Как лечат в Израиле: бюрократический ад и "русские" врачи

Возможно, здесь на самом деле хорошо лечат, но израильская система здравоохранения очень выматывает.

В Украине сейчас происходят бурные дискуссии о будущем медицинской реформы, которая имеет как горячих сторонников, так и категорических противников. Но все соглашаются, что мы должны следовать здесь примерам развитых странах. Что же на практике представляет собой желанная нами медицина  рассказывают украинцы, которые живут за границей и знают о ней не понаслышке.

 

 

До переезда в Израиль, я, как и многие, считала, что медицина здесь – одна из лучших в мире. Потому то, с чем мне приходится сталкиваться, вызывает шок. Но, возможно, я пока недостаточно времени провела в стране.

В Израиле я больше двух лет, первые год и три месяца из которых я провела без медстраховки. До получения вида на жительство я не имела права на обязательное медицинское страхование, а частная страховка стоит здесь немалых денег и не покрывает главное для меня сейчас – ведение беременности и роды. Потому я старалась не ходить под балконами и переходила дорогу только на зеленый свет. Целый год справлялась, пока на учебе не подхватила местный вирус. Когда ухо перестало слышать, а звенело в нем так, что уснуть было невозможно, пришлось искать частного врача.

Тут надо сделать маленькую ремарку: я сильно пострадала от карательной медицины в Украине и налицо посттравматический синдром (это тема отдельного блога), потому главное мое требование к врачу в Израиле – "чтобы не русский" (русскими тут называют всех выходцев из СССР и СНГ, включая узбеков). Но я сломалась о суровую реальность: частный прием у врача-израильтянина стоил 1200 шекелей. 1 шекель равен 7,4 грн, то есть за прием пришлось бы выложить больше 9 тыс. грн, что дорого даже для местных. 

Прием у "русского" врача обошелся ровно вдвое дешевле – 600 шекелей за пятиминутный осмотр и рецепт на лекарства. В Израиле без рецепта нельзя купить даже самые легкие антибиотики, и если доктор прописал вам курс в 7 дней по 3 приема антибиотиков, то вам продадут ровно 21 таблетку – не больше, не меньше.

Купила я лекарства, но радость была недолгой. Не знаю, всегда ли здесь лечат насморк псевдоэфедрином или мне просто сказочно повезло, но опыт был бесценным. Первые пару дней мне бесконечно хотелось двигать мебель, качать пресс и бегать кросс. Я плохо понимала, что со мной происходит – со мной, гипотоником, который пару лишних шагов делает с усилием. Затем я перестала спать. Совсем. И днем, и ночью. Потом я почитала про псевдоэфедрин. И начала лечить насморк народными методами.

Через несколько месяцев после первого жестокого столкновения с израильской медициной я получила право на обязательное страхование.

В Израиле есть несколько страховых компаний, предоставляющих его. Здесь их называют "больничной кассой". Мой муж, коренной израильтянин, утверждает, что разницы между ними нет. Потому я зарегистрировалась в той же, где состоит он. Да и поликлиника нашей "больничной кассы" в паре минут ходьбы от дома.

Базовая страховка стоит 50 шекелей в месяц. Через некоторое время мы ее подняли до платиновой (115 шекелей в месяц) – такая страховка покроет мне большую часть дорогостоящих генетических анализов во время беременности. Кстати, добиться этой информации на горячей линии "больничной кассы" стоило мне больших усилий, гораздо интереснее им было рассказывать про эстетические процедуры.

Как и в других странах, в Израиле каждый должен выбрать семейного врача, который будет вести его постоянно. Правда, муж почему-то записал меня к "русскому", из-за чего я долгое время сопротивлялась походам в поликлинику. Но поскольку у нас не получалось забеременеть, муж за ручку отвел меня туда. "Русский" врач своим поведением не отличался ничем от участкового врача в районной поликлинике Киева. Я получила у него направление на анализы и перевелась к другому семейному врачу – израильтянке. С ней, по крайней мере, приятно общаться.

"Русский" врач своим поведением не отличался ничем от участкового врача в районной поликлинике Киева.

С анализами тут история такая. Давая направление, врач вносит его в базу. Просто прийти и сдать анализы, потому что так захотелось, – нельзя. После этого в приложении своей "больничной кассы" выбираешь доступное и удобное время. За сутки до этого обязательно приходит напоминание на электронную почту и смс. И уже непосредственно в день анализов в поликлинике проводишь свою карточку страхования и получаешь талон с номером – очереди и кабинета.

Если прийти сильно заранее, автомат номер не выдаст, оповестив, что очередь в 9.30, а сейчас только 7.00. Если опоздать на назначенное время, можно попробовать договориться на ресепшне. Но наличие такой сложной системы не страхует от "бабушек" – это советское явление в Израиле успешно прижилось. В первый же раз, когда я пришла сдавать анализы, я словила дежавю "а мне только спросить".

Результаты анализов, если делать их в "районной поликлинике", вскоре отображаются в системе  "больничной кассы", о чем уведомляет смс. Для этого достаточно ввести номер карты ID (внутренний паспорт) и пароль. К результатам прилагается расшифровка с верхней и нижней границы нормы, а если какие-то показатели хуже, чем нужно, вам позвонят и беспристрастный автоответчик начитает вам всю информацию. Есть часть анализов, ради которых нужно ехать в больницу или медицинский центр (например, спермограмма), тогда результат приходит по электронной почте или заказным письмом.

Поскольку мои анализы были как у космонавта, мы решили сразу назначить очередь к гинекологу и получить направления на следующие анализы. Доктора мы выбрали того, который был ближе к дому, а очереди не нужно было ждать месяц. В первый визит доктор нам понравился. Он дал направления мне и мужу и сказал прийти через неделю, даже если еще не все анализы будут готовы.

Но через неделю у него изменилось настроение. Не было ни запланированного УЗИ, ни осмотра. Он бегло просмотрел мои анализы (анализы мужа к тому времени еще не были готовы) и сказал, что нам сразу к репродуктологу (как после выяснилось, в результатах моих анализов никаких показаний идти к репродуктологу нет).

Уже дома через приложение мы попытались записаться к доктору, которого нам рекомендовал гинеколог – ближайшая дата была через 3 месяца. Это, в общем-то, стандартная ситуация, у моей подруги в марте был микроинсульт, ее очередь на МРТ подойдет в октябре. Но очередь можно ускорить. Первый способ – получить у доктора срочное направление, а раздавать их, естественно, никто не хочет. Второй – записаться к врачу частным образом.

Во втором случае окажется, что свободное время у того же самого врача есть уже завтра-послезавтра, но стоить это будет от 450 до 2500 шекелей (то есть от 3300 до 18500 тыс грн!). Та же история со "скорой". Если вам кажется, что вот она, смерть, не спешите в приемное отделение больницы. Сначала вам надо взять направление, что дело срочное (а поликлиники не работают 24/7 и в обед тоже никто не прервется проверять, так ли вам срочно), иначе прием "по-срочному" обойдется в 800 шекелей, то есть в почти 6000 грн.

Я рыдала от бессилия, и муж параллельно записал нас в очередь к другому репродуктологу. Частному, но который работает с нашей "больничной кассой". Это значит, что мы платим за визит 150 шекелей (около 1100 грн), остальное покрывает страховка. Внезапно свободное время у доктора оказалось в ближайший же рабочий день. Сначала я радовалась, но к вечеру у меня появились вопросы. Нам кто-то посоветовал этого доктора? Мы что-то о нем знаем?

Если вам кажется, что вот она, смерть, не спешите в приемное отделение больницы. Сначала вам надо взять направление, что дело срочное

Заразившись моими сомнениями, муж пошел гуглить, рассчитывая на стандартные отзывы. Между тем, от информации, которую мы нашли, стало дурно. Доктор, в прошлом известный профессор, уже лишался лицензии за подтасовку фактов для докторской диссертации. После этого был замешан в скандале: несколько пациенток подавали на него в суд за то, что он назначил и провел им операции, в которых не было необходимости. Очередь свою мы сразу отменили, но остался вопрос, почему после всего этого наша "больничная касса" продолжает с ним работать.

Пока мы ждали очереди к репродуктологу, которого посоветовал гинеколог (записались мы в марте), родственники мужа подсуетили нам еще одного профессора, в каком-то смысле родственника. Доктор в свое время считался светилом, но очередь тоже нашлась сразу, по-родственному. В его имени и фамилии не было ничего "русского".

Уже на приеме я выяснила, что то ли он сам, то ли его родители из Нового Уренгоя (а мне, как я уже говорила, не везет с "русскими" врачами, от слова совсем). Несмотря на то, что все мои анализы, готовые на тот момент, показывали отсутствие каких-либо проблем, а со стороны мужа небольшие проблемы есть, доктор безапелляционно заявил, что у меня непроходимость труб – причем из-за того, что в 6 лет мне удалили аппендикс.

Назначать рентген труб он посчитал бесмысленным, мол, ему и так все видно. Поэтому он сразу подал документацию в страховую для проведения ЭКО (искусственное оплодотворение). Но страховая неожиданно нам отказала, по словам доктора, на основании того, что платиновая страховка у меня меньше года. Но он забыл сказать главное: отказали нам на самом деле потому, что он собирался делать процедуру в частной клинике, в обычной больнице нам даже платиновая карта была бы не нужна. Я переплакала и смирилась, что нет большой разницы, родить в 39 или в 40.

Но тут подошла наша очередь к обычному, не частному репродуктологу. Та самая очередь, которую мы назначили в марте. От него мы узнали, что никогда не надо назначать очередь через сайт или приложение. А еще, что у нас нет никаких показаний для ЭКО. На ресепшне в больнице после встречи мы назначили следующий визит, ближайшие удобные нам даты были через месяц. Сейчас мне остается только сделать рентген труб, после чего уже назначат процедуры. Доктор дал мне список из 6 больниц, где я могла бы это сделать. Сказал обзванивать, потому что если назначать очередь через систему, раньше октября я на рентген не попаду. Все больницы в соседних с Тель-Авивом городах. Представьте, что вы живете в Киеве, а на рентген вам нужно ехать в Житомир. Причем в 5 из 6 больниц меня отфутболили.

Возможно, в Израиле на самом деле хорошо лечат, но медицинская система очень выматывает. Пока что я ощущаю себя Дон Кихотом, который борется с ветряными мельницами. Для меня здесь еще много странного, кроме того, что я уже описала.

Например, антидепрессанты выписывает не психотерапевт, а семейный доктор. Страховая компания оплачивает дорогостоящую программу для тех, кто хочет бросить курить. Покрываются расходы на операцию по уменьшению желудка, если вес свыше 100 кг, и на форумах часто можно найти вопросы, как быстро добрать до центнера. Золотая и платиновая карты страхования покрывают эстетические процедуры. А услуги стоматолога – только за свой счет. И вы удивитесь, насколько часто здесь, прямо как в Украине, собирают деньги на лечение больных раком. Наверное, не такая уж хорошая медстраховка в Израиле. При этом любой информации по работе системы здравоохранения и страхования тут добиться довольно сложно. Я пробовала неоднократно. 

В общем, пока что я к своим процедурам пятый месяц пробиваюсь через дебри бюрократии и устала до такой степени, что начала выяснять, во сколько те же процедуры обойдутся мне в Киеве.

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

Оставьте свой комментарий

Следующая публикация