Опасная комбинация Кремля

Вывод российских войск из Сирии не означет конец - игра продолжается, причем она становится весьма опасной для Украины.

Вчера Путин "отдал приказ" о начале вывода войск из Сирии. Естественно, что по российским каналам прошла информация, мол, выполнили свою роль, молодцы. Реальность же немного другая. Успехом сирийскую авантюру Кремля назвать нельзя. Но и неудачей тоже. Игра продолжается. И складывается в весьма опасную комбинацию для Украины. Комбинацию, которую украинские элиты в значительной мере проспали, наблюдая за делом Савченко.

Что такое Сирия

Для начала рассмотрим, что такое Сирия сегодня. Это страна, где фактически все воюют против всех. И переплетаются интересы множества стран. До недавнего времени внимание к событиям на этой территории было, скажем так, ограничено. Сирия была лишь одним из государств Ближнего Востока, где традиционно делят власть различные группировки. Зачем далеко ходить – в радиусе пары тысяч километров от Дамаска сходу можно назвать как минимум 5-6 подобных "пороховых бочек". Даже без Афганистана с Ираком. Вот, например:

• Пакистан с его Вазиристаном (округ Сват) и пограничным конфликтом с Индией.

• Йемен с его полноценной войной "международного контингента" против повстанцев "Ансар Аллах";

• Ливан с его этноконфессиональными группировками, которые с периодичностью 1 раз в 8-10 лет пытаются устроить "маленькую победоносную войну";

• Судан, Южный Судан, Эритрея, Эфиопия, Сомали – целая группа пороховых бочек.

• Израиль с его вяло текущей войной против палестинцев.

Но осенью Сирия вышла на первые полосы мировых СМИ. Будем считать совпадением вмешательство РФ в конфликт и поток беженцев в старушку-Европу. Так или иначе о Сирии заговорили. Страны ЕС заговорили в привычном для них ключе — давайте обсудим, как можно мирно сосуществовать. Одним словом, длинные переговоры, консультации и советы "мудрых лидеров". Где-то мы это уже видели, не так ли? Но проводить параллели будем позже. Пока просто факты.

Итак, РФ вмешивается в конфликт. Причём воюет за Асада и против всех остальных. Декларирует удары по ИГИЛ. Но о жертвах почему-то сообщают сирийские туркоманы, курды, ССРК (Союз сирийского революционного командования, часть умеренной оппозиции), Сирийская Свободная армия, Фатх-Халеб и так далее. Происходит эскалация конфликта, которая вынуждает и другие страны нарастить присутствие в регионе.

А дальше попытка начать переговоры. На которых ключевым тезисом является фраза о гражданской войне в Сирии. Не революции и не войне с исламистами — именно гражданской войне. Этот тезис запомним.

Происходят консультации и заключается соглашение о прекращении огня. Которое якобы "обеспечивается" и российскими вооружёнными силами. Наряду с военными других государств. Таких как США, Турция, Великобритания, Нидерланды, Франция и даже Германия. Название последних двух стран также отложим в памяти.

И тут во время консультаций возникает тезис о "федерализации" Сирии как варианте выхода из кризиса. Мол, необходимо дать "широкую автономию" каждой из групп и тем самым прекратить войну. Кто первый сказал волшебное слово "федерализация", неизвестно. Но если говорить о политиках, то пионерами тут были консультанты на переговорах от стран ЕС. В России тезис широко освещается. Но специфически – под видом "инициативы снизу". Сначала вроде как появились несколько "аналитических выкладок", а политики и дипломаты уже потом начали думать над темой.

Но как бы там ни было, тема федерализации Сирии вышла на стадию обсуждения. Консультанты и посредники из стран ЕС понимают, что это не решает проблему: население слишком перемешано. И существует множество этноконфессиональных анклавов на "чуждой территории". Но главное — снять острую фазу кризиса. Как, например, с Сомали. Где сегодня де-факто существует пять самостоятельных государств и огромная "серая зона". Но ведь "большой войны" нет. Точнее, нет информации в европейских СМИ. Зато есть "Федеральное правительство Сомали" - результат дипломатической победы. То, что это правительство не контролирует даже 100% территории столицы — Могадишо — никого не интересует. На бумаге мир. Европейская дипломатия победила. Государство существует... на бумаге.

Примерно такой же вариант устроит политиков из стран ЕС и в сирийском конфликте. Если нет информации о конфликте в прессе – значит, нет конфликта. Если нет беженцев — нет конфликта. И тут как нельзя кстати инициатива Турции о постройке "города для беженцев". Не на своей территории, естественно — в северной Сирии. Но в итоге данный регион будет "особым" - под турецким управлением. То есть мирный план предусматривает передачу региона страны под внешнее управление. Это тоже запомним.

На этом перейдём к украинским реалиям. Будем проводить параллели.

Сирийско-украинские параллели для Кремля

Что нужно России в Украине? Пророссийская власть? Сегодня – не обязательно. Кремль вполне удовлетворит даже смена государственного флага на красно-чёрное знамя. Главное, чтобы Украина осталась в положении страны, разделённой между несколькими группировками (ФПГ, территориальными или военными — не так важно) с неэффективной экономикой и невозможностью проводить эффективную внешнюю политику. В том числе в области, если можно так выразиться, цивилизационного выбора.

Тут я не открыл ничего нового. Скорее уж заслужил звания "капитана очевидность". Посмотрите на соседей России, бывшие республики СССР. У большинства из них есть области "замороженных конфликтов", которые существенно ограничивают поле внешнеполитических манёвров. Азербайджан, Грузия, Молдова, Таджикистан. Да даже Узбекистан и Кыргызстан с их взрывоопасным треугольником Андижан-Фергана-Ош.

С начала войны против Украины Кремль выставлял требования "федерализации" страны, "особых полномочий" для регионов. Естественно, говорил и красивые слова о защите прав национальных и культурных меньшинств. Причём не только на Востоке. Помните серию вбросов об "особом пути Закарпатья" и фейки российских СМИ на эту тему?

Да вот проблема, Украина смогла худо-бедно снять с повестки эти вопросы. Даже особый статус для Донбасса, прописанный в Минских соглашениях, не может влиять на внешнюю политику страны. Формально. А вот о вмешательстве РФ в конфликт не говорит только ленивый. Те же "друзья" из Франции и Германии признают и работу "военторга", и "туристов" на Донбассе. Признавать наличие регулярных войск они, врочем, не спешат — ведь тогда придется констатировать факт войны, что будет иметь значительные фактические и правовые последствия. Но с каждым днём делать это им всё сложнее. Украинская дипломатия работает, военные тоже — пленных берут, технику подбивают.

Позиции Кремля в переговорах по Донбассу нельзя назвать слишком уж сильными. А аннексия Крыма — факт, который не оспоришь. Но в традициях европейской дипломатии есть одно слабое место — аргументация с помощью "успешных кейсов". То есть если есть опробованный эффективный алгоритм, прецедент — его можно переносить на другие регионы. Трогать Сомали не будем, лучше посмотрите историю разрешения конфликтов на Балканах. И вот тут Кремлю очень выгоден "сирийский кейс". Ведь в случае успеха в деле "федерализации" Сирии этот алгоритм легко можно будет предложить и для применения в Украине.

Сирийский кейс Путина

Кремль утверждает, что в Украине идёт гражданская война. И он может даже согласиться (де-факто соглашается, участвуя в переговорах) со своим участием в конфликте. Но в подаче Путина Россия не агрессор, а лишь государство, способное оказать поддержку или влияние на одну из сторон.

В Сирии — гражданская война. Причём часть сил пользуется поддержкой государств ЕС, Турции, США, стран Персидского залива. Это факт. Россия вошла в конфликт. Тоже на одной из сторон. А дальше стала "гарантом" перемирия. Ничего не напоминает ситуацию в Украине?

В Сирии с 27 февраля формально перемирие. Которое, как и на Донбассе, регулярно нарушается. Но стрельба в пустынях Ближнего Востока не является препятствием для переговорного процесса. Соответственно, у Путина появляется аргумент "а почему стрельба в степях Донбасса должна мешать переговорам/выборам/определению будущего?"

Возможным решением сирийской проблемы сегодня представляется превращение государства в набор территорий под управлением различных сил. Формально — единая федерация. Фактически — территория, разделённая на сферы влияния. Причём сегодня тему федерализации первыми начали предлагать политики из стран ЕС (о вбросах через российские СМИ не говорим — речь о политиках).

В случае успеха проекта разделения страны на анклавы, естественно, возникнет идея "демократических выборов". Не думаю, что на территориях туркоманов или курдов в них примет участие партия Асада "Баас". Кстати, хороший кейс для Кремля в вопросах выборов, например, на Донбассе. Главное, чтобы бюллетени кинули в прозрачные ящики. А кто будет кандидатами — не суть важно.

Анклавы будут под внешним управлением. Турция получит возможность построить город. ЕС на это даст деньги. Ведь потоки беженцев напугали европейских политиков. Ещё один прекрасный кейс для Кремля. Как и в ситуации на Донбассе, есть лояльное соседнему государству население. Есть территория и есть "гуманитарная катастрофа". И если Турции можно решить проблему, заняв своими войсками часть чужой страны, почему это не может сделать Россия?

И основываясь на "успешном опыте Сирии", Кремль начнет торговаться. За санкции и влияние на события в Украине. Цель — окончательно превратить "неньку" в failed state. Недаром это английское словосочетание так любит повторять Путин. При этом Россия получит широкое поле для манёвра.

• Снимается обвинение в присутствии российских войск на востоке Украины. То есть войска есть, но ведь и в Сирии они были;

• Российская дипломатия пытается представить свою страну как силу, нацеленную на конструктивное решение (по Сирии ведь договорились);

• Касательно оккупированных территорий уже есть вилка вариантов. Начиная от турецкого опыта до "широкой автономии" отдельных районов. И тут ради отмены санкций РФ может даже "пожертвовать" Крымом. Не вернуть его совсем — это потеря лица. А, например, на правах автономии с правом блокирующего голоса предложить "тройное управление": РФ, Украина и Турция. И таким образом заодно столкнуть лбами Киев и Анкару. То есть не допустить расширения партнёрства.

Увы, но пока я не вижу наличия в Украине готовых алгоритмов эффективного противодействия таким вызовам. Элиты страны заняты дележом портфелей и влияния — решают судьбу Рады и Кабмина.

МИД значительную часть публичной активности по "российскому направлению" свёл к делу Савченко. Конечно, защищать своих граждан нужно. Жёсткая реакция — обязанность МИД.

Но есть интересная особенность. И политики, и дипломаты активно комментируют только дело лётчицы. Но ведь узников-украинцев намного больше. Есть и осуждённые, которые уже "едут по этапу" - Афанасьев, Кольченко, Сенцов... Но о них говорят в категории "а также". 20 лет строгого режима в колонии РФ — это "а также".

Возможно, я ошибаюсь, но вынесение на суд такого абсурдного дела (в невиновности Надежды, думаю, сомнений нет) с точки зрения Кремля послужило среди прочего вполне рациональным целям. Украинское общество после первых приговоров землякам было шокировано. Мужественное поведение Савченко привлекло к себе внимание. Внимание — это ключевое. Люди, политики, дипломаты и аналитики смотрели на город Донецк в Ростовской области. Значит, "не смотрели" на другие регионы. Куда? Я уже написал выше.

Поэтому Украине нужно задуматься и выработать алгоритм, который бы позволил не допустить реализацию такого сценария Кремлем. Причем срочно – время поджимает.

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

 

Оставьте свой комментарий

Аватар
Оставьте свой комментарий

Комментарии к посту

Последние Первые Популярные Всего комментариев: