Китай: наступает династия Си?

Си хочет, чтобы Китай реализовал свою мечту о возрождении нации. Как принято сейчас говорить в США, чтобы страна "вновь стала великой".

Председателю Си Цзиньпину было девять лет, когда его отец, видный коммунистический деятель, революционер и тогдашний вице-президент КНР, рассорился с Мао Цзедуном.

Это было в 1962 году. Си Чжунсюня обвинили в том, что он поддержал книгу, не понравившуюся Мао. За это преступление он был лишен все должностей и отправлен на принудительные работы. Его жена Ци Синь была вынуждена заниматься тяжелым крестьянским трудом.

Шесть лет спустя юный Си оказался в рядах миллионов "молодых интеллектуалов", отправленных на "перевоспитание" в деревню. В стране бушевала культурная революция, развернутая Мао под лозунгами очищения китайского общества от "чуждых" элементов и сохранения коммунистической идеологии.

Си пришлось жить и работать в нищей деревушке Лянцзяхэ, в провинции Шэнси, на северо-западе Китая. Это было испытание не для слабых духом. Согласно официальной биографии Си, "там он провел шесть лет. Днем заготавливал сено, собирал зерно и пас овец, а по ночам читал книги в тусклом свете керосиновой лампы, отбиваясь от блох".

Однако это не означает, что Си восстал против коммунистической партии. Напротив, по словам одного из тех, кто знал его в тот период, Си "выжил, став краснее красного", — по крайней мере, так звучала цитата из опубликованных порталом WikiLeaks материалов информатора американских дипломатов.

В 1974 году, пока его отец все еще томился в тюрьме, куда был помещен распоряжением Мао, Си вступил в партию и начал стремительное восхождение к вершинам власти и наконец стал верховным лидером Китая в 2013 году.

ИМПЕРАТОР СИ?

До сих пор, согласно конституции  КНР, председатель мог оставаться у власти не более двух пятилетних сроков подряд. Ограничение по сроку было введено во времена председательства Цзян Цзэминя (1993-2003 гг.). Первый срок правления Си должен был завершиться в марте. Однако 25 февраля китайская коммунистическая партия заявила о своем намерении сделать его пребывание у власти неограниченным.

"Си сломал многие старые правила в Китае, а теперь активно работает над тем, чтобы заменить их на новые", — утверждает Джейми Метцл, внештатный старший научный сотрудник Центра международной безопасности имени Скаукрофта при Атлантическом совете.

ВидеоКитайский парламент разрешил главе страны находиться на должности бессрочно

За соответствующие изменения в Конституцию проголосовало Всекитайское собрание народных представителей. Из почти трех тысяч делегатов против проголосовали только двое, еще трое воздержались. Таким образом нынешний китайский лидер - Си Цзиньпин - сможет управлять страной неограниченное время.

Китайский парламент разрешил главе страны находиться на должности бессрочно

"Консолидация власти и продление ее на неопределенный срок сделает Си самым влиятельным лидером КНР со времен Дэн Сяопина, а, возможно, и самого Мао. Но самый важный вопрос состоит в том, для чего проводится эта консолидация? — говорит он и добавляет: "Реорганизация правительства не может быть целью сама по себе, она должна к чему-то вести. В идеале, к более совершенному управлению".

Как бы то ни было, Си — харизматичный лидер, которого в народе с любовью именуют Дядюшкой Си. Единственным человеком, кто мог затмить славу лидера КНР, была его жена, популярная певица Пэн Лиюань. Но она отказалась от своей карьеры и занялась социальными проектами, заняв место, более подобающее супруге политического деятеля, когда карьера Си пошла на взлет.

ВЗЛЕТ ПРИНЦА

Си, родившийся в Пекине в 1953 году, по праву рождения относился к "партии принцев" — так в КНР называли детей высокопоставленных партийных функционеров. Большую часть жизни Си пришлось бороться с негативными стереотипами, которые обычно ассоциируются с "принцами", одновременно пользуясь всеми привилегиями своего статуса.

После смерти Мао в 1976 году отец Си был реабилитирован и назначен партийным секретарем в провинцию Гуандун, где он надзирал за проведением экономических реформ. Си в юные годы поступил в престижный университет Цинхуа, а впоследствии, благодаря отцовским связям, получил место личного секретаря тогдашнего министра обороны Гэн Бяо.

Си по праву рождения относился к "партии принцев" — так в КНР называли детей высокопоставленных партийных функционеров

Подъем Си по карьерной патрийной лестнице был стремительным. В 2000 году он стал губернатором провинции Фуцзянь на востоке Китая. Семь лет спустя возглавил шанхайский комитет компартии после громкого коррупционного скандала, связанного с его предшественником. Не пошло и нескольких месяцев, как Си вошел в состав Постоянного комитета Политбюро — руководящего органа КНР. Это было первым признаком того, что Си прочат в преемники генерального секретаря Ху Цзиньтао. В октябре 2010 года Си был назначен заместителем председателя Центрального военного совета КНР, и на этот счет не осталось никаких сомнений.

НИКАКИХ ОГРАНИЧЕНИЙ

На середине того, что можно было бы именовать десятилетним президентским сроком, Си оказался — как ни удивительно — едва ли не самым авторитарным лидером Китая после Мао. По пути он успел собрать богатую коллекцию титулов и постов, пытаясь осуществлять личный надзор за всем, от национальной безопасности до интернета.

Он стремился к смягчению государственной политики Китая в области контроля за рождаемостью, ликвидировал лагеря "трудового перевоспитания", но в то же время неистово преследовал коррупционеров и так называемых "сливателей" государственных секретов, заставляя недоумевать лидеров мировых держав.

"Си изменил социальный договор", — утверждает Роберт Э. Мэннинг, старший научный сотрудник Центра международной безопасности имени Скаукрофта при Атлантическом совете. "Он ужесточил контроль в области информации, культуры, искусства, интернета, всего, что может быть сказано или написано. Он как будто пытается установить цифровой 1984 год", — говорит Мэннинг, имея в виду знаменитый роман Джоржа Оруэлла, описывающий антиутопию, где тоталитарный режим подавляет и жестко контролирует свободу мысли.

И действительно, с момента, когда было объявлено об отмене ограничений срока нахождения у власти, китайское правительство принимает беспрецедентные меры для подавления любой критики этого нововведения в средствах массовой информации и в социальных сетях. "Не думаю, что это пришлось по душе китайской молодежи и среднему классу", — замечает Мэннинг.

КИТАЙ ВНОВЬ СТАНЕТ ВЕЛИКИМ

Си хочет, чтобы Китай реализовал свою мечту о возрождении нации. Как принято сейчас говорить в Соединенных Штатах, он мечтает, чтобы его страна "вновь стала великой".

Однако сейчас, по словам Метцла, отменяя все ограничения для срока действия председательских полномочий, коммунистическая партия КНР идет на большой риск. "С одной стороны, если позволить Си оставаться у власти дольше положенных (еще недавно) двух сроков, это существенно расширит возможности проведения преобразований, в которых так нуждается Китай. Соответственно, возрастет влияние Китая на мировую политику, а реформы внутри страны будут проводиться более последовательно", — говорит он.

"С другой стороны, такой подход может лишить Китай возможности использовать свежий взгляд и новые подходы к решению старых проблем. Поколение молодых функционеров будет озлоблено тем, что засидевшиеся у власти старшие товарищи лишают их возможностей карьерного роста. Авторитарное правление, как известно, враждебно относится к любым инновациям".

Метцл отмечает, что авторитаризм отлично показал себя в Сингапуре, во времена правления Ли Куан Ю, поэтому не следует утверждать, будто китайский план обречен на провал. Вместе с тем, отмечает он, "Китай не Сингапур. Общество и экономика здесь устроены намного сложнее, и одному человеку может оказаться не под силу с этим справиться".

Метцл отмечает, что авторитаризм отлично показал себя в Сингапуре, во времена правления Ли Куан Ю, поэтому не следует утверждать, будто китайский план обречен на провал

Мэннинг критикует Си за разрушение китайских гражданских институтов. "Многие институты подверглись централизации или их роль была существенно уменьшена. Так, ранее пост генерального секретаря и председателя занимали разные люди, и для каждого было установлено ограничение в два срока пребывания у власти. Теперь все это отметается, и он фактически объявляет себя императором".

"Он стремится оказаться в самом центре и ясно дает понять любым потенциальным соперникам, что с места не намерен двигаться", — говорит Мэннинг.

Оптимистичный взгляд на последние события в Китае позволяет надеяться, что Си укрепляет свои позиции для проведения давно назревших реформ и борьбы с коррупцией. По словам Мэннинга, "если это получится, вся слава будет принадлежать ему. Однако и в случае неудачи винить также будет некого — кроме Си". Тем не менее, Мэннинг далек от того, чтобы ожидать быстрых изменений в Китае.

СИ И СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ

В отличие от многих своих недавних предшественников, Си лучше понимает Соединенные Штаты. Он большой поклонник американской поп-культры и одним из своих любимых фильмов называет "Спасти рядового Райана".

В 1985 году Си посетил США в составе сельскохозяйственной делегации. Он жил в доме семьи Дворчак в Маскатине, штат Айова, и спал в комнате, оклеенной обоями с футболистами, в окружении фигурок персонажей и "Стар Трека". "Никто бы в здравом уме и представить не мог, что парень, который у нас ночевал, возьмет — и станет президентом. Какая разница, какой страны", — так якобы говорила Элеонора Дворчак впоследствии.

И это далеко не все, что связывает Си со Штатами. Его дочь училась в Гарвардском университете.

Когда президент Соединенных Штатов Дональд Трамп принимал Си в своей резиденции Мар-а-Лаго, во Флориде, отношения между США и Китаем были довольно натянутыми после критики, с которой Трамп обрушился на растущий торговый дефицит, а также из-за разногласий по поводу того, каким образом следует решать ядерный кризис в Северной Корее.

НЕТ ПУТИ НАЗАД?

В том, каким образом Си стремится сосредоточить всю власть в своих руках, можно усмотреть параллели с действиями российского лидера Владимира Путина и президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Аналогичный разворот в сторону от демократии наблюдается и в других западных странах — например, в Венгрии и Польше.

И хотя мало кто бы согласился — даже до недавних перемен — не кривя душой, назвать Китай демократической страной, последние решения партийного съезда окончательно ставят крест на любых надеждах, что институт власти в КНР когда-либо перестанет зависеть от личностей.

Метцл отмечает: "В тот самый момент, когда Европу и Соединенные Штаты сотрясают дестабилизирующие кризисы, Китай еще усерднее напирает на системность и преемственность".

"Это может оказаться разумным решением в краткосрочной перспективе. Однако Соединенные Штаты и Европа отличаются динамичностью, здесь то и дело возникают новые идеи, подходы, лидеры. А вот сумеет ли Китай стать динамичнее при закосневшем диктаторе — это и станет ключевым вопросом для будущего всей страны", — подчеркивает он.

Читайте текст оригинала на the Atlantic Council

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

Оставьте свой комментарий