Пакистанский выбор: куда отобьёт мяч Имран Хан?

Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей

Во внутренней и внешней политике страны наступил переломный момент.

На парламентских выборах 25 июля несомненную победу одержала партия бывшего спортсмена, звезды крикета Имрана Хана "Техрик-е-инсаф" (прим. пер: с урду — Движение за справедливость). Во внутренней и внешней политике Пакистана наступил переломный момент. Эти выборы, несмотря на обвинения в фальсификациях и агрессии, стали уже вторым подряд условно цивилизованным переходом власти от одного гражданского правительства к другому.

К тому же Техрик-е-инсаф — новые лица в политике страны, ранее контролируемой двумя династическими политическими партиями: Народной партией Пакистана и Пакистанской мусульманской лигой Наваз. Ближайшие недели, пока Техрик-е-инсаф будет формировать правительство, наблюдателям следует присматриваться к ряду факторов, которые помогут предугадать дальнейший политический курс страны.

Военная роль. Эти выборы были омрачены громкими обвинениями в адрес пакистанской армии и службы безопасности. По заявлениям оппозиции, силовики неоднократно вмешивались в электоральный процесс, широкое возмущение вызвал арест бывшего премьер-министра Наваза Шарифа по обвинению в коррупции. Лидеры оппозиции немедленно назвали результаты выборов нелегитимными.

Если обвинения правдивы, наглость и масштаб неприкрытого вмешательства военных в выборы крайне тревожны. С другой стороны, это продолжение существующего порядка вещей. Вот уже десять лет, с тех пор как военные структуры уступили власть гражданским, продолжаются трения между правительствами Народной партии (2008-2013), Мусульманской лиги Наваз (2013-2018) и военной элитой. Их предмет — влияние на институты власти. До тех пор, пока в Пакистане существует армия, она будет бороться за контроль над страной.

До тех пор, пока в Пакистане существует армия, она будет бороться за контроль над страной

Экстремизм. Избирательный процесс в Пакистане был омрачён насилием. В день выборов боевик-самоубийца подорвал себя возле Кветты, унеся с собой по меньшей мере тридцать жизней. Трёх известных региональных кандидатов убили во время предвыборной кампании. На других — нападали. Одновременно с этим за парламентские кресла боролись откровенно экстремистские кандидаты, а лидеры всех главных партий принимали помощь от региональных военизированных группировок улемов (мусульманские деятели, знатоки теоретических сторон ислама, локальные духовные лидеры — ред.).

Ничего нового в этих пережитках темных времён нет, однако перед свежеизбранным правительством Пакистана теперь стоит выбор: полагаться ли на них в дальнейшем или избавляться от старой стратегии сотрудничества с военизированными группировками. Уже по самому составу правительства, по тому, получат ли портфели радикальные экстремисты, будет видно настроение новых лидеров. Ещё больше станет понятно по действиям нового премьера.

Экономика. Хотя Пакистан входит в двадцатку самых быстро развивающихся экономик мира, согласно прошлогоднему анализу на Всемирном экономическом форуме, новое правительство унаследует кризис платёжного баланса. И станет уже третьим правительством, которое вынуждено разбираться с непомерным расточительством предшественников. По самым последним данным, опубликованным Государственным банком Пакистана, валютный резерв страны покроет только 1.7 месяцев импорта товаров и услуг, а это намного меньше трёх месяцев — планки, установленной Международным валютным фондом.

Причиной многолетнего пакистанского экономического кризиса является череда безответственных финансовых решений, последовательная переоценка рупии, торговый дефицит, возрастающий вследствие зависимости Пакистана от импорта топлива и колебаний мировых цен, а также узкая база налогообложения. Поразительная статистика: в стране, где зарегистрировано свыше 100 миллионов избирателей, больше половины которых поголосовало на выборах, подоходный налог платит всего 1,8 миллионов человек. Чтобы справиться с сокращением доходов, предшествующие правительства накладывали новые налоги на иностранных предпринимателей, отталкивая от Пакистана чрезвычайно необходимые его экономике инвестиции и подавляя развитие экономики.

Недавно ушедшее в отставку правительство Пакистанской мусульманской лиги Наваз только усугубило ситуацию дополнительными внешними займами, сперва выйдя на международный рынок сделки с облигациями, а потом заключив сделку с китайскими банками, чтобы обеспечить себе резервы. Новым властям придётся либо выплатить огромный долг Индустриальному и коммерческому банку Китая, либо переназначить выплаты для установления краткосрочного платежного баланса и обратиться в МВФ за новой программой.

В стране, где зарегистрировано свыше 100 миллионов избирателей, подоходный налог платит всего 1,8 млн человек

Международный валютный фонд потребует жесткой дисциплины и бережливости, попытка вернуться к такому режиму в двадцатый раз за тридцать пять лет будет крайне непопулярной в народе, однако ответственное правительство обязано пойти на такие меры, чтобы вывести Пакистан из затянувшегося экономического кризиса. Потенциальные альтернативы — перезаем у Китая или Саудовской Аравии — вряд ли сработают. Скорый возврат к программе МВФ параллельно с новой договоренностью о выплате китайского долга может относительно быстро привести пакистанскую экономику к стабильному росту, особенно если этому дополнительно помогут реформы по улучшению бизнес-климата в стране и экспорта.

Международная политика. Обратившись к народу после победы своей "Техрик-е-инсаф" Хан сказал: "Ни одной стране мир не нужен так, как нам". Список проблем немалый:

Индия-Пакистан

От предшественников Хан унаследовал возрастающее напряжение отношений с Индией, затягивающееся в то время, как индийский премьер-министр Нарендра Моди собирает голоса для своего переизбрания. В своей речи Хан отметил, что индийская пресса зря делает его "болливудским злодеем". А это значит, что он достаточно хорошо представляет себе, какие репутационные проблемы создал себе предыдущими публичными выступлениями.

