Иерусалим Трампа

Или почему все просили Трампа не переносить посольство США из Тель-Авива — и почему он не послушал.

"Молодцы, в Иерусалиме уже построили стену Плача. Лучшая стена, пока я не достроил свою в Мексике. Мы поставим рядом с ней посольство. Лучшее посольство. Первое и единственное. Неповторимое. Уникальное. Больше ни у кого нет. Америка опять ого-го! Война — это мир", — вот Трампу как следовало бы сообщать миру эту новость, а не скучной трансляцией из Белого дома, читая заранее отредактированную кем-то речь. Тогда форма соответствовала бы содержанию.

Надо отдать ему должное, нынешний президент Соединенных Штатов даже за год не утратил своей неповторимой свежести. На этой неделе от него ждали чего угодно, даже залпа по Северной Корее. А Трамп опять всех переиграл. Он еще с инаугурации в январе так делает. Вы думали, мы играем в шахматы? А нет, в шашки. Вы приноровились к шашкам? Но партия-то в бридж. Вы выигрываете в бридж? Но мы режемся в покер. Этому он отлично научился еще во время избирательной кампании — заставлять всех, в первую очередь врагов, говорить о том, о чем надо ему. Лучше давать установку получалось разве что у Кашпировского.  

Подчинимся на несколько минут массовому гипнозу и поговорим об американском посольстве в Иерусалиме. А еще, почему все просили Трампа этого не делать. А еще, почему он не послушал.

Итак, посольство США в Иерусалиме будет — первое и единственное. 

Иерусалим — самый известный город в Израиле, большинство туристов едут туда. В старом городе что ни шаг — то святыня. Еще там находится Кабинет министров Израиля, Верховный суд и так далее. Но ни одного посольства зарубежных стран в Иерусалиме нет. И вовсе не потому, что дипломаты боятся терактов. Просто в 1980 году Совбез ООН принял резолюцию, которая в приказном порядке предписывала всем странам убрать их оттуда.

Израиль тогда, в конце Шестидневной войны, объявил Иерусалим своей единой и неделимой столицей. Арабские страны и соцлагерь активно возмутились — и как следствие, даже Соединенные Штаты на голосовании воздержались. Хотя могли заветировать резолюцию, ограничились дипломатическим аналогом фразы “я с вами не согласен, но спорить сейчас не стану”. Израиль там еще призывали вывести войска из палестинской части Иерусалима, но сославшись на царя Давида, который в 1004 году объявил этот город столицей еврейского народа — Израиль резолюцию выполнять наотрез отказался.

На тот момент в Иерусалиме находилось 16 посольств. 3 африканских, 11 южноамериканских, гаитянское и голландское. Все они, одно за другим, переехали в Тель-Авив, последней из Иерусалима ушла Коста-Рика в 2006 году. Есть такое общее мнение, что договориться о статусе Иерусалима должны израильтяне и палестинцы, а до тех пор — он обязан оставаться нейтральной для всех зоной. Правда, договориться им не удается — мешают взаимоисключающие параграфы. Израильтяне говорят про царя Давида, палестинцы — о том, что никакого Израиля здесь вообще быть не должно. Грубо говоря, в этом и заключается проблема затяжного конфликта, то затухающего, то переходящего в активную фазу. Вечные новости про теракты, ракетные удары, ответные операции. Вечные попытки посредников на кого-нибудь как-нибудь повлиять. Вечные — как вечный город Иерусалим, ненавидимый булгаковским прокуратором город. "Highly overrated!", — написал бы о нем в "Твиттере" кот Бегемот, если бы мог.

Но вот, 22 года назад, в 1995-м, республиканское большинство в американском Конгрессе и Сенате переглянулось и продавило специальный закон. В "подарок" президенту-демократу Биллу Клинтону в расцвет его первой каденции. Закон предписывал, во-первых, признать, следом за Израилем, Иерусалим единой и неделимой столицей последнего (то есть полностью проигнорировать притязания палестинцев), а также перенести туда американское посольство в течение четырех лет. Клинтон перенес подарок стоически, наложив на него вето. И Буш потом наложил вето. И Обама потом наложил вето.

Есть такое общее мнение, что договориться о статусе Иерусалима должны израильтяне и палестинцы, а до тех пор — он обязан оставаться нейтральной для всех зоной

Но тут пришел Трамп, у которого на предшественниках, а особенно последнем — пунктик. Ему же надо быть круче всех. Он выкапывает этот законопроект и заявляет: три президента до меня игнорировали волю народа. А я — молодец. Отныне в Иерусалиме будет город-сад. Точнее, столица и посольство. Если дословно, возвращаясь к отредактированной речи, то говорит Трамп так: за время, когда американские президенты блокировали этот закон, мы не стали ни на шаг ближе к миру между Израилем и Палестиной. Будет глупо предполагать, что повторение этой старой формулы принесет другой или лучший результат. Конец цитаты.

Перевод на язык твиттера: #строить — это #долго_и_скучно, #давайте_все_поломаем.

Потому что война — это мир.

Как только в начале недели стало известно, что решение Трампа о переносе американского посольства в Иерусалим почти созрело, отговаривать его бросили все. Объясняя на пальцах: арабский мир не поймет. Бери шире: мусульмане не поймут. Бери шире: у тебя по последним опросам в самих Соединенных Штатах больше 60 процентов граждан против.

Поэтому в понедельник президент берет театральную паузу. Слушает все эти уговоры. Все эти Германии, Франции, Саудовские Аравии, которые звонят и просят: Донни, не гони. Донни, это коктейль Молотова, а не Кровавая Мэри, не подноси спичку. Говорят, даже родной госсекретарь Тиллерсон, хуже того, родной минобороны Мэттис, хуже того, родной директор ЦРУ Помпео предлагали обождать с такими крутыми разворотами.

"Трамп один против мира", — заявляет в среду президент Турции Таип Реджеп Эрдоган, для которого заявление о переносе посольства — мед для ушей. Ведь это позволяет турецкому недодиктатору утвердиться в своей риторике, созвать всех мусульман к общему протесту, погурить как следует. И здесь ему не надо даже преувеличивать в особо крупных размерах, как это любят делать турки. Мир действительно пребывает в некотором шоке. Мир привык, что в тесной пещере с драгоценными историческими артефактами не взрывают шашки.

Но в этом и кроется основное отличие Трампа от Клинтона, Обамы или Бушей. Он — не политик, это чистая правда. Он бизнесмен и шоумен, который считает, что знает законы рынка. Он, по собственному заявлению, дал ближневосточному кризису почти год, чтобы как-нибудь разрешиться. Но ощутимого прогресса не увидел. Как там рассказывали израильские как раз дипломаты после его майского визита — чтобы Трамп вас воспринял, уложитесь в 4 минуты. Желательно приготовить презентацию. Желательно добавить туда много картинок.

К сожалению, никому из собеседников Трампа, не пришло в голову изобразить последствия его широкого жеста в картинках. Много человечков топчут американские флаги, например. Американское министерство иностранных дел предостерегает дипломатов ездить на палестинские территории и предупреждает о потенциальных провокациях на всем Ближнем востоке, например. Им — всем этим случайным политикам в команде Трампа, Тиллерсону, Мэттису, Келли — давно надо было бы найти хорошего художника, набившего руку на комиксах. Глядишь — получалось бы иногда договариваться с президентом.

Которому надо, чтобы Америка опять ого-го!

И у которого теперь снаружи один друг остался, Беньямин Нетаньяху, до сих пор, кажется, в свое счастье не верящий. Уж он-то подгонит для нового посольства — и архитекторов, и дизайнеров, и заградотряд, чтобы не сбежали. Строить посольство надежнее, правда, сразу в бункере. И тоннель копать куда-нибудь подальше, да к морю сразу, а там — крейсер ставить. Потому что даже ближайшие исторические союзники вроде Канады тихо крутят пальцем у виска и на всякий случай говорят вслух по слогам: мы-не-с-ним!

Слабаки, — говорит о них Трамп. Он-то не слабак, он одновременно взаправду верит в то, что такими методами способен добиться выполнения своих условий от палестинцев, задабривает евреев — внутренних, которые за него голосовали и платили сотни тысяч в бюджет избирательной кампании и внешних, поддается на уговоры зятя Джареда Кушнера, главного лоббиста Израиля при Трампе и показывает кукиш всем этим, которые до сих пор верят в политику двадцатого века.

Америка ого-го настолько, что Совбез ООН в пятницу экстренно соберется обсуждать размеры, до которых выросла ее мания величия. Кто-то до сих пор, спустя год президентства Трампа, думает, что ему это неприятно? Человек всю жизнь работал на то, чтобы теперь положить ноги на самый крутой стол самой крутой страны и заявить: вот, смотрите, как я могу.

ХАМАС говорит, он открывает врата ада. Лучшего комплимента Трампу они сделать не могли.

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

Оставьте свой комментарий

Следующая публикация