Бесконечная война в Йемене

Военная экономика служит мощным стимулом для продолжения войны и коррупции за счет страданий гражданского населения.

Нападение вооруженных сил Объединённых Арабских Эмиратов и их местных союзников по коалиции, возглавляемой саудитами, на портовый йеменский город Ходейда, которое началось на прошлой неделе и до сих пор продолжается, закономерно вызывает очередное беспокойство по поводу гуманитарных последствий продолжающейся войны в Йемене.

Ходейда — один из самых важных портов обедневшей страны, через него туда поступает большая часть гуманитарной помощи и импорта для йеменцев, сидящих без еды, лекарств и топлива. Однако обсуждения гуманитарной помощи в йеменской войне окончательно погрязли в геополитике, невероятно сложно отделить интересы участников конфликта и упования международных сил от того, что действительно требуется людям в Йемене.

Невероятно сложно отделить интересы участников конфликта и упования международных сил от того, что действительно требуется людям в Йемене

Благотворительные организации и отдельные граждане жаловались на потенциальные нарушения гуманитарной помощи, когда на Ходейду напали, хотя сообщений о резком ухудшении ситуации не поступало. Армия Йемена при поддержке ОАЭ наступала на Ходейду с двух сторон — Мохи и Миди — пытаясь осадить и захватить контроль над портом, оттеснив повстанцев хуситов, которых поддерживает Иран. Воздушные удары пробили брешь в заграждениях, которые хуситы возвели вокруг аэропорта, в то время как бойцы наступали в душной июньской жаре.

Ходейда — главный порт, снабжающий столицу Йемена, Сану, которая пребывает под контролем хути. А Сана — стратегический приз в каждой из многочисленных войн, потрясавших страну на протяжении восьмидесяти лет; врата на север Йемена. Саудовская Аравия и ОАЭ рассчитывают, что битва за Ходейду станет решающим выходом из тупика, куда зашла трехлетняя военная кампания, конфликт, который планировали завершить за несколько недель, однако до сих пор не могут этого сделать ни политическим, ни военным путём.

С самого начала операции вокруг Ходейды коалиция саудитов и ОАЭ высказывала обеспокоенность судьбой гражданского населения, настаивая на том, что она собирается защищать живущих в городе и в его окрестностях — а таких насчитывается свыше 600 тысяч. "У нас есть корабли, самолеты и грузовики с едой и медикаментами, которые должны быть доставлены людям, которым они требуются", — заявила министр по международной кооперации ОАЭ Рима аль-Хашими 13 июня, согласно государственному информационному агентству WAM. Чиновники из гуманитарных организаций в свою очередь предупредили, что нападение может поставить под угрозу 250 тысяч жизней.

Гуманитарный вопрос в йеменском конфликте цинично политизируют — пусть и не так обширно, как в Сирии, где в основном режим, но подчас и его враги превращают в оружие страдания обычных людей, бряцая им на телекамеры и выигрывая таким образом территории и послабления. В Йемене и снаружи страны критики вторжения Саудовской Аравии и ОАЭ настаивают на разрушительных последствиях войны в тех областях, которые контролируют повстанцы хуситы. Коалицию обвиняют в попытках использовать мировую обеспокоенность голодом и эпидемиями в Йемене в свою пользу, а вместе с тем приуменьшить влияние их собственной морской блокады, которая приводит к задержкам импорта, а также авиаударов, поражающих гражданское население.

В свою очередь хуситов обвиняют в манипуляции поставками гуманитарной помощи с целью усиления контроля в регионе путём распределения поступивших ресурсов по "правильным" рукам. Члены гуманитарных организаций, действующих в Ходейде, не называя имён признают, что хути контролируют импорт, хранение, транспортировку и раздачу международной помощи, превращая ее в политический инструмент и, когда приходится, используют страдания гражданского населения Йемена для того, чтобы усилить давление на коалицию саудитов и ОАЭ.

Гуманитарный вопрос в йеменском конфликте цинично политизируют — пусть и не так обширно, как в Сирии, где в основном режим, но подчас и его враги превращают в оружие страдания обычных людей

Афрах Насер, йеменская журналистка и почетный внештатный сотрудник Ближневосточного центра имени Рафика Харири Атлантического совета, сказала, что откровенно поговорив с чиновниками с обеих сторон конфликта, она была поражена их общей глухотой к нуждам гражданского населения. Как сознавался чиновник правительства йеменского президента Абд-Раббу Мансура Хади, чью власть признает ООН, люди платят огромную цену, однако, сказал он Насер, это происходит во имя высшего блага, для избавления страны от хути. А чиновник от Ансаруллы — организации, представляющей хуситов, — рассказывал журналистке о великой чести смерти в бою и гордости, с которой они приносят жертвы, выполняя великую задачу — противостоять имперским амбициям Соединенных Штатов и их союзников.

"Никого на самом деле не беспокоят гуманитарные последствия йеменской войны, — сказала Насер. — Ни хуситов, ни садитов не волнует, сколько людей заплатят за этой жизнью. Противостоящие стороны никому не собираются облегчать жизнь".

Сложная война в Йемене приводит к цепочке специфически связанных друг с другом гуманитарных кризисов, что усложняет работу для любого сообщества или организации, которые пытаются помочь людям. Гражданскому населению Адена приходится терпеть тотальное беззаконие — стрельбу, похищения и бандитизм, наряду с отсутствием нормальной государственной власти, а жители изолированного Таиза страдают от отсутствия медикаментов и припасов. Очень немногие йеменцы видят себя как страдающую в войне страну, они сосредоточены на том, что кризис приносит их семье, племени, городу. Чем дальше йеменец находится от страдающих семей и племен, тем менее важными для него является их бедствия.

Словно для того, чтобы еще сильнее запутать ситуацию, агентства по оказанию помощи пострадавшим, похоже, временами склонны преувеличивать масштабы гуманитарных кризисов. Например, сообщается, что за прошлый год в Йемене имело место свыше миллиона случаев заболевания холерой — самая страшная подобная эпидемия в истории. Однако численность умерших от холеры составляет примерно 2500 человек, и это подразумевает либо сокрытие точных данных по смертности, либо — что куда более вероятно — умышленное раздувание данных по заболевшим.

Нет никаких сомнений в том, что в Йемене разразился серьезный кризис. Согласно Всемирной продовольственной программе ООН, не менее 60 процентов, а возможно и до трех четвертей 28-миллионного населения Йемена испытывают недостаток продовольствия. Семь из двадцати двух провинций страны находятся на грани голода, около полумиллиона детей страдают от острой недостаточности питания. Однако в текущей напряженной ситуации политики все же должны попытаться отделить гуманитарные проблемы от геополитических инструментов их решения.

Более четкое понимание географической, экономической и политической специфики и инфраструктуры страны — вот один из способов, как избавиться от лишнего шума и сделать что-то полезное. Например, на фотографиях и в многочисленных исследованиях журналисты, эксперты и представители гуманитарных организаций нередко смешивают город Ходейду с портом Салиф, который расположен в 60 милях к северу от зоны конфликта, оснащен элеваторами для зерна и может принимать крупные партии сыпучих грузов. Салиф обладает примерно половиной тех мощностей, какими располагала Ходейда, он не был затронут войной и по-прежнему может получать продовольствие для снабжения северных регионов.

Словно для того, чтобы еще сильнее запутать ситуацию, агентства по оказанию помощи пострадавшим, похоже, временами склонны преувеличивать масштабы гуманитарных кризисов

Международная пресса уделяет немало внимания сложностям организации поставок гуманитарной помощи в Йемен. Однако в таком виде в страну поступает менее 10% продовольствия и прочих предметов первой необходимости. Остальное приходит по обычным коммерческим каналам. В конечном итоге, потребности населения Йемена продолжает обслуживать частный сектор. Причиной гуманитарного кризиса является нищета и кризис наличности, явившиеся прямым следствием коллапса экономики.

Как и в многих других конфликтах, создание военной экономики служит мощным стимулом для продолжения войны и удовлетворения корыстных интересов за счет страданий гражданского населения. Дэвид Харден, американский дипломат, вышедший в отставку два месяца назад, составил ясное представление о том, как спекулянты наживаются на войне, пока осуществлял координацию усилий США по разрешению кризиса в Йемене. "Военная экономика раздувает конфликт, — утверждает Харден. — И гуманитарная помощь становится частью общей системы. Это не означает, что помощь не попадает к тем, кто в ней нуждается. Но ее постоянно используют для манипуляций с целью извлечения выгоды".

Некоторые эксперты в Йемене и на Западе несмело приветствовали наступление в районе Ходейды, утверждая, что быстрая победа, одержанная коалицией саудитов и ОАЭ, по крайней мере, облегчит страдания мирного населения. Но это представляется маловероятным, если принять во внимание решительный настрой хуситов и возможность того, что операция при Ходейде затянется. В своей речи 14 июня лидер хуситов Абдул-Малик аль-Хуси пообещал своим последователям не просто победу над врагом, а сокрушительное подавление. "С божьей помощью и по воле народа, западное побережье превратится в трясину, где утонут захватчики", — провозгласил он.

Война в Йемене, скорее всего, не закончится еще несколько лет. Помимо военных действий, которые ведет против хуситов коалиция, возглавляемая Саудовской Аравией и подпирающая правительство Хади, мы также наблюдаем противостояние между хуситами и сторонниками убитого бывшего президента Али Абдуллы Салеха, конфликт между саудовский коалицией и аль-Каидой, а также между коалицией и Исламским государством. Даже если коалиция заключит сделку с хуситами, очередной виток войны в Йемене может быть раскручен укрепившимися южными сепаратистами и любой новой силой, которая возникнет на севере.

Угроза новой войны становится все более реальной, призывы придерживаться норм международного права остаются неуслышанными, однако для внешних игроков это не повод ограничиваться констатацией фактов, пустыми выражениями озабоченности или позволять циничным заверениям участников конфликта служить фиговыми листками, прикрывающими бездействие или потворство, в надежде на то, что ситуация разрешится сама по себе.

Угроза новой войны становится все более реальной, призывы придерживаться норм международного права остаются неуслышанными

Признавая значимость портов, международные силы — такие как США, ЕС и Россия — могли бы вынести их за скобки военного уравнения, поместив все четыре крупнейших порта страны под юрисдикцию другого государства, например, Кувейта или Омана, либо Организации Объединенных Наций, несмотря на весь заявленный скептицизм ООН в отношении подобной ответственности.

Международные благотворительные организации могли бы напрямую передавать деньги нуждающимся через агентства по оказанию помощи пострадавшим — возможно, с использованием системы электронных расчетов, подобно той, которая применяется в Ливане для поддержки сирийских беженцев. Это лишит любые преступные сообщества той прибыли, которую они извлекают сейчас из гуманитарной помощи, и даст дополнительный толчок развитию частного сектора. Помощь может соизмеряться с потребностями отдельных сообществ.

Коррупционеры по обе стороны конфликта, наживающиеся на гуманитарных поставках, могут быть обвинены публично и подвергнуты санкциям, пусть даже это и вызовет недовольство местных лидеров. Та выгода, которую участники конфликта с обеих сторон извлекают из ситуации всеми доступными способами, — в том числе и взыскивая налоги с гражданского населения Йемена для финансирования военных действий, — это уже не последствия войны. Это ее основная движущая сила.

Читайте текст оригинала на the Atlantic Council

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела! 

Оставьте свой комментарий