Мы пойдём другим путём?

Украинцы хотят хорватский "хеппи-энд" в борьбе за свою землю – но готовы ли мы пройти их путь и принести такие жертвы.

Занятый своими делами, я как-то пропустил решительное заявление нашего президента в связи с маршем "Азова" в Киеве. Но вот уже час подряд за окном не утихают залпы, спать не получается. Смотрю новости – это из "мирной "республики" накрывают снарядами "бандеровскую" Авдеевку. Отвечая на требования азовцев, гарант в очередной раз решительно заявил: альтернативы возвращению Донбасса дипломатическим путём не существует. И намекнул, что тот, кто не разделяет такую точку зрения, является чуть ли не врагом народа. Но я нахожусь на территории "ДНР", поэтому могу не бояться СБУ. С не меньшей уверенностью хочу сказать, что освободить Донбасс можно только силой оружия (надо ли это делать – вопрос отдельный). Залпы за окном наглядно это подтверждают, но отнюдь не являются главным аргументом.

Давайте представим, что в "ЛДНР" вдруг согласятся на проведение выборов по украинскому законодательству и под контролем международных наблюдателей. И как вы это видите? Миллиону человек, которые по-настоящему, а не за выплатами, выехали, из разных мест Украины собраться всем дома на один день – это реально? А из тех, кто остались, даже при наличии представителей ООН на участках – многие ли согласятся написать официальную жалобу, если что-то пойдёт не так? У нас и при Януковиче не особо рыпались, так тогда недовольных просто с участков выбрасывали, а не убивали. Наблюдатели ж потом разъедутся, а людям там ещё жить. Единственный вариант – это ввести миротворческий контингент, достаточный для защиты любого волеизъявления, и который после этого волеизъявления не разъедется. И вот – мы снова вернулись к силовому сценарию.

Привлечение миротворцев всегда более выгодно тому, кто уже добился своей цели и хочет закрепить статус-кво. По этой логике как раз руководство "ЛДНР" должно было бы выступать за ввод "голубых касок". Ведь это – 100% гарантия от обстрелов и угрозы внезапного вторжения "хунты", возможность спокойно строить "русский мир" и тянуть переговорный процесс до "морковкиного заговения", как в Приднестровье или Карабахе. И то, что они поступают совсем наоборот, показывает, что размеры оккупированных территорий их никак не устраивают. Да они, собственно, ничуть и не скрывают своих целей. Недавно, выступая перед трудовым коллективом Донецкой травматологии, Захарченко заявил, что "у нас Приднестровского варианта замороженного конфликта не будет" и призвал медиков готовиться к возобновлению полномасштабных боевых действий (тут он, правда, зря переживает – травматология и так каждый день больше напоминает фронтовой госпиталь).

Согласитесь, очень трудно решать проблему мирным путём, когда вражеская сторона вместо миротворческих заявлений только угрозами разбрасывается. "Или отдайте нам..., или мы вас уничтожим" - заявляют в "ЛДНР". Правда, там ещё сами не определились, что именно они хотят, чтобы им отдали – то ли весь Донбасс, то ли Украину по Днепр, то ли по Карпаты, то ли всю славянскую Европу, то ли всю православную. А Губарев вообще дошёл до того, что заявил: "Русский мир – это все люди, которые разделяют присущее истинно русскому человеку понятие справедливости". Тут уже понимаешь, что в безопасности себя нельзя чувствовать даже в джунглях Амазонки.

Можно понять Порошенко. Давление мирового сообщества, желание не спровоцировать Россию и т.д. Но тут главное не переборщить с заявлениями. Вон Сталин перед самой войной убеждал всех в стране, что с Гитлером все вопросы можно решить по-хорошему. До пересечения немецкими войсками границ СССР не верил, что его "друг Адольф" пойдет на это. Чем это закончилось, хорошо известно.

Да, очень тяжело. Большинству из нас ещё не приходилось в своей жизни сталкиваться с такими испытаниями. Но не мы же в мире первые! Буквально на наших глазах два народа не просто впервые за сотни лет создали свои государства и отстояли свою независимость, но, и это для меня самое главное, сумели стать успешными, достойными членами мирового сообщества и утвердить демократические ценности (это для тех, кто считает, что навести порядок без диктатуры невозможно). Я про Хорватию и Израиль.

История Израиля, думаю, в общих чертах известна большинству украинцев. На разных этапах у нас эту историю интерпретировали по-всякому, но главные факты общеизвестны. Небольшой народ смог выжить в условиях полного окружения противниками, превосходящими его по военной и экономической мощи, благодаря силе духа и сплочённости, а также таких сугубо материальных факторов, как создание профессиональной армии при сохранении всеобщей (для обоих полов!) воинской повинности и одной из лучших контрразведок в мире. Знаменитый "Моссад" не даёт обидчикам еврейского народа чувствовать себя в безопасности ни в одной стране мира.

О Хорватии знают меньше. А ведь её история гораздо больше напоминает события в Украине, и народ этот нам ближе и по культуре, и по языку. Все началось в марте 1991 года, кода Хорватия объявила о своей независимости и выходе из состава Югославии, балканской "сестры" СССР. Сербское население Хорватии пыталось создать своё государство на её территории – Сербскую Крайну, – чтобы не выходить из состава Югославии.

Сербская Крайна – это такой хорватский Донбасс. На момент начала распада Югославии это были районы с преимущественно сербским населением, не очень развитыми в экономическом плане, но они занимали по площади почти треть страны.

Был у них и свой ДАП – городок Вуковар на самой границе с Сербией, который оборонялся в полном окружении больше 4 месяцев и был практически полностью уничтожен. Символом города и борьбы за свою землю стала водонапорная башня. Она приняла на себя удары более шестисот вражеских ракет, однако выстояла. Внешне башня (кстати, ее решили не восстановливать) очень напоминает символ нашей битвы за Донецкий аэропорт – диспетчерскую вышку, которая выдержала сотни ударов, но в конце концов таки рухнула.

Россия хорватов – это Сербия, ставшая главной наследницей тоталитарной Югославии. Под предлогом стремления хорватских сербов к "самоопределению", Слободан Милошевич силами на тот момент еще федеральной армии попытался сохранить Хорватию в составе страны. Когда же Югославия окончательно распалась – Сербия, как сейчас Россия, "спонсировала" снабжала сепаратистов Сербской Крайны всем необходимым для войны. Так же, как и у нас, в момент нападения более сильного противника у хорватов практически отсутствовала собственная армия. Первые месяцы войны всё держалось на добровольческих батальонах. Но главное, что у них было – это непреодолимая решимость всех хорватов отстоять свою свободу.

Я был в Загребе в феврале 1992 года. Сопровождал гуманитарный груз медикаментов – сейчас для кого-то будет разрыв шаблонов – от жителей Донецка. Да в то время как из Европы нам посылали посылки со всем, чем только было можно (спичками, мылом, сахаром, теми же лекарствами) жители (не власти) Донецка собрали целый двадцатитонник гуманитарки. Организованна акция была Украинским студенческим союзом при поддержке некоторых предприятий.

Гуманітарна домога від Донецька Хорватії, архівне фото
ТСН.ua
Грузовик с гуманитарной помощью от Донецка - хорватам. Фото автора

Так вот о впечатлениях. Враг стоял всего в 30 километрах от Загреба, но с первого же взгляда было понятно, что взять его будет можно будет только разрушив весь город и истребив население до последнего человека. Все улицы были перегорожены баррикадами, построенными самими жителями из всего, что попадалось под руку. Между баррикадами постоянно ходили вооружённые чем попало патрули – парни и девушки, старики и совсем ещё дети. Я не видел ни одного озлобленного или мрачного лица, в тридцати километрах от фронта я как будто окунулся в море улыбок. На каждом балконе национальные флаги, а на каждом втором окне, выходящем на улицу, стоял магнитофон, из которого с утра и до глубокой звучали патриотические песни. Здесь были и старые народные, и написанные буквально несколько дней назад. Вот одна из таких песен:

Человеку, одинаково хорошо владеющему и русским, и украинским, будет не сложно разобрать основной смысл, а кадры на фоне дадут представление о масштабах той трагедии. У нас тоже немало хороших песен, способных поддержать в трудную минуту. Но там им придавалось не меньшее значение, чем оружию. На всех телеканалах эти песни транслировались с такой же частотой, как у нас сейчас реклама. А для Европы был создан другой клип, который проталкивали на все телеканалы европейских стран. Хорватская диаспора постоянно пускала его и как проплаченную рекламу – денег не жалели. Назывался он Stop the war in Croatia.

Казалось бы, простейший текст "Европа, останови войну! Европа, мы хотим быть твоей частью!", который исполнял детский хор на фоне разрушенных зданий. Но под влиянием этого клипа общественное мнение в Европе было в подавляющем большинстве на стороне хорватов, и тысячи (а не десятки, как у нас) добровольцев со всей Европы прибывали в Хорватию, зачастую со своим оружием.

Хорватия держала границы открытыми, и с радостью принимала всех. В тоже время для хорватских мужчин в возрасте от 18 до 60 лет выезд за границу без специального разрешения Минобороны был запрещён: защита отечества – дело каждого (шаг, который в Украине даже не рассматривался). В общем, хорваты выстояли до того момента, пока сильные мира сего вместе с Россией (куда ж без неё!) не договорились о перемирии, оттяпав у страны треть территории – то есть, ту самую Сербскую Крайну. И пошли долгие годы мирного процесса. Сербскую Крайну, естественно, никто кроме Сербии не признал, да толку…

А что же хорваты? Вместо того чтобы погрузиться в пучину внутриполитической борьбы, они за три года довели численность армии до 250 000 человек – то есть до того же количества, что сейчас имеет в десять раз большая по населению Украина. При этом каждый десятый мужчина призывного возраста ушёл в армию добровольцем. Оснастили её самой современной техникой, естественно, урезая другие статьи бюджета – в том числе зарплаты, пенсии и стипендии. И, дождавшись благоприятного момента, вначале мая 1995 года за 31 час молниеносного наступления освободили Западную Славонию - в историю оно вошло как операция "Молния". Потери хорватов составили 47 убитыми и 175 ранеными. Шума было на весь мир – как же, добропорядочная европейская страна нарушила мирные соглашения! Срочно созвали Совет безопасности ООН. Но аргументы хорватов были безупречны.

"– Вы признаёте Хорватию в её границах на 1990 г.?

– Конечно, признаём!

– Ну, так чего вы переживаете – мы на них и вышли! А теперь можем вести переговоры дальше сколько угодно".

Правда, у этого успеха кроме армии были и ещё маленькие секреты. Как недавно рассказал тогдашний министр обороны Хорватии, о готовящейся операции в стране знали всего пять человек высшего руководства. С США время наступления согласовали за год, а вот европейских друзей предупредили всего за 24 часа, чтобы не дай бог чего "по-дружески" не напортачили. А уже в августе этого же, 1995 года, хорваты совместно с 5-м корпусом армии Боснии и Герцоговины провели операцию "Буря", которая завершилась полным освобождением страны и положила конец существованию Сербской Крайны.

Что имеем в результате? Получив независимость одновременно с Украиной и перенеся более ожесточённую войну, Хорватия уже является членом и ЕС, и НАТО, а в когда-то полностью разрушенных городах и сёлах о войне напоминают только мемориалы и ряды одинаковых белых крестов на кладбищах. Кстати, с Сербией у Хорватии отношения, может, и не братские, но вполне добрососедские.

Конечно, можно сказать, хорватам повезло с мудрым президентом Франьо Туджманом, действовавшим решительно и пользовавшимся огромной поддержкой народа. А вот нам… Но давайте спросим себя честно, а все ли мы готовы заплатить за свободу и единство Украины такую же цену, как и хорваты за свою? И если окажется, что это Порошенко не повезло с народом, то придётся искать свой, особый путь.

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

Оставьте свой комментарий

Аватар
Оставьте свой комментарий

Комментарии к посту

Последние Первые Популярные Всего комментариев: