Небесная сотня: как уходили герои

Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей

Они не воевали за власть или даже независимость. Они требовали уважения к себе и спасали жизни людей, оказавшихся рядом.

О 20-м февраля каждый помнит свое. Я — трупы у "Козацкого" и молодого мужчину с деревянным щитом в дорогом шлеме для катания. Он принес убитого к гостинице и собирался возвращаться. С первого взгляда было понятно, что он хорошо образован и обеспечен. Такие красивые во всех смыслах лица бывают у уверенных в себе мужчин. В руках у него была деревянная палка с чем-то металлическим на конце. Я взяла его за руку и спросила, зачем он возвращается. Он сказал, что там убивают всех подряд и не вернуться нельзя. С палкой и щитом он ушел, а я до сих пор смотрю на фото одного из убитых на Институтской и надеюсь, что он просто похож на того в шлеме. До сих пор мне кажется, что его одного можно было остановить и спасти.

Не чувствовать ответственности за смерти Небесной сотни — привилегия тех, кто не стоял на Майдане. Им сейчас так просто говорить: "А мы предупреждали! Доигрались! Из-за вас еще третья мировая начнется". Те, кто выходили на Майдан и выжили, всегда будут думать, стоила ли победа стольких жизней. От чувства вины сложно отделаться, потому что там стояли многие, но не стало именно их. Их смерти довели людей до исступления. Их гробы на Майдане напугали власть больше, чем предыдущие месяцы борьбы. Ими — Небесной сотней — Майдан заплатил за победу. Заплатил, но не разменял.

Майдан о многих вещах рассказал по-новому: о прикладном патриотизме, о жестокости своих, и о неготовности части людей жить так, как кто-то решил. Последних сложно отличить в обычной жизни. В нормальных условиях они похожи на остальных. Чтобы понять разницу, их нужно поместить в условия вроде тех, что были в Украине три года назад. Когда на улицах убивали за национальную символику, когда пытали и унижали на глазах у всех, когда на сотни тысяч смотрели, как на пустое место и нарочито это демонстрировали.

Кто-то умел это терпеть и находить внутренние оправдания бездействию, но у части это так и не получилось. Никто из тех, кто 20-го утром уходил на Институтскую, не говорил о вечном, любви к стране или будущем за которое стоит бороться. Каждый повторял, что там расстреливают безоружных и что нельзя просто стоять и смотреть, как несут трупы. Ни у одного из десятка ушедших не было оружия: только щиты и палки. Все они знали, что могут погибнуть, видели дырки в головах друзей и все равно шли. Потому что каждый новый человек там увеличивал шансы оставшихся.

Независимо от идей нынешней партии власти и решений Порошенко, те, кто тогда плакали у трупов и уходили назад, сделали бы это и сегодня. Они не воевали за власть или даже независимость. Они требовали уважения к себе и спасали жизни людей, оказавшихся рядом. Они так жили и за это были готовы умереть. От этого не проще и не менее больно смотреть на портреты на Институтской. Но эти диалоги с людьми в балаклавах, которые возвращались к Октябрьскому, помогают отвечать на вопрос: "А стоило ли такой ценой?".  Выходить на Майдан стоило даже ради одной этой Сотни. Потому что без уцелевших она бы там стояла первой и единственной. А как сказал парень с баррикады на Институтской: "Пока нам с тыла приносили чай, мы знали, что тыл есть". 

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции