Двойственная сплошная

А это по-настоящему страшно: жить в свободной, современной, процветающей, счастливой России, но неизвестно зачем.

С одной стороны, вопрос о "виновности или невиновности губернатора Кировской области" должен решить суд. С другой стороны, а чего дожидаться какого-то там суда, ясно же, что случилось на радиостанции. "Ну, больной человек пришел... приехал из Израиля, напал на эту журналистку", — пишет Илья Мильштейн в колонке на "Snob.ru".

Однако темы нуждаются в развитии, и он их развивает. Что касается Никиты Белых, то вся история вызывает у оратора чувство тяжелого недоумения. Как это, господа, понять, что глава региона, согласно его объяснению, "берет деньги у предпринимателя, и не в Кирове, а в Москве, и не в рабочем кабинете, а в ресторане, и не в рублях, а в долларах"? Да, "это как-то очень странно". Брал бы в Кирове, у себя в офисе и в нашей валюте — кто бы ему слово сказал, правда? Хоть чемоданами. А насчет "Эха Москвы" нельзя не заметить, что радиостанция "работает за государственные деньги — такого вообще ни в одной стране мира нет. Вы можете представить себе, чтобы в Европе была такая радиостанция или в Штатах? Невозможно". Повезло Венедиктову!

В таком духе Владимир Владимирович отвечал на вопросы в ходе заседания Совета по развитию гражданского общества и правам человека. Людмиле Алексеевой отвечал, вступившейся за арестованного губернатора, и Станиславу Кучеру, который вслед за Алексеевой и Сванидзе говорил о разжигании ненависти к несогласным на гостелеканалах. Упомянув в числе прочих и дело Бориса Грица, до конца не расследованное.

Это еще называется — диалектика. То есть хитроумная двойственность при рассмотрении жалоб и челобитных. Когда правозащитники вступаются за того, кто назначен коррупционером, следует им напомнить, что в стране имеется независимая судебная власть. Когда же правозащитники обвиняют любимых журналистов президента в провоцировании холодной гражданской войны, то о судьях и даже следователях полезно забыть. Помилуйте, этот русский израильтянин с ножом — он ведь просто сумасшедший, диагноз ясен, экспертиза без надобности, и приговор, считайте, уже вступил в силу. И подивитесь все-таки доброте и толерантности высшего начальства, которое до сих пор терпит и содержит это ваше "Эхо". На Западе бы не потерпели и содержать не стали.

В таком диалектическом ключе проходят практически все встречи Путина с согражданами, так он с ними беседует, но особенно сильное  впечатление, конечно, производят его дискуссии в рамках СПЧ. Это по-своему замечательная пьеса, которая с каждым сезоном становится все лучше, поскольку роли выучены назубок и теперь оттачиваются до блеска. Самые смелые из приглашенных делают вид, что доносят до царя-батюшки как бы неведомую ему правду о безобразиях, которые тайно творят опричники: полицейские, судьи, чекисты, труженики Роскомнадзора и Центра "Э". Гостеприимный государь собравшихся внимательно выслушивает, что-то постоянно записывая или рисуя на бумажке, потом благодарит, а потом с присущей ему мудростью откликается. Отчасти соглашаясь, но отчасти и критикуя храбрецов.

При этом все они, герои, занятые в спектакле, точно знают, что порядки, установленные в государстве, вот эта пресловутая атмосфера ненависти насаждается лично им

При этом все они, герои, занятые в спектакле, точно знают, что порядки, установленные в государстве, вот эта пресловутая атмосфера ненависти насаждается лично им. Планомерно, год за годом, в течение 18 лет. И он знает, что они знают. Это прибавляет сюжету драматизма, не убавляя абсурда. Порой они с видимым трудом обуздывают себя, и это прорывается в некоторых предельно резких речах, но есть граница, двойная типа сплошная, которую переступать нельзя. Возражать ему, например, в том смысле, что сеющих рознь и ненависть журналистов он поддерживает и ценит, награждая их орденами и медалями, а ежели на "Эхо" денег жалко, так отдай его обратно Гусинскому. И будет как на Западе, где нет ни одного государственного СМИ, а за призывы к расправам над людьми там сажают.  

Нельзя обвинять Путина в том, что он доводит страну до ручки. А можно лишь взывать к нему, чтобы как-то утихомирил своих спецпропагандистов, чекистов, ментов, судей, прокуроров. Намекая на то, что и политзэки в лагерях, российские и украинские, и отдельно Алексей Пичугин, и дело театральных работников, и Соловьев с Киселевым, и "Матильда" с поджогами, и теракт в редакции "Эха Москвы" на фоне тотального пропагандистского вранья и мракобесия — все это уже дошло до горла. Он намеки улавливает и, мягко улыбаясь, с большим человеческим удовольствием осаживает вопрошающих.

Страна в истерике? Да ладно вам. "Посмотрите, что происходит в Соединенных Штатах... что происходит в Европе —  и с Брекзитом, и сейчас с Каталонией... и с терроризмом, и с беженцами". Малобродский в СИЗО, знаменитый режиссер под домашним арестом? "Он что, политический деятель, его кто-то преследует за какую-то свою политическую позицию?" Ну вот поверьте, "нет никакого желания кого-то крючить, тащить во что бы то ни стало, преследовать..." Не верите — как хотите, а я вам правду говорю. Люди бегут из России? "Количество отъезжающих резко сократилось за последнее время".

Он вообще любит поговорить с ними — с правозащитниками. Не слишком часто, но на регулярной основе. Послушать, возразить, понаблюдать за реакцией. Замерить уровень отчаянья. Что-нибудь смутно пообещать. Или даже, как это 30 октября было, совершить вместе с ними поступок исторического масштаба — открыть в столице Мемориал жертвам политических репрессий. И давить их дальше — смутьянов, национал-предателей, пятую колонну.

Нет, не тех, кто составляет при нем Совет по правам человека и играет по правилам, сдерживаясь из последних сил, а других, правила нарушающих и не занятых в спектакле. Чтобы было о чем потолковать с Людмилой Алексеевой, Михаилом Федотовым, Николаем Сванидзе и их единомышленниками в следующий раз. Иначе, понимаете ли, не о чем будет спорить, некого обвинять и защищать, не с кем делиться кошмарными сведениями о том, что враги для каких-то целей собирают по всей России биологический материал, не за что ругать Америку и жалеть Европу, ни к чему мыслить диалектически, и жизнь его утратит смысл. А это по-настоящему страшно: жить в свободной, современной, процветающей, счастливой стране, но неизвестно зачем.

Читайте больше публикаций на "Snob.ru" 

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

Оставьте свой комментарий

Следующая публикация