Но обеспокоена Индия не только его словами, ее тревожат постоянные силовые действия вдоль пакистанской границы. Решающее слово в определении индийско-пакистанских отношений в Пакистане до сих пор имели силовики. Однако у двух стран огромный потенциал экономического сотрудничества. Если Хан сможет добиться успеха там, где потерпели неудачу его предшественники, сдержит военизированные группировки и предотвратит пограничные инциденты, выгода будет значительной.

Попытка подавить провокации на границе очень важна. В своё время Шариф, предшественник Хана, строил избирательную кампанию в 2013-м на обещаниях наладить связи с Индией, но реализации многих планов помешала военная элита. После выборов в Индии в 2019 году может появиться идеальный шанс для следующей попытки нормализации отношений. Или хотя бы новой разрядки напряжённости.

США-Пакистан

Отношения Пакистана с Соединенными Штатами остаются крайне натянутыми из-за пакистанской ядерной программы и поддержки радикальных исламистских формирований. После новогоднего заявления президента США Дональда Трампа о том, что Соединенные Штаты с 2002 года не получали от Пакистана ничего, кроме "лжи и предательства" помощь в вопросах безопасности, которую оказывали США, прекратилась.

Для нового правительства здесь есть риск: с одной стороны, нахрапистый и уверенный стиль политики Хана может помочь ему неожиданно договориться с похожим на него Трампом, с другой стороны, резкие развороты Хана в ключевых вопросах могут принести ему очень серьезные проблемы с собственными генералами. Серьёзных изменений в американо-пакистанских отношениях вряд ли следует ожидать, пока нет прогресса в ключевых вещах: боевиках и ракетах.

Афганистан-Пакистан

В своё время Хан публично предлагал провести переговоры одновременно с пакистанским и афганским крылом движения "Талибан", это породило обвинения в том, что он разделяет взгляды этих радикальных исламистов. Его правительство приходит к власти в момент осторожного оптимизма по поводу мирного процесса в Афганистане, запущенного перемирием на мусульманский праздник Эйд в июне, и возобновившихся прямых переговоров между США и Талибаном.

Все предыдущие пакистанские правительства, желая того или нет, передавали контроль над международной политикой военным и исходили из недалекой самозацикленной стратегии уменьшения агрессии внутри Пакистана, не мешая при этом всем желающим пакистанским силам продолжать подбрасывать дрова в пожар афганской войны.

Новое пакистанское правительство может стать конструктивным партнером для мира в Афганистане

В следующем году президента Афганистана Ашрафа Гани ожидают выборы, и политические круги Кабула уже заняты предвыборной борьбой и интригами. Новое пакистанское правительство может стать конструктивным партнером для мира в Афганистане, если сможет договориться с собственной армией, наладить взаимодействие с Соединенными Штатами и Кабулом и привлечь поддержку прочих региональных игроков: Китая, Саудовской Аравии и Объединённых Арабских Эмиратов.

Китай-Пакистан

Возрастающее экономическое влияние Китая в Пакистане благодаря Китайско-Пакистанскому экономическому коридору (КПЭК) вряд ли изменится в ближайшем будущем. Однако прежде китайские отношения с Пакистаном строились на знакомых понятных лидерах, с которыми Пекин чувствовал себя уверенно благодаря долгому опыту общения. Хан — не знаком Пекину. Протесты, возглавляемые им в 2014 году, привели к закрытию пакистанской столицы, Исламабада, и неловкому откладыванию на целый год государственного визита президента Китай Си Цзиньпина, который должен был запустить КПЭК. Впрочем, раньше Хан уже один раз встречался с Си, и очевидно, что Китаю есть что терять в Пакистане. Новые отношения ещё предстоит налаживать.

В первую очередь Пакистану нужна передышка от долговых обязательств китайским банкам, это, скорее всего, станет первым шагом на пути к укреплению китайско-пакистанской дружбы. Во-вторых, новое пакистанское правительство захочет стать активным игроком в КПЭКе. Если все предыдущие обещания по Китайско-Пакистанскому экономическому коридору, данные китайскими чиновниками, не потеряют силу, новому правительству понадобится иметь дело с новой фазой этого коридора, в которой китайский интерес сместится со стремительных, быстрых и выгодных инфраструктурных проектов в сторону индустриального и коммерческого развития.

С одной стороны, это переключение может помочь общему выравниванию экономики, созданию новых рабочих мест и социального обеспечения. Однако отсутствие имиджевых громких проектов заставит новое правительство выглядеть слабее в глазах общественности. В-третьих, расследование коррупционных схем чиновников предыдущего правительства в связи с соглашениями в рамках КПЭКа рискует вызвать напряжение в отношениях с Пекином.

Ещё находясь в оппозиции и зарабатывая себе очки внутри Пакистана, Хан прославился крайне резкими популистскими заявлениями в адрес Штатов, Индии и других стран, звучали от него и неприкрытые уверения в поддержке вооруженных группировок. Оппоненты считают его марионеткой военных. Уже скоро станет видно, сумеет ли Имран Хан, завоевав премьерское кресло, стать ответственным, современным, спокойным чиновником, как надеются те, кто его поддерживает. Или же, кроме демагогии, как утверждают его противники, от бывшего спортсмена нечего ждать.

Читайте текст оригинала на the Atlantic Council

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела! 

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции