Крымское поражение министра Лаврова

Российская внешняя политика и так называемая "крымская дипломатия" потерпели полное фиаско.

Кремль проиграл дипломатическое противостояние за Крым. Три года назад российские власти были уверены в скором крахе Украины и автоматическом признании полуострова частью России. Теперь им приходится изворачиваться, выдумывая объяснения того, почему Запад не согласился с "Крымнашем", - пишет Сергей Стельмах в колонке на "Крым.Реалии".

Глава российской дипломатии Сергей Лавров попытался объяснить россиянам, почему планы на "большую сделку" с Западом по Крыму потерпели крах. Оказывается, страны-члены НАТО "обиделись" на Кремль, который якобы помешал планам Брюсселя включить Украину в сферу влияния Альянса. Аннексия полуострова, полагает российский министр, сыграла в этом ключевую роль.

"Натовцы обиделись, что их проект по полному поглощению Украины в свою зону влияния и включению Украины в Североатлантический альянс, включению Крыма в свои планы военного окружения Российской Федерации – эти планы провалились", – заявил Лавров в интервью российским журналистам. Как следствие, США и ЕС заморозили совместные проекты в сфере обеспечения глобальной безопасности и совместной борьбы с терроризмом, уверен глава российского МИД.

На самом деле, мы видим продолжение политической линии, которую Москва заняла после избрания Дональда Трампа президентом США. В феврале текущего года кремлевские аналитики и пропагандисты полностью изменили риторику по поводу перспектив российско-американского сближения. Они "внезапно" осознали, что торги вокруг аннексированного Крыма могут "испортить имидж" Москвы в глазах других геополитических игроков: Ирана и Китая.

Хотя еще несколько месяцев назад московский политический бомонд предвкушал скорую отмену санкций, неформальное признание "Крымнаша" и возвращение Украины в сферу привилегированных интересов Кремля. Российские власти по всем возможным формальным и неформальным каналам распространяли простой месседж: новая администрация в Вашингтоне закроет глаза на российские бесчинства в Крыму и на Донбассе.

Весь "антиантиамериканизм" российских властей свелся к попыткам президента Владимира Путина договориться об отправке российских солдат умирать в Сирию за интересы западной коалиции. Кремль хотел получить Крым в обмен на якобы совместную борьбу с ИГИЛ и урегулирование конфликта в Сирии. Хотя изначально было понятно, что российские власти намерены уничтожать не исламистов, а умеренную сирийскую оппозицию.

К началу 2016 года аппетиты Москвы стали скромнее. Сергей Лавров и его подчиненные были согласны на неофициальное признание аннексии украинского полуострова со стороны Белого дома. Как только представитель Трампа заявил, что Москва должна уйти из Крыма, российские власти переобулись в воздухе, сделав вид, что они не рассчитывали договариваться по этому вопросу.

Крым – персональное поражение Сергея Лаврова. Судя по информационному контексту, весной-летом 2014 года российский МИД был уверен, что конфликт с Западом вокруг крымского "референдума" удастся спустить на тормозах. Затяжная война в Украине, болезненные санкции, постоянная критика в адрес Москвы за оккупацию Крыма, провал "большой сделки", на которую Кремль очень рассчитывал, показали, что Россия – лишь региональный игрок. Попытки оспорить влияние Вашингтона на мировые дела, ликвидировать или заметно ослабить украинскую государственность и поделить мир на сферы влияния потерпел неудачу.

Речь идет о полном фиаско российской внешней политики и так называемой "крымской дипломатии", которую Москва взяла на вооружение в начале 2014 года. Она представляла собой комплекс военно-политических действий, в которых дипломатию используют исключительно в рамках спецопераций и дезинформации соперников. Москва начинала переговоры с оппонентами не перед конкретным действием, а после него с целью закрепления выгодного результата.

Владимир Путин множество раз врал главам западных государств об участии российской армии в захвате Крыма и войне на Донбассе. Через год он признался, что лично приказал оккупировать полуостров. Блеф – неотъемлемый элемент политики, но на Западе уважают еще и дипломатический этикет. Путин и Лавров могли сколько угодно врать на публике, но в частных беседах с лидерами США и ЕС им стоило сразу выложить карты на стол. Но они обманывали и изворачивались даже там, где можно было говорить прямо.

У такого подхода выявился стратегический недостаток: "крымская дипломатия" была эффективна лишь в краткосрочной перспективе. Как только официальный Киев и Запад выработали совместную политику противодействия кремлевским реваншистам, Москва уже не могла использовать факт внезапности и замешательства. Беспринципность российских властей сделала любые договоренности с Кремлем бессмысленными. Политические аналитики неоднократно указывали, что конечная цель кремлевских дипломатов – обвести Вашингтон вокруг пальца, подсунув американцам кота в мешке. Почему российские власти считали американцев и европейцев настолько глупыми – тема для отдельного разговора. Но факт налицо: в "крымской ловушке" оказался именно Кремль.

Теперь, дабы не выглядеть совсем уж неудачником, Сергей Лавров вынужден использовать уличную риторику, пытаясь объяснить, почему Запад продолжает "пинать" Россию за аннексию украинского Крыма. Ирония ситуации в том, что агрессия Москвы лишь ускорила процесс сближения Украины с НАТО. До "Крымнаша" и бойни на Донбассе вопрос североатлантической интеграции был дискуссионным. Через год после начала войны вступление в Альянс были готовы поддержать большинство украинцев.

Перепечатывается с разрешения Радио Свободная Европа/Радио Свобода

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

Оставьте свой комментарий

Следующая публикация