Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей
Мертвое и живое

Конфликт между Россией и Украиной — это конфликт Советского Союза и всего того, что не хочет им быть.

Командующий ракетными войсками и артиллерией Южного военного округа Вооруженных сил России генерал-майор Степан Ярощук стал известен широкой общественности как высший руководитель обстрела российскими войсками жилых кварталов Мариуполя в январе 2015 года. Именно его имя называют расследователи из международной группы Bellingcat, именно его фотография появляется в твиттер-ленте этой организации, — пишет Виталий Портников в колонке на "Крым.Реалии"

На фотографии — человек, который мог стать не только российским, но и украинским офицером. Проще говоря, украинец родом из Луцка, оказавшийся в России только из-за поворотов военной карьеры. Среди участников обстрела немало и других офицеров с украинскими фамилиями. При всем этом — тоже стоит сказать особо — они обстреливали не просто украинский город. Они обстреливали город, почти половину населения которого составляют русские. Пожалуй, это и есть самый впечатляющий портрет российской "гибридной" войны против Украины — столь же беспощадной, сколь и бессмысленной.​

В последние десятилетия мы видели немало конфликтов между государствами и народами, конфликтов этнических и политических. Но вряд ли можно себе представить офицера-хорвата, который командует сербской артиллерией и отдает приказ обстреливать населенные сербами жилые кварталы неприятеля. Невозможно представить офицера-грузина, который командует абхазской артиллерией и отдает приказ обстреливать населенное абхазами селение. Даже офицера-суннита, который командует артиллерией в сирийской армии и приказывает обстрелять алавитские кварталы, представить себе очень трудно.

А офицера-украинца, который командует российской артиллерией и руководит обстрелами жилых кварталов наполовину населенного русскими — и почти полностью русскоязычными — города, представить себе легко. Легко даже представить, что в перерывах между боями он напевает себе под нос какую-нибудь народную украинскую песню, знакомую с детства. Ну не русскую же народную песню ему напевать? Он же может просто не знать русских песен. Зато их знают те, на кого нацелены его ракетные установки — установки "русского мира". Странно, правда?

А на самом деле ничего странного нет. Конфликт между Россией и Украиной — это вовсе не конфликт двух народов. Это конфликт Советского Союза и того, что не хочет этим самым Советским Союзом быть. Именно поэтому отношения между Москвой и Киевом стали обостряться задолго до Майдана 2013–2014 годов — после того, как в России сделали выбор в пользу возвращения в прошлое, а в Украине не захотели в это прошлое возвращаться.

Конфликт между Россией и Украиной — это вовсе не конфликт двух народов. Это конфликт Советского Союза и того, что не хочет этим самым Советским Союзом быть

Этот конфликт между прошлым и будущим позволяет офицеру украинского происхождения не усматривать трагедии в собственном участии в обстреле Мариуполя или другого украинского города. Этот конфликт позволяет журналистам еврейского происхождения жать руки и оправдывать записных антисемитов, коих немало среди их коллег и представителей политической элиты. Этот конфликт позволяет представителям сексуальных меньшинств занимать высокое положение в стране, загоняющей эти меньшинства в подполье, и не замечать происходящей в стране нравственной катастрофы.

Не очень важно, украинец ты или русский, Путин или Жириновский, Соловьев или Толстой. Главное — желание попасть в Советский Союз и затащить туда всех остальных. Любой ценой. Даже ценой обстрела Мариуполя.

Причем я не буду утверждать, что с другой стороны иначе. С другой стороны ровно так же. Помню свое изумление, когда в первые месяцы после начала российско-украинского конфликта оказался в самолете рядом с чиновниками военного концерна, направлявшимися в одну из европейских стран на переговоры о закупке вооружения. Собеседники с энтузиазмом рассказывали о том, как вооружается украинская армия, как она рано или поздно остановит агрессора... Но самое интересное — оба они были русскими. Каждого звали примерно Иван Петрович Иванов. И родились они даже не в Мариуполе, а в Самаре или Пензе.

Да что там собеседники! Зачем мне собеседники, если сам я во время Майдана объяснял свое присутствие на сцене рядом с лидерами партии националистов просто и честно: пока эти люди готовы бороться за европейский выбор Украины, против авторитарного режима и подчинения Кремлю — я могу стоять рядом с ними, а они — рядом со мной. При всей диаметральной противоположности взглядов на развитие общества, на политику и вообще на жизнь. Мы тогда стали союзниками просто потому, что хотели выживания собственной страны. А волынский парень в российских генеральских погонах Степа Ярощук эту страну превращал в руины. Такая вот незадача.

Именно поэтому конфликт путинской России и постмайданной Украины — это вовсе не конфликт русских и украинцев. Это не конфликт разных идеологий, разного видения будущего, это не дискуссия о том, на каком языке разговаривать и какие песни петь.

Это просто конфликт мертвого с живым.

Перепечатывается с разрешения Радио Свободная Европа/Радио Свобода 

​​​​​​Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции