Беременные революцией

Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей

Кремль закрыл вопрос о реформировании России "сверху" и "изнутри", оставив обществу лишь один сценарий — уличного бунта.

Обыденным стало твердить о том, что Кремль теряет контроль за ситуацией, о том, что система на грани развала, что грядет обвал, обвал, обвал… И вроде бы действительно: налицо признаки того, что самодержавие, тем более в его нынешнем загнивающем состоянии, просто не может выжить в эпоху глобального киберпространства, веры в модернизм и победы индивидуализма! Но ведь смотрите: несмотря на все наши предсказания грядущей смерти системы личной власти, эта конструкция продолжает ковылять, при этом больно огрызаясь, — пишет Лилия Шевцова в колонке на "Радио Свобода".

Правда, заметно и то, что нынешние "держатели" власти не уверены в том, насколько они могут ее удержать. Переход Кремля к превентивным репрессиям, в том числе и в отношении собственного политического класса (пока безо всяких на то оснований), говорит о ползущей по кремлевским коридорам неуверенности. У моносубъекта власти явно возникает тревожное ощущение, что в глубинах российского общества повысилась температура. Но означает ли это приближение конца системы?

Несмотря на все наши предсказания грядущей смерти системы личной власти, эта конструкция продолжает ковылять, при этом больно огрызаясь

Коль скоро так много (в том числе и мною) написано о том, что конкретно подрывает самодержавие, как власть отстреливает себе конечности, давайте поразмышляем о том, что же придает власти силы и служит для нее источником адреналина. Один из факторов, создающий для Кремля "подушку безопасности", заслуживает особого внимания. Я имею в виду дискредитацию ведущих идеологических течений и их партийного оформления, что составляет суть нормальной политики. На российской сцене остались уродливые муляжи и примитивные "обманки" партий и идеологий, которые и стали механизмом воспроизводства единовластия (оппозиционные партии и движения вытеснены в политическое гетто, не имея возможностей влияния).

Особую роль в имитации идейно-политической жизни играют "системные либералы". Они не только участвовали в возрождении в России системы личной власти, но именно они (а не силовики) являются сегодня решающей силой в обеспечении устойчивости этой системы. Что бы делал Кремль без Набиуллиной и Дворковича, Силуанова и Орешкина? "Системные либералы" не только гарантируют экономический ресурс для деградирующей конструкции, продляя ей жизнь, но еще и лишают либерализм возможности стать в России альтернативой самодержавию.

Еще одна опора системы — компартия, которая, канализируя левый протест в безопасном для Кремля направлении, стала основным препятствием на пути зарождения в России независимых левых сил, включая и социал-демократию. Таким образом, Россия оказалась лишена политических движений, которые защищали бы принципы равенства и справедливости. Русский национализм, в котором еще недавно присутствовали и антиимперские, и антикремлевские настроения, был нейтрализован "крымнашизмом", став союзником власти и потеряв антирежимное звучание.

А теперь подумаем: что несет с собой дискредитация в России партийно-идеологического поля? Отсутствие каналов выражения общественных настроений оставляет населению единственную возможность для самопроявления — улицу. Этот формат артикуляции своих интересов сегодня еще многих пугает, и своей неизбежной брутальностью, и угрозой ответа власти. Пока пугает! Власть, забетонировав окна и закрыв приток воздуха, порождает эффект кипящего чайника с закрытой крышкой.

Мечты о мирной эволюции с участием здравомыслящей части правящего класса становятся несбыточными

А это означает, что мечты о мирной эволюции с участием здравомыслящей части правящего класса становятся несбыточными. Кудрин и его команда могут продолжать ждать своего часа, мечтая вернуться в правительство, чтобы заняться осторожным экономическим реформаторством. Однако нынешняя чистка политического класса уже не оставляет шансов ни для реформаторских начинаний в среде элиты, ни для ее пугливого фрондерства. Эпоха постмодернизма, когда элита могла служить власти, держа фигу в кармане, завершилась. Аресты Белых с Улюкаевым и весь нескончаемый "губернаторопад" — свидетельство тому, что наступило время "робокопов", не оставляющих сомнений в их способности к слепому подчинению.

Короче, Кремль закрыл вопрос о реформировании России "сверху" и "изнутри", оставив обществу лишь один сценарий — сценарий уличного бунта. А чего другого можно ожидать, если власть не готова снять крышку закипающего чайника? Между тем любой массовый уличный протест всегда ориентирован на разрушение, а не на созидание, на радикализм, а не на компромиссы, на единоличное лидерство, а не на поиск коалиций, наконец, на месть, а не на прощение и умиротворение. Власть, пытаясь обеспечить себе бесконечное выживание, готовит симметрический ответ. И чем жестче насилие сверху сегодня, тем мощнее станет будущий ответ низов на насилие. И никто не сможет предугадать, когда эта причинно-следственная связь сработает — через год, через пять лет? А может быть, завтра?

И еще: перевод общественного недовольства в разрушительный протест откладывает реальную трансформацию системы, создавая предпосылки всего лишь для смены режима власти. А смена режима без смены принципов ведет к воспроизводству самодержавия, уже с иным персонификатором.

Перепечатывается с разрешения Радио Свободная Европа/Радио Свобода

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции