С искренним бандеровским приветом

Если Россия ввяжется в новую войну и захочет увидеть на ней меня, я запишусь в армию – и буду воевать против России.

Мне пришло мобилизационное предписание. Явиться в военкомат по адресу. Аж холодом повеяло. Как вспомнишь, так вздрогнешь. Стоишь, смотришь на эту бумажку, вспоминаешь, как твой эшелон остановился на путях в Моздоке, а рядом, на соседних путях, стоял эшелон с развороченной техникой оттуда, и мы смотрели на него во все глаза, на эту разорванную, раскуроченную какой-то невероятной, нечеловеческой силой броню, с которой не была еще отмыта кровь убитых в ней людей, прикусив сразу свои смешки и героическое распушивание перьев, и это было по-настоящему страшно, впервые в наших коротких жизнях смерть посмотрела на нас вот так вот в глаза, близко, с соседних путей...

А потом нас привезли на взлётку в Моздоке, и там рядком лежали какие-то странные черные мешки. Их привозили вертушки оттуда, из-за хребта, куда везли нас, выгружали, а потом в эти же самые вертушки загружали нас и увозили туда. И мы долго не могли понять, что это за черные пластиковые мешки. А потом поняли...

И как-то сейчас я вот очень рад, что я теперь здесь, а эта повестка – там.

Товарищ военком. Я в ваши игры наигрался уже тогда. В девяносто шестом. И потом еще раз. В девяносто девятом. А потом еще в две тысячи восьмом. И в две тысячи четырнадцатом.

Я служил в вашей армии два раза. И я вам больше ничего не должен. Ни вам, ни Родине, ни государству, ни этому замечательному народу. Никому и ничего.

Все ваши кирзачи, подштанники и портянки я вернул вам еще двадцать лет назад.

Напротив, это вы мне до сих пор должны. Должны четыреста долларов, вычтенные вашими начфинами за выданные мне бушлат, штаны и каску, которые были изодраны и выкинуты мной в Грозном, а по нормам материального довольствия должны прослужить два года, и Родина списывала у своих солдат по четыреста баксов за штаны. Должны за набор хронических болезней, которые я лечил на свои деньги и временами лечу до сих пор.

За те желтые таблеточки, которые я пил на приемах у психотерапевта, когда пытался приглушить свой синдром посткомбатанта. За постаревшую сразу лет на двадцать маму, которая ездила за мной туда, ночуя по блокпостам, и все видела своими глазами. За то, что я так до сих пор и не могу начать заниматься собственной жизнью, зарабатывать деньги и строить свое будущее, потому что вы, бл*дь, все лезете и лезете к другим. Все убиваете и убиваете.

Нет, я не спорю, пойти еще два месяца пробухать в казарме с толпой таких же партизан – это, конечно, весело. Но все эти приколы я уже знаю. Я все их прошел. А потом двадцать лет занимался тем, что пытался достать оставленным Родиной инвалидами солдатам коляски, костыли, очки, гемодиализ, операцию, потом я шатался по очередным затеянным вами войнам, потом я писал о новых трупах и новых гемодиализах, и меня уже до такой степени тошнит от одной мысли о ваших кирзачах, что весь этот ваш веселый театр меня уже не интересует совершенно.

Но. Одно "но" я все же хочу сказать.

Да, безусловно.

Я считаю, что мужчина не может остаться в стороне, если его страна заболеет войной.

Поэтому давайте оставим эти курсы переподготовки машинисток и перейдем сразу к делу.

Я вам клянусь – если Россия ввяжется в новую войну и захочет опять увидеть на этой войне меня, я не буду бегать по сусекам и обязательно, в первых рядах запишусь в действующую армию. В добровольцы.

В "Правый сектор".

В Киеве.

Потому что если уж и придется воевать еще раз, то теперь я совершенно точно буду воевать против вас.

Это не вынужденное решение под давлением обстоятельств – это мой осознанный выбор.

Я не знаю, как сложится моя жизнь и где я окажусь завтра, в Чехии ли, в Израиле, в Украине, но я вам клянусь – если вы еще раз из-за поребрика полезете убивать людей – а в этом я ни на секунду уже не сомневаюсь – полезете в Чехию ли, опять в Украину ли, я постараюсь приложить все возможные усилия, чтобы запихнуть вас обратно.

И сделать это максимально болезненно – чтобы запомнилось максимально надолго.

С искренним бандеровским приветом, командир расчета АГС-17, гвардии старшина Бабченко.

В рамках проекта "Журналистика без посредников"

Оригинал

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

Оставьте свой комментарий

Аватар
Оставьте свой комментарий

Комментарии к посту

Последние Первые Популярные Всего комментариев: