Горит со всех сторон

Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей

Что ждет Ближний Восток после решения Трампа по договору с Ираном.

Название популярного романа "Горит со всех сторон" Селесты Энг превосходно подходит для длинной обстоятельной документальной книги об истории ближневосточных конфликтов, написать которую придётся после решения президента США Дональда Трампа изменить или разорвать ядерное соглашение с Ираном. Эти с виду незаметные, но очень серьезные для тех, кого они затрагивают, очаги возгорания — в Сирии, Ливане, Йемене, Ираке и Газе. Вызов политике США в ближайшие месяцы не имеет прямого отношения к иранской ядерной программе. Она не является немедленной угрозой. У Ирана в будущем не появится ядерного оружия, что бы ни решил президент. На что следует обращать в это время больше всего внимания — именно на очаги возгораний.

Удовлетворение администрации Трампа от выполненного предвыборного обещания о ядерном соглашении развеется за долю секунды, потом придётся иметь дело с последствиями в виду обострения других конфликтов в регионе. Есть несколько элементов дипломатической стратегии, к которой придётся прибегнуть новому госсекретарю. Решения, касающиеся безопасности США, а также военных обязательств в регионе, должны приниматься согласно этой стратегии, а не в частном порядке.

Госсекретарь Майк Помпео уже начал наводить порядок, сообщив во время последней поездки нашим саудовским друзьям о том, что им следует завязывать с продолжительным бойкотом и чёрной пиар-кампанией Катара. Саудовская Аравия и ОАЭ игнорировали аналогичные обращения Штатов с тех самых пор, как у них началось перетягивание каната с Катаром — в июне 2017 года. Вместо конструктивного ответа они (как и катарцы) предпочли вливать миллионы в карманы лоббистов, чьей задачей стало доносить до принимающих решения американцев свою версию событий. Это проблема, которая удовлетворяет Иран и которая не нужна Соединенным Штатам — самое время саудитам и их младшим партнером это понять. Погасить огонь.

Находясь перед угрозой аннулирования Совместного всеобъемлющего плана действий, Иран станет предпринимать все возможные шаги, чтобы укрепить свои позиции в регионе. Наиболее тревожным и важным полем боя является Сирия. Большинство беспокоится, потому что у этого очага возгорания есть все шансы перерасти в более широкий конфликт между Израилем и Ираном из-за непредсказуемой лавины просчетов, провокаций и оппортунизма. У Соединенных Штатов нет ни малейшей заинтересованности в том, чтобы оказаться втянутыми в серьёзный конфликт между Ираном и Израилем, который заодно окажется конфликтом между Соединенными Штатами и Россией.

Усилия дипломатов и разведки следует удвоить, чтобы США наконец осознали возрастающие интересы своих партнёров и неприятелей в Сирии. Особенно четко администрации Трампа следует убедиться в том, что она не создаёт у израильского правительства Биньямина Нетаньяху впечатления, что США дали "зелёный свет" на любые военные действия против Ирана, после которых Тель-Авиву следует ожидать американской поддержки. России придётся донести то же самое до своих иранских союзников.

Наиболее тревожным и важным полем боя является Сирия. Большинство беспокоится, потому что у этого очага возгорания есть все шансы перерасти в более широкий конфликт между Израилем и Ираном

Опасное сочетание интересов Ирана, Саудовской Аравии и Израиля скажется и на итогах парламентских выборов в Ливане. Иранцы, скорее всего, пойдут на все, чтобы сохранить позиции своего союзника — "Хезболлы". Их поддержка с большой вероятностью будет выражаться в сигнале, что "Хезболла" по-прежнему может наносить удары по Израилю. Израильтяне уже и так ожидают иранской реакции на их удары по Сирии 29 апреля, в результате которых, по сообщениям, погибло некоторое количество иранцев. За долгую историю взаимоотношений Израиль и "Хезболла" научились тщательно выбирать время для боевых действий и отмерять силу ударов друг по другу. Однако с учетом нестабильности, вызванной заявлениями Трампа по ядерному соглашению с Ираном, есть риск, что огонь тут выйдет из-под контроля, что в свою очередь выльется в непредсказуемые, но весьма вероятные трагические последствия.

Саудитам тоже следовало бы реагировать на выборы в Ливане с изрядной осторожностью. Их грубое и неэффективное обращение с ливанским премьером Саадом Харири в прошлом году создало плохой прецедент, хотя, возможно, и несколько приглушённый недавним визитом Харири в Эр-Рияд, во время которого с ним общались уже как с премьер-министром суверенного государства, а не как с непокорным вассалом.

Йемен быстро превращается в забытую войну, хотя размеры гуманитарной катастрофы поражают. Этот еще один очаг на Ближнем Востоке, который следовало взять под контроль давным-давно, предоставил Ирану весомое политическое превосходство, ведь именно Тегеран помогает местным хути противостоять превосходящей силе саудитов и их союзников.

Помпео недавно заявил, что конфликт в Йемене может быть решён только политическим образом, однако это прозвучало затертой банальностью и не было подкреплено никакими действиями Соединенных Штатов, направленными на поиск такого решения. Хуже того, Вашингтон, скорее, подогревает конфликт, предоставляя военную и разведпомощь Саудовской Аравии без какой-либо задней мысли о возможности использования этой помощи в качестве рычага на мирных переговорах.

Как и предыдущие чиновники, администрация Трампа попыталась оградить себя от рисков ближневосточных конфликтов. Не особо отличаясь от администрации Обамы в том, что касается методов: смесью поставок оружия, размещения специальных контингентов и предоставления разведданных добиваться политических целей. Эти инструменты не требуют особых обсуждений в Конгрессе или общественного одобрения. Но они не являются адекватной заменой дипломатической стратегии, которая признает, что интересов США следует добиваться решительно и независимо.

Изменение Совместного всеобъемлющего плана действий или выход Штатов из ядерного соглашения — это тактический ход, его не следует путать с общей стратегией — ни для противостояния Ирану, ни для стабилизации региона. Каким бы ни было решение 12 мая, работа после него только начнётся — снова.

Читайте текст оригинала на the Atlantic Council

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела! 

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции