Судьбоносный год для Афганистана

Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей

Для страны, которая не знала прочного мира с 1978 года, грядущий 2019 год может стать поистине поворотным.

На исходе довольно сложного и малопредсказуемого года для Афганистана можно уже с уверенностью говорить, что следующий, 2019 может стать поворотным для нации, разрываемой геополитическим противостоянием, стремлением к миру и политическим давлением, а также самыми разными представлениями о желаемом будущем — если только не возникнет общего стремления договориться на компромиссном, практическом и связанном временными рамками процессе, включающем в себя мирный план.

За последние две недели серия нападений террористов-смертников и покушений, смертельных засад на силы безопасности, этнических и конфессиональных провокаций, закрытия транспортных артерий причинила стране огромные проблемы, привела к сотням жертв и раненых среди мирного населения, а также правоохранителей. Нигде не указаны точные цифры, однако десятки бойцов "Талибана" и местной ячейки террористической организации "Исламское государство", известной как "Вилаят Хорасан", немало мирных людей, живущих на подконтрольных им территориях, также погибли в столкновениях.

Не улучшили положения и бурные уличные протесты в Кабуле, переросшие в новое политическое противостояние, которые вспыхнули вследствие двухдневного задержания лидера ополчения хазарейцев на этой неделе.

Худшего времени для обострения ситуации сложно придумать. Представители международного сообщества и лидеры афганского правительства встречаются в Женеве, чтобы "продемонстрировать солидарность с афганским народом, желающим мира и процветания" и подвести итог "результатов выделения Афганистану 15,2 миллиарда долларов помощи в 2016 году".

Афганістан, пінбокс

Афганское правительство должно "подчеркнуть свое стремление к развитию и реформам… и подготовить почву для мирного избирательного процесса". Это непосильная задача в то время, как бурные обсуждения о будущем контингента США/НАТО в регионе идут рука об руку со сложным процессом политического перехода, включающим в себя четыре одновременных голосования (президентское, региональное, районное и в провинции Газни), назначенных на 2019 год на фоне увеличения числа военных операций и геополитических препирательств.

УТВЕРЖДЕНИЕ ДАТ И ПРИОРИТЕТОВ

После одного из страшнейших в истории Афганистана нападений террориста-смертника на прошлой неделе, президент Ашраф Гани непрямо обвинил в этом "Талибан" и попросил их "прекратить убийства". Гани, который уже дал понять, что собирается баллотироваться на второй срок в 2019 году, заявил, что "убежища для смертников, поддерживающая теракты инфраструктура, тренировочные центры и финансовые ресурсы — расположены в соседской стране". Он не стал называть этой страны, но призвал "международных друзей" Афганистана "призвать к ответу правительства и страны, которые поддерживают теракты".  

В то же время премьер-министр Афганистана Абдулла Абдулла, который печется о собственном политическом будущем, довольно негативно высказался о миротворческих попытках во время своего визита во Францию. Он сказал, что, несмотря на все американские инициативы, "Талибан" не демонстрирует никакой готовности серьезно включаться в мирный переговорный процесс".

Премьер-министр Афганистана Абдулла Абдулла, который печется о собственном политическом будущем, довольно негативно высказался о миротворческих попытках

В частных переговорах "Талибан" стремится отменить будущие президентские выборы. Они хотят утверждения внутреннего правительства под руководством нейтрального лидера сразу же после того, как Штаты согласятся обсуждать порядок вывода контингента в рамках переговоров о мирном соглашении.

Избирательная комиссия уже обсуждает возможные даты для выборов, для афганского правительства, как и раньше, предпочтителен апрель. Вместе со всевозможными политическими группами правительство пытается собрать максимально авторитетную и представительную команду переговорщиков, которая сможет в нужный момент начать прямой диалог с "Талибаном", как ранее предлагали Соединенные Штаты.

Бывший президент Афганистана Хамид Карзай предложил провести внеконституционный (прим.пер: но утвердивший новую конституцию в 2002-2004 году) всеафганский совет старейшин, Лойя-джирга. В свою очередь бывший советник по вопросам национальной безопасности, метящий в президенты, Ханиф Атмар настаивает, что миротворческий и избирательный процессы должны проходить рука об руку, взаимодолняясь. Звучат также голоса в пользу объединенных переговоров с участием афганских и международных представителей с целью выработки нового всеобщего плана действий, похожих на те, которые в 2001 году привели к подписанию Боннского соглашения.

Однако политические аналитики в Кабуле предупреждают, что поспешный поиск компромисса или интеграции всех локальных и региональных мнений может закончиться неудачей, влекущей за собой стихийное обострение, похожее на то, что последовало после слабых Женевских соглашений 1988 года, прекративших Советскую оккупацию страны.

ПОДХОД США

За действиями США, выступающими одновременно в качестве переговорной стороны и посредника, пристально наблюдают региональные политики, поскольку многими афганцами Штаты воспринимаются, как справедливая балансирующая сила, способная оказать решающее влияние на процесс достижения договоренности.

Недавнее решение администрации Трампа о ведении прямых переговоров с "Талибаном", чтобы положить конец войне, идущей уже семнадцать лет и достичь урегулирования ситуации в Афганистане, стало неожиданностью, поскольку до сих пор с той стороны звучали заявления о необходимости добиться военных побед, прежде чем переходить к переговорам. Это перевернуло все прежние политические расчеты и планы в регионе.

Спецпосланник Соединенных Штатов в Афганистане Залмай Хализад после консультаций с афганскими политиками, Пакистаном, Саудовской Аравией, Объединенными Арабскими Эмиратами и Катаром, пытается заставить основных участников процесса выработать общую "дорожную карту будущего Афганистана". Россия, Китай, Иран, Индия и соседи Афганистана в Центральной Азии пока что не являются участниками консультаций с США. Россия, неоднократно выражавшая сомнения в чистоте американских намерений, в ноябре провела в Москве собственные мирные переговоры с талибами. Конструктивное соглашение между Штатами, Россией и Китаем по решению афганской проблемы может иметь далеко идущие последствия — но лишь в том случае, если к участию в переговорном процессе будут привлечены представители Афганистана.

До сих пор с той стороны звучали заявления о необходимости добиться военных побед, прежде чем переходить к переговорам.

Несмотря на то, что Иран является еще одним ключевым игроком на этой арене, прямые переговоры между Тегераном и США в настоящее время едва ли возможны, ввиду напряженных отношений между странами. Однако если Иран увидит в гамбите, который разыгрывают США, угрозу своих интересов, он может выбрать политику силового отпора и тем самым еще больше накалит обстановку в регионе.

По поводу пакистанских лидеров Трамп гневно высказался в своем твиттере, утверждая, что "это одна из тех стран, которая только берет у Соединенных Штатов, но ничего не дает взамен". Невзирая на столь резкую риторику, США надеются, что их арабские союзники надавят на Пакистан с тем, чтобы усадить "Талибан" за стол переговоров.

Правительство Афганистана, Соединенные Штаты и стороны, напрямую задействованные в афганском конфликте, утверждают, что именно скрытная поддержка, которую оказывает талибам Пакистан, обостряет ситуацию и препятствует достижению мира.

УГРОЗЫ И ТУПИКИ

Пока осмелевший "Талибан" пытается расширять территорию своего влияния в Афганистане, в Кабуле пытаются решать вопросы, связанные с будущим страны и рассматривают различные перспективы.

Звучат предупреждения о том, что возможен возврат к "талибанизации", другие полагают, что децентрализованная система окажется способна примирить самые разные устремления и ожидания. Третьи призывают к установлению конституционного порядка, способного защитить достижения последних семнадцати лет, в том числе права женщин и свободу слова, но готовы рассматривать возможные поправки и вести переговоры — лишь бы не откатить ситуацию к той, которая имелась до 2001 года.

Если талибы будут настаивать на переформировании политической системы и навязывании своих принципов, демократические права и свободы, закрепленные в конституции Афганистана от 2004 года, могут быть урезаны или существенно размыты.

Фактическое разделение Афганистана на части и превращение его в арену политических столкновений между сторонниками умеренных взглядов с джихадистами и экстремистами — вот сценарий, который любой ценой нельзя допускать.

В ПОИСКАХ ВЗАИМОВЫГОДНОЙ ДОГОВОРЕННОСТИ

Во всем многообразии инициатив и предложений как нельзя более остро стоит сейчас вопрос о необходимости нахождения максимально взвешенного и продуманного варианта афганского эндшпиля. Итоговая программа выхода из кризиса должна учитывать чаяния всего населения, максимально выгодно использовать преимущества географического положения страны и ее природных ресурсов, гарантировать законность и хотя бы относительную стабильность. Особенно важно здесь обойтись без поспешности, поскольку в первую очередь должны быть решены ключевые стратегические вопросы.

Фактическое разделение Афганистана на части и превращение его в арену политических столкновений между сторонниками умеренных взглядов с джихадистами и экстремистами — вот сценарий, который любой ценой нельзя допускать.

Достижение консенсуса в Афганистане, выработка общего плана и программы действий, и одновременно достижение международных договоренностей, по которым страна превратится в региональную платформу сотрудничества и экономической интеграции, — вот главные условия успешного политического урегулирования.

Для страны, которая не знала прочного мира с 1978 года, грядущий 2019 год может стать поистине судьбоносным.

Читайте текст оригинала на the Atlantic Council

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции