Мордор должен сдохнуть

Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей

А как при этом я буду обеспечивать безопасность себя и своих близких — это мои проблемы. И ваши. Но ни разу ни тех, кого он убивает.

О, какие глубины пост Игоря Иртеньева опять всколыхнул. В тысячный раз всплыли три главные спекуляции. Первая — Бабченко сам свалил и оттуда пишет. Вторая — бабушки-пенсионерки и разведенки с больными детьми, которые не могут уехать. И, третье, самое главное — мама Аркаши Бабченко, которая живет в Мордоре и которую он, соответсвенно, призывает уничтожить.

Меня ужасно расстраивает, что взрослым людям раз за разом приходится разжевывать очевидное, но, ок, надо, так надо. В сотый раз.

Итак, Игорь пишет:

"Бабченко, ты ох*ел вконец! Эти границы открыты для тебя с твоим загранпаспортом, а не для пенсионерки, ковыряющейся на своих жалких шести сотках, не для разведенки с двумя детьми, не для работяги, крутящего гайки на конвейере, не для врача "скорой" на раздолбанном УАЗике, спасающего людей за медные деньги".

Оставлю в стороне ту логическую цепочку, что это именно бабушки-пенсионерки и работяги на заводах Дерипаски построили такую страну, что им приходиться ковыряться на шести сотках за медные деньги. Оставлю в стороне тот факт, что это именно бабушки-пенсионерки оставили мне в наследство такую страну, в которой я вынужден бежать, а бабушки вынуждены ковыряться на шести сотках.

Отвечу по существу.

Итак.

Бабченко свалил после двух уголовных дел и уже конкретного третьего предупреждения, что в этот раз посадят окончательно. После слежки, быков на лестничной площадке, и ожидания ареста и арматурки. После того, как годами — ГОДАМИ — звал выходить на улицы. После того, как выходил каждый раз на каждую акцию. После автозаков, "Поля Свободы", статей, Окопного, Триумфальной, Маршей. После того, как пытался сделать Майдан на инаугурацию. После того, как на каждом столбе был развешен мой портрет с надписью "Лови либерального ублюдка", призывов к убийству, распространения в интернете моего адреса и призывов зайти к предателю в гости, призывов доверенного лица Марины Юденич отвезти меня на чай к Рамзану Кадырову, травли, и ожидания арматурки.

Я НИКОГДА не говорил, что я белый и пушистый, а все остальные — г*вно. Я ВСЕГДА говорил, что я точно так же виноват в этой власти

Я НИКОГДА не снимал с себя ответсвенности, что не смог сделать того, что надо было сделать. Я НИКОГДА не говорил, что я белый и пушистый, а все остальные — г*вно. Я ВСЕГДА говорил, что я точно так же виноват в этой власти. Я ВСЕГДА говорю, что варианта осталось только три — бежать, драться, смириться. А теперь уже только два — бежать и смириться. Выходить на улицы они не захотели. Бежать они теперь не хотят. Сидят, засунув языки в задницу, и не могут сами изменить даже свою судьбу? Ну так... Разговор закончен. Больше мне предложить нечего.

Разведенки с больными детьми, которые не имеют возможности уехать.

Вот объясните мне, что значит "не имеют возможности уехать"? Это что? Барин не пускает? Границы закрыты? Загранпаспорт запрещено выдавать? Расстреляют на границе за измену Родины?

Ирина Калмыкова — бежала с сыном, ползком ползла через границу зимой, без ничего вообще, находясь уже в списках невыездных, бежала только в том, что на ней было, работала уборщицей, ждала статуса беженца — она смогла, а кто-то не может сделать загранпаспорт, пойти на вокзал и уехать? Ну так... Больше мне предложить нечего дважды.

Люди бегут без копейки, невыездные, без паспортов, под обстрелами, после подвалов, с голыми руками, с детьми через море на лодках, а из мирного города — ой, как же уехать-то.. И правда. Из Донецка через блокпосты с алкашней, под обстрелами, могли уехать — а из Урюпинска, конечно, нет.

И вот эта спекуляция про больных детей... Больше же нигде детей не лечат, только в районной больнице Урюпинска, где после медреформы остался один фельдшер — как же от такой передовой медицины уехать-то, да. Да в этом случае это вообще твоя первейшая обязанность — вывезти оттуда ребенка.

Какое-то просто маниакальное, глубинное крепостничество. Учебник английского купи — и через год все вопросы снимутся. Но нет. Боже, боже, как же уехать... Да как все уехали, так же и тебе уехать. Как все грузчиками, уборщиками и продавцами работали — так и тебе работать.

Какой-то просто маниакальное, глубинное крепостничество. Учебник английского купи — и через год все вопросы снимутся. Но нет

Ну и, конечно, разведенки (господи, слово-то какое) в Урюпинске имеют больший вес, чем разведенки в Авдеевке. Даже не то, что больший — про вторых вообще не вспоминают. Вот вообще. Их в российском либеральном мире просто нет.

Но это к ним пришел Мордор и убивает их в прямом смысле этого слова. Не в теоретическом. А в прямом. Так вот вам ситуация — разведенка в Урюпинске, которая рабски молчит и пашет на Путина и ЧВК "Вагнера", или разведенка в Авдеевке, которая из своей зарплаты выделяет еще деньги на армию и шьет ночами масксети. Вы правда этого не понимаете, друзья мои? Это Мордор создал такую ситуацию. Не я. Ваша страна.

Так вот, я выбираю разведенку в Авдеевке. Чтобы Мордор перестал убивать разведенок в Авдеевке — он должен сдохнуть. Разведенка в Урюпинске этого не хочет? Так пусть выходит на улицы и меняет власть! Нет? Разговор закончен в третий раз.

Ну и третье. Самое главное. Самая ублюдочная спекуляция. "Мама Аркаши Бабченко". Которая пересекается с первой — сам уехал, и оттуда пишешь.

Нет. Я писал, что Мордор должен сдохнуть, не когда уехал. Я писал это, еще когда сам жил в Мордоре.

Вы всегда, в первую очередь, на первое место ставите только свое гипертрофированное "Я". И за ним уже ничего не видите. Ах, да, это Рейх, но мы в нем живем, поэтому не смейте говорить, что Рейх надо уничтожить. Мы же здесь живем! Нам будет плохо!

Я Киеве однажды разговорился с одной девушкой, которая год просидела на подвале, и она сказала мне такую фразу: "У нас там осталось все. Вообще все. Но когда мы сидели и слушали бомбежки, мы думали только об одном — блин, уничтожьте их. Выгоните отсюда. Пусть вы разбомбите нашу квартиру, пусть даже погибнем мы сами — но только очистите нашу землю от этих упырей".

Вам бы вот с этим человеком про ваших гипотетических разведенок поговорить.

Так вот. Мордор должен сдохнуть. Независимо от того, есть там Аркаша Бабченко, или нет там Аркаши Бабченко. Есть там мама Аркаши Бабченко, или нет там мамы Аркаши Бабченко.

Мордор должен сдохнуть. Независимо от того, есть там Аркаша Бабченко, или нет там Аркаши Бабченко. Есть там мама Аркаши Бабченко, или нет там мамы Аркаши Бабченко

Наличие в Мордоре Аркаши Бабченко или мамы Аркаши Бабченко ни разу не является индульгенцией для его существования и продолжающегося убийства других людей. Вы это-то понимаете? Существование ваших разведенок и работяг на заводах Дерипаски каждый день обходится Украине в среднем в две жизни! Вы это понимаете? И существование в Мордоре поэта-правдоруба, бабушек, разведенок, Аркаши Бабченко, мамы Аркаши Бабченко — нихр*на не является оправданием тому, что здесь молодым пацанам закрывают глаза в гробах! Вот нихр*на никак! Вы это-то хоть в состоянии понять?

Мордор должен сдохнуть. А как при этом я буду обеспечивать безопасность себя и своих близких — это мои проблемы.

И ваши. Но ни разу ни тех, кого он убивает.

Сами их теперь решайте.

Я свои проблемы решил. Пытался решить и ваши.

Вашим бабушками и работягам пытались мозги вставить неоднократно. Не в коня корм?

Ну так разговор закончен в пятый раз.

В рамках проекта "Очевидное-разжеванное"

Оригинал

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции