Украина и Беларусь: в ожидании истерии

Украина наконец определилась, чего она хочет от Беларуси, и шаг за шагом идёт к желаемому. Вот только не всем это нравится.

Последнее время президент Беларуси Александр Лукашенко "зачастил" в Киев – визит, который состоялся на прошлой неделе, был уже вторым за последние три месяца. О чем это говорит? Ждать ли серьезных перемен в отношениях между странами, и если ждать, то каких? Об этом и поговорим.

"УКРАИНСКАЯ ПОЛИТИКА" БЕЛАРУСИ

Статистика Беларуси и Украины говорит о росте товарооборота между двумя странами. Сравнение с 2016 годом даёт оптимистические данные, отражая увеличение поставок по отдельным категориям в 10 и более раз.

Тем не менее, даже при сохранении динамики роста достичь показателей 2012-13 годов не выйдет – слишком сильно упала торговля в 2015 и 2016-м. Несмотря на это Беларусь остаётся в топ-5 крупнейших внешнеторговых партнёров для Украины и наоборот.

Для Республики Беларусь сохранение хороших отношений (политических и экономических) с Украиной чрезвычайно важно. Экономическая политика заключается в последовательном выходе на украинский рынок и использование его "ёмкости" в качестве противовеса рынку российскому.

С политической точки зрения аннексия Крыма и война на Донбассе, как ни цинично это звучит, выгодны Минску. Это обеспечивает ему свободу манёвра и позволяет ослабить объятия "кремлёвского медведя". При этом Беларусь не может себе позволить резких шагов в отношении РФ – уж слишком сильно она зависит от рынков сбыта, поставок сырья и слишком сильно присутствие России на информационном поле страны. Поэтому позиция Беларуси в украинском конфликте была предсказуема: говоря о дружбе с РФ делать всё возможное, чтобы Россия не достигла своих целей в Украине.

При этом Беларусь не забывает о возможности заработка на "трёх метрах государственной границы". И думает, как такую ситуативную выгоду превратить в стратегический ресурс. Интерес: заработать на различных интеграционных объединениях. Ведь если есть забор, выигрывает тот, кто держит ключи если не от ворот, то по крайней мере от калитки.

Беларусь неплохо научилась использовать режим посредника между странами. "Минские креветки" – это мелочь по сравнению с "проделками" фирмы "Торгэкспо", которая в 90-х поставляла на российский рынок контрабандный спирт и сигареты. Тогда, по оценке счётной палаты РФ, за один 1998 год их бюджет не досчитался примерно миллиарда долларов пошлин и акцизных платежей.  

С политической точки зрения аннексия Крыма и война на Донбассе, как ни цинично это звучит, выгодны Минску

В обратном направлении шёл, например, экспорт нефтепродуктов в ЕС (2010-2012 гг) под видом "растворителей". Российский бюджет вновь недосчитался пары миллиардов долларов экспортной пошлины. Сегодня создалась ситуация, при которой часть украинских производителей желает сохранить российский рынок, на который Беларусь имеет доступ. С другой стороны, часть беларуских производителей не прочь подстраховаться на случай очередного введения санкций или просто использовать вступившую в силу ассоциацию Украины и ЕС.

Естественно, что схемы с "переклеиваниями ярлыков" для больших объёмов не подходят. А вот создание совместных предприятий, которые из импортных полуфабрикатов (деталей) делают продукт и уже с маркировкой места финальной доводки предлагают его на внешних рынках, сулит немалые выгоды.

Интерес Украины в как минимум сохранении теперешней позиции Беларуси. Максимум – привязать её к себе так, чтобы даже мысль Киева изменить вектор украинской политики на удовлетворяющий Кремль была бы катастрофически невыгодной для Беларуси.

Просто ситуативной торговлей, поставкой товаров, для которых можно найти другие рынки, вопрос не решить. Надеяться на то, что "последний диктатор Европы" пойдёт на политическое сближение с Киевом просто так, тоже наивно:

  • во-первых не зря Лукашенко называют "диктатором" – система власти в соседней стране существенно отличается от украинской. И ведущаяся понемногу работа по трансформации экономики не имеет ничего общего с политическими правами и свободами. Тем более, что новейшая история знает множество примеров авторитарных режимов с либеральным экономическим укладом. 
  • Беларусь чрезвычайно сильно зависит от РФ, чей рынок поглощает от 35% до 47% (в зависимости от года) беларуского экспорта. Это и поставки стратегических товарных групп как, например, сырой нефти, переработка которой даёт до четверти доходов от внешнеэкономической деятельности Беларуси.

Украине ещё в 2014 году необходимо было подумать, как привязать Беларусь не сиюминутными выгодами, а долгосрочными инфраструктурными проектами, которые, в идеале, уменьшали зависимость соседней страны от РФ. Перспектива совместных доходов на постоянной основе для беларуского режима выглядит чрезвычайно привлекательной.

КОНТУРЫ "БЕЛАРУСКОЙ ПОЛИТИКИ" КИЕВА

К чести украинских управленцев, они смогли сформулировать рамки политики в отношении Беларуси в 2016 году. В октябре соседям были сделаны сразу несколько очень заманчивых предложений:

1. Возможность переработки нефти по давальческой схеме на Мозырьском НПЗ с транспортировкой её трубопроводом Одесса-Броды и далее по ветке "Дружбы". Тут есть интерес обоих сторон. Украина увеличивает добычу, ищет поставки сырья и, самое главное, формирует государственный резерв – "топливный банк" в размере до 2 млн тонн в нефтяном эквиваленте. Минус в том, что глубина переработки украинских НПЗ невелика, да и их мощности не позволяют работать на госрезерв, сохраняя при этом поставки на розничный рынок. Покупать продукты для "топливного банка" за рубежом дорого, отдавать весь розничный рынок соседям – опасно.

С другой стороны, Беларусь благодаря нескольким этапам реконструкции своих НПЗ имеет одну из самых высоких глубин переработки и ощущает недостаток сырья на фоне постоянных "нефтяных войн" с РФ. Украина, поставляя нефть по давальческой схеме, платит только за переработку, а Беларусь получает загрузку своих мощностей. Даже в таком варианте схема выгодна. В будущем, если будут дополнительные объёмы, есть возможность говорить о совместной продаже продукции на рынках третьих стран. При этом Беларусь получает альтернативного поставщика нефти, что автоматически снижает роль РФ как "нефтяной бочки" для Минска.

2. Транспортные коридоры. Украина предложила вернуться к развитию европейского речного пути Е-40 от Гданьска на Балтике до Херсона с выходом на Чёрное море. Беларусь чрезвычайно сильно заинтересована в таком инфраструктурном проекте — сама предлагала его к рассмотрению Украины и Польши как минимум дважды на протяжении 2008-2013 годов. В 2016-м совпало всё — есть инициатива Киева, её поддерживает Варшава и есть возможность привлечь средства ЕС на реализацию такого амбициозного проекта. Результатом может стать появление альтернативы пути "Роттердам-устье Дуная", а также переориентации части беларуского экспорта (нефть, калийные удобрения) на перевалку через украинские порты (а это уже прибыльно для Украины) – так ближе к покупателю и дешевле.

3. Создание совместных предприятий для усиления экономик двух стран и выхода на новые рынки. С одной стороны, речь идёт о целом ряде товаров, которые необходимы для усиления обороноспособности Украины – те же СП по производству автомобильной техники, планы создания предприятий в области оптики. С другой, можно говорить о гражданской продукции, которая через беларуские СП будет спокойно экспортироваться на рынки РФ, Казахстана, а через украинские – на рынки ЕС.

Украине ещё в 2014 году необходимо было подумать, как привязать Беларусь не сиюминутными выгодами, а долгосрочными инфраструктурными проектами

За осень-зиму были сделаны первые практические шаги по всем трём направлениям. Параллельно расширялось торговое, научное сотрудничество, появлялись новые темы для долгосрочных проектов. Всё это проходило на фоне тупика "Минска-2" и новой эскалации на востоке Украины. Киеву нужны были гарантии как минимум сохранения прежнего уровня отношений с Минском, Минску, кроме экономики, сохранение у себя переговорной площадки – факт её наличия облегчает Беларуси диалог с ЕС и США.

В то же время эти проекты имеют своих оппонентов. По нефти это, естественно, Россия, которая не желает терять важный рычаг давления на Беларусь. По речному проекту (коридор Е-40) совпадают интересы сразу нескольких игроков: Литва и Латвия теряют часть загрузки своих портов, РФ опасается, что наличие новых транспортных коридоров в обход её территории "уводит" соседние страны из зоны российского влияния. А возможность возникновения альтернативы пути "Роттердам-Дунай" может не понравиться представителям транспортного бизнеса целого ряда стран. Та же Румыния весьма трепетно относится к вопросам загрузки своих речных портов.

"ГИБРИДНЫЕ ПРОТИВНИКИ" И ВСТРЕЧИ ПРЕЗИДЕНТОВ

Где есть оппоненты, там есть лоббизм. Например, к маю 2017 года в одной кампании по "спасению реки Припять" объединились ряд беларуских экологических организаций и бизнес-структур. "Зелёные" получили финансирование и проблема беларуской АЭС, которую они педалировали несколько лет, отошла на второй план перед противодействием речному транспорту как явлению. По проектам переработки нефти, деятельности совместных предприятий трудностей также хватало.

Учитывая, что долгосрочные международные проекты можно реализовать только при наличии доверия между партнёрами, с 2016 года активизировались вбросы в информационное поле тезисов, что Беларуси нельзя доверять Украине и наоборот, что для Киева Минск представляет едва ли не большую опасность, чем Москва.

Эти факторы, помноженные на политическую составляющую, возможно, и стали причиной частых встреч на высшем уровне подальше от чужих глаз. В апреле президенты пожали руки в Чернобыле, а потом полетели поговорить по душам в глухую полесскую деревеньку на беларуской стороне границы. В июле Лукашенко прилетел на день раньше запланированного начала визита, где-то гулял по Киеву целый вечер. А анонсированная встреча с Порошенко "без прессы" длилась вдвое дольше запланированного.

Результаты, озвученные на брифинге президентов, говорят сами за себя. И Порошенко, и Лукашенко озвучили намерение:

  • дальше работать в области нефтепереработки, в том числе с поставками сырья на беларуские НПЗ по сети трубопроводов;
  • развивать речные транспортные коридоры, в первую очередь Днепр-Припять-Буг-Висла;
  • создавать совместные предприятия для, как подчеркнул Лукашенко, "производства любых видов продукции" и выхода на "любые рынки".

Не менее интересными выглядят договоры между министерствами культуры, которые могут стать правовой основой для усиления украинского присутствия в беларуском культурном и информационном поле, а также планы по развитию научной кооперации.

ВЫВОД, ОН ЖЕ АНОНС

Если подвести черту, то сегодня украино-беларуские отношения начинают переходить из формата ситуативного бизнеса к формату долгосрочных проектов. Украина наконец определилась, чего она хочет от Беларуси, и последовательно идёт к желаемому.

Такие изменения не нравятся многим соседят Украины и Беларуси. По некоторым вопросам совпадают интересы стран, находящихся "по разные стороны баррикады", как, например, Литвы и РФ в вопросах коридора Е-40. Поэтому ближайшие полгода мы будем наблюдать регулярные попытки развить истерию в прессе двух стран: беларусов будут убеждать, что сотрудничество с Украиной опасно, украинцам попытаются рассказать, что Беларусь спит и видит, как бы насолить демократической соседке (или вовсе её захватить марш-броском через полесские болота).

Будет интересно. Но если реализация проектов не остановится, то уже через 2-3 года будем иметь совсем другие отношения между соседями и другой баланс сил в регионе "Междуморья".

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

Оставьте свой комментарий

Следующая публикация