Потоп пропагандиста

Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей

О чем говорит реакция Киселева на публикацию о его вилле в аннексированном Крыму.

Пресс-секретарь российского МИДа Мария Захарова предложила провести брифинг в скандальном коктебельском особняке телеведущего Дмитрия Киселева. Уже сам факт этого — пусть и шуточного — предложения руководителя пресс-службы российского дипломатического ведомства показывает подлинный вес Киселева в номенклатурной иерархии.

Ведь разоблачений о нечестно приобретенной собственности государственных чиновников в российских и зарубежных СМИ в последние годы появлялось немало, нередко они касались высших руководителей государства. Но Мария Захарова не изъявляла желания поехать для проведения брифинга ни к Дмитрию Медведеву, ни к Игорю Шувалову, ни к другим высокопоставленным российским чиновникам. Не привлекла ее и вилла на итальянском озере Комо, ставшая вторым домом другого ведущего российского телевизионного пропагандиста — Владимира Соловьева. А вот коктебельский дом Киселева удостоился особого дипломатического внимания. И не только дипломатического.

Уже сам факт этого — пусть и шуточного — предложения руководителя пресс-службы российского дипломатического ведомства показывает подлинный вес Киселева в номенклатурной иерархии

Киселев мог бы просто не заметить статьи из феодосийской газеты — и не исключено, что ее бы никто не заметил в России. Но Киселев решил реагировать — и не один, а вместе с целым дипломатическим ведомством. И это при том, что в статье под названием "Чародеи оползневого склона" фамилия Киселева не упоминается. Вообще. Ни разу. Все мы говорим о его доме: и Захарова говорит, и сам Киселев — только вот автор текста обошелся без прямых упоминаний. Тогда почему так возмутился телеведущий? Может быть, он просто обиделся на прогноз, что "рано или поздно природа возьмет свое", что ливневые воды с вышележащих отрогов и водосборов пробьют себе новые русла — и склон, на котором стоит пресловутая вилла, вновь обретет потенциальную подвижность?

Ведь этот прогноз — чуть ли технологическая и метеорологическая иллюстрация пословицы "после нас — хоть потоп", воплотившаяся в вилле на оползневом холме. И то, как реагирует Киселев, и то, как его защищает Захарова, показывает, что они в этой иллюстрации к пословице себя узнали.

Потому что почти вся российская политика последних лет — и почти вся российская пропаганда последних лет — воплотились в этой немудреной пословице. И когда ты понимаешь, что результатом ее воплощения в жизнь будет не просто потоп, но и оползень, который уничтожит твой собственный дом, ты, конечно, очень расстраиваешься и обижаешься.

И решаешь, конечно же, не изменить политику. И не отказаться от пропаганды.

Нет, ты хочешь уничтожить газету.

Перепечатывается с разрешения Радио Свободная Европа/Радио Свобода 

​​​​​​Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела! 

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции