Неоднозначный обмен

Сложно назвать обмен Солошенко и Афанасьева на Глищинскую и Диденко победой - по крайней мере, однозначной.

Вчерашний обмен украинцев Юрия Солошенко и Геннадия Афанасьева на Елену Глищинскую и Виталия Диденко не вызвал такого ажиотажа, как возвращение Надежды Савченко и ее обмен на российских ГРУшников.

Савченко – символ стойкости украинской женщины, солдата, захваченную в плен на поле боя, которую не смогла сломать чекистская Россия. И обменяли ее на военнослужащих-граждан РФ.

А этот "шпионский обмен" вызывает больше вопросов, нежели радости. Если бы Солошенко и Афанасьева, хотя они, конечно, не Савченко, но обменяли, к примеру, на пойманных российских граждан, обвиняемых в шпионаже, сепаратизме или совершении терактов, это было бы хоть как-то. Но в данном случае речь идет об обмене пострадавших от России украинцев на украинцев, предавших свою страну.

Так что это – победа или поражение для Украины?

Кто такой Солошенко

74-летний Солошенко виноват лишь в том, что дал себя уговорить приехать в Россию. Где его и сдал "друг"-инженер, который оказался еще и чекистом.

Игры по советской привычке с такими "друзьями" по оборонке надо было прекращать сразу после появления первых "зеленых человечков" в Крыму. Не внял. Пострадал, в принципе, по дурости. А может, на возраст понадеялся. Некрасиво же как – 73-летнего дедушку трогать. Ан нет – страна, которая нарушает все международные права, чихать хотела и на твой возраст и на то, что сама по себе история о таком "шпионаже" - скорее, комична и грустна, нежели захватывающе-детективна.

Солошенко – заложник из той категории, которых берут для дальнейших "игр", при этом выдвигая придуманные обвинения, дабы не называть его заложником, а обвиняемым.

И если Кремль его сейчас отдал – значит, он не оказал ФСБ той помощи, на которую они рассчитывали. Бывший директор завода секретной стратегической оборонки не мог дать каких-то знаний, которых нет в России. Зато он мог быть завербован или использован в каком-то другом качестве. Например, "говорящей головы", рассказывающей об ужасах правления "хунты" и прочие кремлевские страшилки об Украине.

Но не получилось. Так что взяли в заложники почти два года, а теперь решили поиграть в благотворительность, мы вам, мол, ваших секретных специалистов даже отдаем, которые шпионажем занимаются. Гуманные мы, дедушку жалко.

Кто такой Афанасьев

Афанасьев из той же серии – украинский заложник Кремля, которому придумали преступление. Красивое преступление, если в данном случае можно так выразиться. Якобы террористы "Правого сектора", поедая русских детей на броне БТР, к которому за ноги привязаны русские матери этих детей, приказали ему устроить Помпею в Крыму, то есть поджечь здания "Русской общины Крыма" и отделения "Единой России". И, таким образом, лишить "слуг народа" и "важных общественников" возможности работать на благо населения на аннексированном полуострове. А чтобы осквернить чувства населения – еще и взорвать памятник Ленину и мемориал "Вечного огня", чтобы честь #дедывоевали, стало быть, осрамить.

В реальности Афанасьев – просто человек, который "засветился" в Крыму на ниве любви к Украине и не успел вовремя "сделать ноги" с оккупированной территории. Декламация им стихов Симоненко под "Апокалиптику" не тронули сердца чекистов. А может, их взбесило то, что они узнали, как с английского переводится название-оригинал той песни "Металлики", кавер на которую сделала "Апокалиптика" (Nothing Else Matters – "Остальное не важно").

И если Солошенко пострадал из-за своих мутных историй с российскими коллегами-оборонщиками, которые по советской традиции также являются "менеджерами Лубянки", то Афанасьев, скорее, жертва своей любви к Украине. А это – страшное преступление по мнению Кремля.

Кто такие Глищинская и Диденко

Кремлевские стратеги после оккупации Крыма планировали уничтожать Украину с разных сторон. С юга был захвачен Крым. С востока прилегающие к границе России Луганская и Донецкая области, с юго-запада должен был быть захват стратегической морской Одессы, с северо-востока – Харькова. Крым был захвачен первым, и эта была наиболее удачная операция Кремля. Так как такого удара от "братского народа" в Украине никто не ожидал, и все это долго просто не укладывалось в голове, тем более сразу после Майдана.

На Донбассе операция застряла из-за того, что украинцы стали приходить в себя, и в голове уже стало что-то укладываться. Харьков не стал "ХНР", несмотря на события весны 2014 года. ПТН ПНХ здесь победила "ХНР".

Одесское направление – "Народная рада Бессарабии" – провалилось из-за нехватки и растаскивания направляемых на это мероприятие Москвой денег, а также из-за отсутствия поддержки среди населения. Примеры "ДНР"-"ЛНР" уже были у всех перед глазами, так же, как и "процветающее" третий десяток лет Приднестровье-"ПМР".

