюза, на котором будет обсуждаться процесс выхода Британии, график не терпит дальнейших затягиваний: ведь нужно ещё оставить время на дальнейшие ратификации, политические преграды и парламентские процедуры.

Последние недовольства в Лондоне, вроде отставки бывшего министра иностранных дел Бориса Джонсона и министра по выходу Британии из ЕС Дэвида Дэвиса, пустили те волны, которые могут заметно раскачать лодку, поставив под сомнение осторожную позицию Мэй. Она не смогла заставить свою команду прописать с чистого листа отношения с ЕС (подвид таможенного союза без общих служб или свободного пересечения границы), на которые рассчитывала, когда формировала правительство.

Многочисленные "бунтовщики" за последние дни предлагали огромное количество других планов: например, по типу торгового соглашения "Канада плюс плюс" или членства для Британии в Европейской Экономической области по норвежскому образцу. Эти предложения не помогают достичь общей позиции, к которой правительство пытается прийти с Европой за считанные оставшиеся недели.

И вот, на днях многие политики из разных партий вдруг стали высказываться о жестком выходе из ЕС без соглашения как об общем неминуемом месте. Хотя каждый, разумеется, делает это со своей, зачастую противоречащей остальным, целью.

С одной стороны широкого спектра стоят немецкие промышленники, искренне обеспокоенные масштабным хаосом, который разверзнется в случае, если Великобритания выйдет из ЕС, не подписав необходимые соглашения о дальнейшей торговле через Северное море. Другие же немецкие политики хотят максимально жестко надавить на Лондон, угрожая этими последствиями.

С другой стороны находятся британские сторонники жесткого Brexit, уверенные, что Британия должна сперва вырваться из объятий Евросоюза, чтобы потом, из полного хаоса, сформулировать новые принципы взаимодействия, не основанные на прежних предпосылках. Парламент, разумеется, попытается этому помешать, однако в условиях надвигающегося кризиса риски политических просчетов весьма велики, к чему в итоге склонятся члены парламента, предсказать довольно сложно.

Многие политики из разных партий вдруг стали высказываться о жестком выходе из ЕС без соглашения как об общем неминуемом месте

23 июля Джереми Хант, новый министр иностранных дел Великобритании, предупредил, что без "изменений в подходах от европейских переговорщиков" существует "очень серьезная опасность нечаянного выхода Британии из ЕС без соглашения". Хант заявил, что "многие" в Европе считали, что стоит "подождать достаточно долго и Британия сдаст позиции", однако "этого не случится".

Хотя очевидно, что таким образом Хант пытался усилить переговорную позицию Великобритании, риск заиграться в "труса на дороге" действительно крайне высок. И это не блеф.

Мэтт Хэнкок, недавно назначенный министр здравоохранения, сказал парламенту, что правительство работает с производителями, готовясь к возможному наращиванию запасов (медикаментов) в случае Brexit без соглашения. И в частном секторе начали разрабатывать план экстренных действий, чтобы необходимые пищевые запасы были импортированы в страну.

Другие возможные последствия — пограничные проблемы между Ирландией и Северной Ирландией, возвращение всей торговли к стандартам ВТО, что заметно поднимет пошлины и вернёт таможенные проверки. Это может нарушить работу портов, аэропортов и экспорта, не говоря уже о стремительном понижении курса фунта, который может обвалиться вследствие нервной массовой продажи валюты неуверенными инвесторами.

Обсуждать эти угрозы всерьёз ещё рано, однако оставлять это на последний момент смысла нет. Никто не может предсказать, что случится в британском политическом обществе в течение нескольких недель или нескольких месяцев. Противники пытаются повалить Мэй или правительство, или даже Мэй вместе с правительством. Досрочные выборы могут выиграть лейбористы во главе с Джереми Корбином, и тогда все карты снова будут сброшены со стола.

Важнейшие договоренности о взаимодействии с ЕС должны быть подписаны и одобрены перед тем, как Британия покинет Евросоюз, по ним будут строиться все дальнейшие отношения. Всякий, кто говорит сейчас, будто имеет представление, что случится на следующий день — выдумывает это.

Тавтологическая присказка Мэй "Brexit означает Brexit", с которой она триумфально возглавила правительство летом 2016, теперь смотрится чудовищно убого

Тавтологическая присказка Мэй "Brexit означает Brexit", с которой она триумфально возглавила правительство летом 2016, теперь смотрится чудовищно убого. Вариантов Brexit в Вестминстере и Уайтхолле не меньше, чем депутатов в парламенте. Даже последняя версия Мэй, основанная на так называемом шахматном принципе, которую правительство одобрило в июле, не получило ни общего одобрения парламента, ни широкой общественной поддержки.

Не следует забывать, что в Евросоюзе все жизненно важные решения затягивают до самого последнего времени, а потом и ещё немного сверх того. Поэтому не следует ожидать, что идеально сформулированный пакет решений будет принят к 29 марта. Меры могут потребоваться драконовские. Как минимум Брюсселю может понадобиться возродить старую привычку "останавливать время" — в буквальном смысле слова, тормозить все процедуры — до тех пор, пока стороны смогут окончательно договориться.

Или нет.

Читайте текст оригинала на the Atlantic Council

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела! 

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции