Моя война восьмого года...

"Нас тут вообще нет!" – кричал офицер пресс-службы Минобороны РФ оператору Первого канала, чтобы тот не снимал в Гори.

Вообще-то мы готовились лететь в Пекин на Олимпиаду. Билеты, аккредитация, наказы друзей чего привезти – все уже было готово. Именно поэтому на пятидневную войну я попал на шестой день... В Цхинвали работали коллеги, кто успел заехать до начала боевых действий.

Таких, как я, набился целый микроавтобус – репортеры российских федеральных телеканалов. Вроде как "свои". Микроавтобус – Министерства обороны России, отправлялся от гостиницы "Владикавказ" из столицы Северной Осетии. Один из корров Первого вышел в камуфляже, с ножом на ляжке, и шапке-"афганке" с полями – привет из восьмидесятых. Короче, "бывалый". При таком сразу почувствуешь себя либеральным клопом, пробравшимся на крейсер "Аврора", потому как другие журналисты хоть и не носили на груди скальпы убитых грузин, все равно чувствовалось: для Минобороны они – свои.

Цхинвали поразил. Нет, не руинами. После Грозного меня вообще трудно чем-то поразить. Наоборот: практически весь город уцелел. А вот грузинские села-анклавы, окружавшие город, разрушены так, словно пережили локальное землетрясение в десять баллов. Землетрясение создавали осетинские экскаваторы, которые методично разрушали дом за домом.

На улицах догорали или просто гнили трупы. Никто их не хотел убирать. Город отходил от шока. Все знали, что война неминуема. Все знали, что накануне осетины постоянно обстреливали грузинские села. Все знали, что 58-я уже стоит на входе в Рокский тоннель... Все знали, что любые переговоры между сторонами конфликта прекращены. Все знали, грузины своих не оставят...

На улицах догорали или просто гнили трупы. Никто их не хотел убирать. Город отходил от шока

На следующий день деятельная пресс-служба российского Минобороны решила показать "своим" журналистам, как жили грузинские военные. Ну, что жили хорошо. И в этом они тоже были виноваты. На свою беду взяли с собой и нас. Выехали колонной в несколько БТРов. Впереди – УАЗик с каким-то полковником, которому сопровождение прессы не уперлось вообще никаким боком. Доехали до пригорода Гори. Там дербан базы уже заканчивался. Мы успели снять, как тащат лодки, генераторы, дело дошло до одеял, простыней... Начальник колонны понял, что вся жизнь вот сейчас проходит мимо него, и умчался добирать остатки. На прессу ему было откровенно плевать. Сотрудник пресс-службы понял, что видеть нам такое нельзя, взял командование на себя и попер дальше в Гори.

Гори, надо сказать, при любом раскладе был и оставался грузинским. То есть, по идее, никаких россиян там быть не должно. Уж тем более, на танках и БТРах.

Тем не менее, нас привезли на центральную площадь Гори. Как водится, выставили вокруг колонны боевое охранение. Оператор Первого канала решил не отставать от своего корреспондента по разуму и попросил бойца поводить дулом снайперской винтовки по окнам жилых домов. А че, красивый план. Подбежал офицер пресс-службы, заслонил камеру: Да вы что! Нас тут вообще нет!

На обратном пути наш БТР на всем ходу заехал в канаву, и мы, кто был на броне, послетали нахр*н. Помню, очнувшись уже на земле, я слышал над собой голос "бывалого" – "колите ему парамидол". В итоге я сломал ключицу и три ребра. Так вот, не по-боевому, закончилась моя война восьмого года.

Цхинвали провоцировал войну и получил войну. Это была цена вхождения в Россию. Российских денег. Но ничего не случилось. Цхинвали как был ж*пой мира, таковым и остался.

А спустя пару месяцев мы приехали снимать, как русские военные передавали блок-посты французским карабинерам. Тоже решили все сделать торжественно: командующий, речи, братание, "Прощание славянки".

Но начальник поста майор Кукушкин наклюкался еще утром. И, распространяя вокруг себя огонь и слюни, стал навязываться к французам в гости. Ему все не давал покоя японский фотокорр: а он тут какого лешего? Потом сообразил: дык, Япония тоже в Евросоюзе.

Мне позвонила дорогая редакция и сказала, что у нас получается слишком прогрузинский сюжет, нужно давать побольше Кукушкина. Я с готовностью дал ему сказать все, что тот хотел. После эфира нам позвонил министр Грузии по делам национальностей и поблагодарил за Кукушкина. Сказал, вам все двери открыты. Приезжайте на хинкали в Тбилиси. 

Что мы и сделали. Спасибо Кукушкину.

Оригинал

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

Оставьте свой комментарий

Аватар
Оставьте свой комментарий

Комментарии к посту

Последние Первые Популярные Всего комментариев: