Конец либерального миропорядка

Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей

Ближайшие союзники США в Европе склоняются к тому, чтобы отказаться от стратегии совместной безопасности.

В прошлом году после встречи с американским президентом Дональдом Трампом на саммите НАТО в Брюсселе канцлер Германии Ангела Меркель заявила: "Те времена, когда мы могли полностью полагаться на кого-то другого, можно сказать, миновали… Отныне судьба Европы — в руках европейцев, и больше ни в чьих". Эти слова прозвучали особенно резко в День поминовения, когда Америка чтит память ветеранов Второй мировой войны.

Это был не пустой упрёк, и во многом Меркель оказалась права. На саммите НАТО, проходившем в Брюсселе на прошлой неделе, Трамп пригрозил союзникам "пойти своим путём", если они не увеличат расходы на оборону. Эта реплика была брошена вскоре после того, как американская администрация публично озвучила планы вывода контингента из Германии, хотя уже сейчас его численность меньше, чем когда-либо, начиная с 1944 года, когда армия США форсировала Рейн. Выход Соединенных Штатов из НАТО, равно как и вывод американских войск из Германии, ознаменует тектонический сдвиг в геополитике, равных которому не было в послевоенную эпоху.

НАТО является общепризнанным столпом либерального миропорядка, скреплённого присутствием американских солдат на европейском континенте. В качестве организации, обеспечивающей коллективную безопасность крупнейших демократических держав, НАТО воплощает в себе совместное стремление всего свободного мира создать и поддерживать порядок, основанный на общих либеральных ценностях.

Сегодня Североатлантический союз — и либеральное мироустройство, ради поддержания которого он был создан, — переживает едва ли не худшие времена за всю свою 69-летнюю историю. Европейские политики в открытую рассматривают европейскую программу ядерного сдерживания как замену американским гарантиям безопасности. Ближайшие союзники Соединенных Штатов в самом экономически развитом и стратегическим важном регионе склоняются к тому, чтобы отказаться от стратегии совместной безопасности и вернуться к наращиванию вооружений. Так умирает либеральный мировой порядок.

НЕДОВЕРИЕ К АМЕРИКЕ

Европейцы начали сомневаться в американских гарантиях задолго до прихода Трампа. Высказывания и действия американских политиков на протяжении последнего десятилетия вынудили их к переоценке своих ожиданий в том, что касается внешней политики США. К примеру, восемь лет войны в Ираке могли продемонстрировать им, что ситуация на Ближнем Востоке отнимает у Соединенных Штатов столько сил и внимания, что на Европу у них не остаётся свободных ресурсов. Именно во время иракской операции Россия, где к власти пришёл Владимир Путин, впервые начала выражать серьёзное недовольство гегемонией Америки в мировом устройстве, установившемся с окончанием холодной войны, а на последнем этапе иракской операции Россия начала военную кампанию в Грузии.

Уход США из Ирака и Афганистана — сопровождавшийся значительными трениями в НАТО, — может рассматриваться Европой как признак ослабления политической воли Штатов, снижения их боеспособности и неготовности по-прежнему выступать гарантом безопасности, демократии и свобод во всем мире. Очень похоже, что Путин пришёл к такому же выводу — и в 2014 году решился на вторжение в Украину.

Выход Соединенных Штатов из НАТО, равно как и вывод американских войск из Германии, ознаменует тектонический сдвиг в геополитике, равных которому не было в послевоенную эпоху

Помимо прочего, в Европе могли ощущать разочарование политикой предыдущего президента США Барака Обамы. При вступлении в должность он обещал начало новой эры американского лидерства, однако в 2012 году он с насмешкой отнёсся к самой идее о том, чтобы воспринимать Россию в качестве серьезной внешнеполитической угрозы, не сделал практически ничего, чтобы наказать РФ за вторжение в Украину в 2014 году, и крайне пассивно реагировал на попытки российского вмешательства в американские выборы 2016 года. Весь срок своего президентства он вещал о "рычагах" и "изменении баланса" в Азии, что должно было создать у европейцев впечатление, будто их интересами пренебрегают и российской угрозе не уделяется должного внимания.

В таком контексте многое из того, что говорит Трамп о роли Соединенных Штатов в мире, перестаёт казаться из ряда вон выходящим. Он называл НАТО устаревшей структурой, несколько месяцев отказывался поддерживать гарантии безопасности согласно пятой статье Североатлантического договора, порицал военные кампании за рубежом, критиковал союзников за стремление "сесть Штатам на шею" и требовал соблюдения во внешней политике принципа "Америка прежде всего" — задолго до выступления на саммите НАТО. Есть множество других причин для беспокойства, когда речь заходит о президенте Трампе, однако для многих европейцев его внешняя политика скорее является продолжением тенденций прежнего десятилетия, нежели чем-то радикально новым.

СОЮЗНИКИ УВЕЛИЧИВАЮТ РАСХОДЫ НА ОБОРОНУ

Перед лицом российской агрессии и американской пассивности кое-кто в Европе наконец начал всерьёз задумываться о самозащите. Рост военного бюджета по сравнению с 2011 годом у половины союзников составил более 20% в реальном выражении. Список возглавляют Латвия и Литва, увеличившие свои расходы на 146 и 208% соответственно, за ними следует Румыния (96%), Эстония (58%), Турция (52%) и Польша (43%). Все они, за исключением Турции, выполнили требование НАТО и тратят на военные нужды не менее 2 процентов ВВП. В том же направлении, пусть и медленнее, но уверенно движутся Болгария, Венгрия, Нидерланды и Норвегия. Греция и Великобритания достигли установленного порога уже некоторое время назад и поддерживают оборонные расходы на должном уровне.

Большая часть этих государств расположена на "линии фронта", и российский реваншизм угрожает им напрямую. Они намного острее, чем более удаленные страны Европы, осознают опасность агрессии со стороны России, неудержимо стремящейся к региональной гегемонии и убежденной, что безопасность своих границ она может обеспечивать, только подавляя соседей.

Активизацию оборонных усилий государств Восточной Европы можно только приветствовать, но этого едва ли будет достаточно. Процентный рост не может не впечатлять, но мы наблюдаем его в самых бедных и небольших европейских странах, и, на самом деле, их военные расходы не так уж велики. Покуда аналогичные обязательства не возьмут на себя высокоразвитые державы Западной Европы, у их восточноевропейских соседей не будет ни единого шанса, если дело дойдёт до прямого военного столкновения с Россией.

ЕВРОПЕЙСКОЕ ЯДЕРНОЕ СДЕРЖИВАНИЕ?

Именно поэтому в Европе и начинают задумываться о вещах, которые раньше казались немыслимыми: например, о необходимости европейской системы ядерного сдерживания. Ни одна из стран Европы не в состоянии тягаться с Россией в том, что касается традиционных вооружений (за исключением разве что Германии, но едва ли кто-то рискнёт говорить об этом вслух). Маловероятным представляется и объединение Европы против России: европейское военное сотрудничество невозможно представить без четко заявленного лидерства США (или Германии). Мало кто испытывает желание или готовность развернуть в Европе полномасштабную гонку традиционных вооружений.

Именно поэтому в Европе и начинают задумываться о вещах, которые раньше казались немыслимыми: например, о необходимости европейской системы ядерного сдерживания

С момента избрания Трампа в 2016 году планы по созданию в Европе системы ядерного сдерживания озвучивались неоднократно. Самым простым и дешевым вариантом видится расширение "ядерного зонтика" Франции. За это выступал, например, лидер правящей партии Польши. Аналогичные призывы звучали в Германии. Тема затрагивалась такими изданиями как Der Spiegel и Financial Times. Поддержкой эта идея пользуется и у некоторых американских аналитиков, включая Дуга Бэндоу из Интститута Катона. Дошло до того, что Меркель пришлось публично заявить, что Германия в ближайшее время не планирует закупки ядерного оружия.

Определенная логика в этой идее есть. Между Европой и Россией отсутствуют географические маркёры, которые могли бы послужить естественном рубежом обороны. В отсутствии таковых гонка вооружений становится почти неизбежной. Хороший забор — залог добрососедства, а из высоких гор, широких рек и океанов получаются самые лучшие заборы. Лишенная такой ограды, Россия всю свою сознательную историю пыталась обеспечивать безопасность своих западных границ, а Европа — соответственно — обороняла восточные рубежи.

В отсутствии географических разделителей и американских гарантий безопасности, европейцы могли бы создать "забор" в виде системы ядерного сдерживания. По мнению многих специалистов, ядерное оружие является в первую очередь оборонительным, его основная польза заключается в самом наличии и готовности использования в крайнем случае, например, для защиты от внешней агрессии или в интересах выживания. И тогда Европа могла бы действительно установить "забор", чтобы принудить Россию к добрососедскому поведению.

"АМЕРИКА ПРЕЖДЕ ВСЕГО"

Перспектива европейского противостояния с Россией в новой гонке ядерных вооружений означает фактическое уничтожение всех прежних договоренностей, достигнутых после второй мировой и первой холодной войны. К тому же неясно, сохранит ли Европа свою целостность при таком развитии событий. Для ряда стран, энергетически зависимых от России, соблазн дезертировать и встать на сторону противника может оказаться сильнее политических соображений. Раскол Европы рискует сделать гонку вооружений неудержимой.

Но какие альтернативы существуют для европейцев в эпоху трамповской политики "Америка прежде всего"? Система, где мир поддерживается исключительно страхом перед ядерным возмездием, далека от идеала. Но, похоже, именно за это проголосовали американцы, выбрав в президенты националиста, стоящего на позиции "Америка прежде всего". Они больше не желают оставаться гарантами либерального миропорядка, однако желают и дальше пользоваться всеми его благами. Для обеспечения собственной безопасности Европе, оставшейся без американского лидерства, ничего не остаётся, кроме как взять лидерство и власть на себя. Ирония судьбы: провозглашённый лозунг "Америка прежде всего" привёл к передаче эстафетной палочки в другие руки.

Читайте текст оригинала на the Atlantic Council

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела! 

Выбор редакции