Но вначале надежды Кремля на "НРБ" были велики. И директор телекомпании "Новая волна" Елена Глищинская была среди тех, кто активно способствовал тому, чтобы они оправдались. Хорошо знакомая с некоторыми представителями былой власти, со всем пролетарским гневом она кинулась на защиту куска родной Одесской области от неведомых бандеровцев.

На самом деле весь спектакль "НРБ" с их учредительным собранием в Одессе – всего лишь "комсомольская ячейка" Кремля. Вроде как еще не партийные, но очень хотят.

Телеканал Глищинской был сосредоточен на том, чтобы призывать спасать "Бессарабию", а то укробандеровцы сметут все национальности, а если эти самые бандеровцы не хотят считаться с местным многонациональным населением, то пусть едут к себе во Львов, а наша "Бессарабия" будет жить отдельно.

На суде Глищинская заявляла, что дело против нее – политическое, и никаким сепаратизмом она не занималась. По ее мнению, "Народная Рада Бессарабии" - "это национально-культурное движение, не связанное с политикой, но власти посчитали, что это не соответствует общей политической линии".

При этом заявления "НРБ" о том, что в случае вступления Украины в НАТО, они "самоопределяются" вне Украины, Глищинская не считает сепаратизмом.

Редактор одесского сайта "Инфоцентр" Виталий Диденко, который вчера "вынужденно переехал" в Россию, был активистом "НРБ", и через свой сайт занимался проталкиванием ее идей. "Аналитические статьи" "Инфоцентра" поясняли правильность поступков "НРБ" как демократического института, несмотря на то, что на "учредительное собрание" в Одессе "представители коренных национальностей" были исключительно прокремлевскими.

Диденко рассчитывал, что все что он пишет и декларирует – даже призывы к фактически расчленению Украины – можно втиснуть в рамки "свободы слова". Ну вот, мол, мнение у него такое. За его такое "мнение" ему хорошо платили. Когда 29 апреля прошлого года сотрудники СБУ пришли к нему домой, они обнаружили 7,5 тысяч долларов наличных, происхождение которых Диденко объяснить не смог. Возможно, потому, что помимо денег у него нашли кокаин.

Сторонник "свободы слова" Диденко так застеснялся СБУшников, что в нижнем белье выпрыгнул из окна квартиры, но не смог убежать из-за перелома руки и нескольких ребер, полученных в результате не очень удачного приземления. Дома у него были обнаружены чеки за "гонорары", которые он обналичивал через "Сбербанк России". И хотя над его сайтом в Одессе смеялись и говорили, что там только в заголовке могут быть три ошибки, позже было установлено, что Диденко и Глищинская накануне "учредительного собрания" "НРБ" получили по 10 тысяч долларов. В качестве "пожертвований" для их, с позволения сказать, СМИ. Видимо, в рамках развития свободы слова в Одессе.

Так что Глищинской и Диденко не удалось стать министрами информации и просвещения в "великой и могучей" "Одесской народной республике" с пилотным названием "Народная рада Бессарабии" ("НРБ"). А ведь уже и учредительное собрание провели, и места начали пилить.

И делали они это осознанно, с полным пониманием, что предают Родину в сложное для нее время и разрушают свое государство в пользу страны-агрессора.

Победа или поражение?

Да, освобождение заложников и возвращение их домой – это в любом случае победа.

Но победа ли "обмен" украинцев-преступников на украинцев-заложников?

Ведь какими бы ни были "одесские сепаратисты", они граждане Украины, если, конечно, сегодня утром им уже не выдали российские паспорта в Москве, хотя украинского гражданства они так быстро лишиться еще не могли.

Выходит, Кремль может вербовать в Украине людей, которые предадут свою страну, будут работать на ее уничтожение, имея перед собой пример – если "засыпимся", нас просто на самолете отправят в Москву (которую они так любят), поменяв на взятых в России в заложники украинцев?

Какие-то "сепаратистские туры" в Россию получаются. И Кремль может продолжать подрывать безопасность Украины, зная, что у них уже есть кандидаты на обмен. А если мало – еще наловят.

С этой точки зрения обмен украинских заложников на украинских преступников, работающих на Россию – неоднозначная практика. С одной стороны – спасаются люди, пребывающие в плену. С другой – создаются предпосылки для захвата новых заложников.

Одно и в этой истории с Глищинской и Диденко может быть "намек на справедливость". Одесские журналисты-сператисты вряд ли будут рады прилету в Россию уже через короткое время. После того, как их "повыжимают" и "попользуют" все – от НТВ до ФСБ, их кинут. Так же, как и наемников Донбасса и "ихтамнетов" из российской армии.

Глищинская и Диденко вернулись не домой из плена. Они вернулись из дома, который предали, в страну, ради которой предавали. Своими в России они не будут никогда. Предателей нигде не любят. Тем более – из "бандеровской Украины".

Называя себя "русскими", сейчас они столкнутся с тем же, с чем столкнулись приезжающие из Крыма в Россию "новые россияне" - и рядовые жители, и чиновники называют их "хохлами".

Не нравилось быть украинцем в Украине – будешь "хохлом" в России. Пожизненно.

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

Оставьте свой комментарий

Аватар
Оставьте свой комментарий

Комментарии к посту

Последние Первые Популярные Всего комментариев: