Тутанхамон Михайлович на пороге бессмертия

Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей

Абсурдное реалити-шоу, в которое превратилось дело Насирова, сыграло с ним ту же шутку, что и яйцо с Януковичем.

Чудесное исцеление могли наблюдать немногие счастливчики, оказавшиеся утром в понедельник в зале Соломенского суда, который, как матрешку, приютил внутри себя суд Шевченковский.  Роман Насиров за ночь, проведенную в суде, силой мысли самоизлечил у себя диагностированный врачами "Феофании" инфаркт и даже встал с носилок, чтобы посидеть. Выбравшись из-под спасительного клетчатого одеяла, ставшего мемом, сел Роман Михайлович не куда-нибудь, а в кресло судьи.  Когда же заседание возобновилось, несмотря на перенесенную, по словам адвокатов, операцию, Насиров и вовсе выглядел молодцом: сам прошелся по лестнице и зашел в зал.

ПРИКЛЮЧЕНИЯ КЛЕТЧАТОГО ОДЕЯЛА

И все это, несмотря на бессонную ночь, проведенную в суде, где Роман Михайлович оказался фактически запертым. Хотя 72 часа, в течение которых ему должны были выбрать меру пресечения или отпустить, истекли еще в 23.00  воскресенья, и конвой НАБУ был по этой причине снят. Предполагаемый счастливый финал с освобождением главного героя испортили активисты "Автомайдана", представители других общественных организаций, оппонирующие коллегам по фракции БПП, "еврооптимисты" Лещенко и Найем, журналисты и просто неравнодушные граждане, пришедшие блокировать эвакуацию Насирова из суда.

В тот вечер Романа Михайловича доставили в суд, ̶к̶а̶к̶ ̶Т̶у̶т̶а̶н̶х̶а̶м̶о̶н̶а̶,  ̶в̶ ̶п̶а̶л̶а̶н̶к̶и̶н̶е̶,  на носилках с соответствующим заявленной версии страдальческим выражением лица. Если учесть, что перед тем Романа Михайловича под сиротским клетчатым одеялом еще сутки возили, сначала на экспертизу состояния здоровья в кардиоцентр Стражеско, откуда должны были вернуть в "Феофанию", а потом обратно в суд, который пару раз оказался "заминирован" и всех, включая высокопоставленного пациента эвакуировали, то страдальческое выражение на мужественном лице Насирова было вполне объяснимо. Даже без учета предполагаемых проблем с сердцем, которых, в Стражеско, впрочем, не обнаружили, отметив в заключении лишь повышенное давление.

Никто в многочисленной команде защитников Насирова, вырабатывавшей в ресторане неподалеку стратегию контратаки в процессуальной и медийной плоскости, видимо, не предполагал, что все настолько затянется. Что даст сбой трюк с "больничкой", считающийся практически безотказным среди адвокатов, и Роман Михайлович из жертвы произвола НАБУ  усилиями защитников превратится в посмешище. В том числе потому, что фото человека на носилках, обвитого катетерами, обычно производит неизгладимое впечатление только на судей Европейского суда по правам человека, наивно полагающих, что нигде в мире врачи не станут позориться лжедиагнозами для симулянтов. И если пациент так плох, что даже сидеть в суде не в состоянии, а его судят и, не дай бог, арестовывают, то это значит, что к нему применяли пытки, бесчеловечно относились и вот это все. 

ЧТО ПОД ОДЕЯЛОМ

А ведь  в "Феофании" Насиров оказался еще утром в пятницу 3 марта, в то время как вручать подозрение замешкавшиеся детективы НАБУ явились лишь вечером того же дня. Во-первых, потому что Романа Михайловича несколько часов банально не могли найти, а во-вторых, скорее всего, имела место утечка информации о готовящемся визите детективов. Несмотря на всю секретность, которую пытались сохранить антикоррупционные прокуроры, с кем-то "наверху" они, возможно, таки пытались согласовать такое громкое действие. А кто-то "наверху" мог просигнализировать об этом Роману Михайловичу.

Глава ГФС, назначенный на эту должность в результате сомнительного конкурса,  настолько одиозен, что его отставки, говорят, требовали в "брюссельско-вашингтонском обкоме" в одном пакете с Шокиным. Но Роман Михайлович настолько непрост, что даже инфаркт превозмог усилием воли, так что свалить этими кознями такого всем нужного человека, ясное дело, не удалось.

Почему нужного? Потому что реструктуризация налоговых выплат – дело крайне полезное для всякого олигарха. И есть основания предполагать, что такие эксклюзивные услуги Роман Михайлович оказывал не только Онищенко, но и другим  ̶к̶р̶о̶в̶о̶с̶и̶с̶я̶м̶  крупным налогоплательщикам. И некоторые из них, вполне вероятно, в обмен на эту услугу, например, финансировали одну партию власти. Которой теперь жизненно необходимо, чтобы вся вонь осталась под крышкой, а не вышла наружу. Конечно, можно сказать, что все это домыслы, но ведь именно такую схему описал Онищенко, поясняя, почему в ГФС ему так охотно шли навстречу. А в самой ГФС, напротив, насчет этих многомиллионных поблажек так ничего и не объяснили.

Но Роман Михайлович настолько непрост, что даже инфаркт превозмог усилием воли, так что свалить этими кознями такого всем нужного человека, ясное дело, не удалось.

Более того, на Романе Михайловиче, в некотором смысле,  держится хлипкая парламентская коалиция. Формально она сконструирована из фракций БПП и Народного фронта. В действительности все знают, что она недееспособна, если ее не подпирают во время голосований депутаты из "Воли Народов" и "Видродження". А у господина Хомутынника, координирующего связи между "Ведром" и Банковой, может возникнуть  ̶н̶е̶п̶о̶з̶б̶у̶в̶н̶а̶ ̶б̶е̶н̶т̶е̶г̶а̶  глубокая обида на неуважительное отношение к господину Насирову, который все это время приносил огромную пользу их объединению и его же усилиями был назначен.

В свете всей этой безусловной пользы и исключительной государственной важности Роману Михайловичу прощались и лондонские квартиры, и шокирующие богатства в декларации, и статус ленд-лорда, умудрившегося прикупить значительную часть территории целого населенного пункта. Не говоря уже о хамстве, с помощью которого он пытался "воспитывать" подчиненную ему в тот момент главу Одесской таможни Юлию Марушевскую. И лишь последняя его выходка – несогласованный полет в США на инаугурацию Дональда Трампа, говорят, была воспринята на Банковой болезненно. По этому адресу,  независимо от  личности очередного хозяина, уже много лет  испытывают острое неприятие попыток "формирования собственного политического имиджа" со стороны подчиненных. Однако вряд ли эта ревность могла столкнуть с горы такой огромный снежный ком, поскольку опять же коалиция и прочая и прочая…

СУДЕЙСКИЕ ИГРЫ В ПРЯТКИ

Если принять во внимание всю эту подноготную и высокие риски применения админресурса в таких отчаянных обстоятельствах, становится объяснимым довольно странное поведение суда, который должен был решить, арестовывать Насирова или нет. Его адвокаты заявили отвод судье Бобровнику. Решение об отводе должен был принять любой другой назначенный судья. И тут началась кутерьма. Судьи наотрез отказались выходить в выходной на работу. К председателю Соломенского суда Людмиле Шереметьевой домой приехали активисты "Национального корпуса" и попросили ее прибыть в суд. Даже обещали подвезти. Шереметьева через дверь пригрозила "хулиганам" вызвать полицию и никуда не поехала.

Тем временем часы пробили 23:00 воскресенья, срок задержания истек, НАБУ сняло конвой с вновь свободного гражданина Насирова. Но покинуть заблокированное здание суда он так и не смог. Вместо этого Роман Михайлович потребовал к себе антикоррупционных прокуроров Сытника и Холодницкого, чтобы спросить их лично "почему такое поведение детективов Антикоррупционного бюро" по отношению к нему. Ехать среди ночи к нему прокуроры отказались. И Роман Михайлович провел ночь, раздавая интервью СМИ.

В понедельник заседание возобновили. Судья Елена Букина отклонила ходатайство адвокатов Насирова об отводе судьи Александра Бобровника, который продолжил нелегкое дело выбора меры пресечения главе ГФС.

ЭФФЕКТ ЯЙЦА

Абсурдное реалити-шоу, в которое превратилось дело Насирова, сыграло с ним ту же шутку, что и яйцо с Януковичем. Другими словами – ударило его эффективнее и безжалостнее любого лукавого и боязливого, когда речь идет о высокопоставленных чиновниках, украинского суда. Ни за какие деньги нельзя будет заставить людей забыть это жалкое и смехотворное клетчатое одеяльце, взятое как будто из детского приюта.

Ни за какие деньги нельзя будет заставить людей забыть это жалкое и смехотворное клетчатое одеяльце, взятое как будто из детского приюта.

При том, что посидеть в СИЗО Роману Михайловичу даже не светило. Адвокаты нашли бы массу придирок к процедуре задержания, залог съежился бы до очень умеренной суммы, и глава ГФС спокойно, своими ногами и в костюме вышел бы из здания суда на свободу человеком, сохранившим достоинство. Даже когда дойдет до рассмотрения по сути в суде, не простимулированном сверху на обвинительный приговор, перспективы дела Насирова далеко не очевидны.

Впрочем, достоинство, самоуважение и прочие проявления гордыни – явно не тот номинал, который высоко котируется на этой бирже. Именно поэтому очень сомнительно, чтобы Насиров "заговорил", чего сейчас опасаются высокопоставленные фигуранты не подлежащих огласке сделок и договоренностей, в которых он замешан.  Отчаянные попытки власти защитить главу ГФС, несмотря на катастрофические репутационные потери, уже сейчас недвусмысленно демонстрируют, чью сторону она выбрала в этой истории.

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции