Обсценная репутация

Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей

Нормы этикета становятся атавизмом — причем во многом благодаря примеру известных людей.

Так сложилось, что большинство людей в нашей культуре хотя бы изредка позволяют себе использовать крепкое словцо для выражения вызванных кем-то эмоций или для связки слов. Правда, во времена прежние, "уже почти былинные", матерная брань в информационном пространстве была под запретом или считалась моветоном, а от публичных людей a priori ожидали соблюдения более высоких нравственных норм, чем от обывателей.

Все эти архитектурные излишества стали отбрасываться с начала горбачевской перестройки в 1985-м, но особо остро  —последние 10-15 лет, с началом эпохи массового интернета и сосетей. Общество успешно эмансипируется от правил обычной вежливости, а "медийные лица" успешно используют обсценную лексику1 для строительства своих персональных брендов. Одним рассказали консультанты, что таким образом можно выделиться среди других граждан, сражающихся за внимание общества. Другие просто радостно подхватили тренд, поскольку подбирать приличные выражения в силу издержек воспитания им так же сложно, как вырванному из девственных дождевых лесов дикарю носить смокинг. Но представители обеих категорий, как свидетельствует мой опыт, считают, что крепкое слово за гранью фола позволяет выглядеть ближе к народу и/или более сильной личностью.

Представители обеих категорий, как свидетельствует мой опыт, считают, что крепкое слово за гранью фола позволяет выглядеть ближе к народу и/или более сильной личностью

Силу у нас традиционно уважают в разных формах, а интеллигентность часто принимают за слабость. И близость к народу в определенных случаях тоже никому не мешает — ни политикам, ни бизнесменам, ни богеме. Другой вопрос, что использовать крепкие слова тоже нужно уметь. Конечно, у отдельных начитанных и интеллектуально переразвитых граждан изысканный многоэтажный мат приобретает форму своеобразного искусства. Но в большинстве случаев все выглядит достаточно пОшло и банально. Особенно, если используется в неуместных ситуациях — например, в адрес особо ретивых журналистов, задающих неудобные вопросы — как в ситуации с Барной.  Или использует товарищ, который по своим личным физическим и моральным качествам никак не может претендовать ни на имидж сильного кого-либо, ни на имидж народного кого-либо.

Изменится ли что-нибудь в этом раскладе в ближайшее время? Думаю, сильно вряд ли. Технологическая революция создавала множество возможностей для самовыражения людям, не отличающимся богатым словарным запасом и аристократическими манерами. Нормы этикета становятся атавизмом. Причем во многом благодаря примеру известных людей — включая тех же журналистов — которые бравируют своей общей и речевой раскрепощенностью.

ВидеоДепутат Олег Барна нецензурно обругал журналиста

Видео инцидента журналист выложил на своей странице в соцсети. На нем видно, как Барна агрессивно реагирует на вопрос журналиста о причинах голосования за других коллег в Верховной Раде. Когда журналист спросил депутата, не стыдно ли ему "кнопкодавить", политик обругал его и ушел.

Депутат Олег Барна нецензурно обругал журналиста

Возможно, как некий контркультурный тренд мы увидим тщательно следящих не только за своим здоровьем, но и за своими выражениями людей: по примеру отдельных молодых людей, принципиально хранящих девственность до брака. Но маловероятно, что мода будет массовой и затронет все слои общества. А значит, наши политики по-прежнему будут развлекать нас своим специфическим разговорным жанром. Поскольку многим хочется иметь репутацию сильного лидера и неординарной личности, способной на резкие движения, и в обсценной лексике они видят один из способов достижения этой цели.

1Обсценная лексика — нецензурная брань

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции