Как лечат в Австралии: постоянные осмотры и личный подход

На "зеленом континенте" принято доверять как врачам, так и всей медицине в целом — и это абсолютно заслуженно.

В Украине сейчас происходят бурные дискуссии о медицинской реформе, которая имеет как горячих сторонников, так и категорических противников. Но все соглашаются, что мы должны следовать здесь примеру развитых стран. Что же на практике представляет собой желанная нами медицина – рассказывают украинцы, которые живут за границей и знают о ней не понаслышке.

 

 

Вот уже 6 лет мы с мужем живем в Мельбурне. Честно говоря, за время пребывания в Австралии мы наведываемся к врачам гораздо чаще. Частично потому, что в Украине мы были моложе, и особой нужды ходить по врачам не было. Надо признать, и желания тоже, так что посещали отечественных врачей только в крайнем случае. Частично потому, что здесь, в Австралии, у нас все рядом, очень удобно устроено и на высоком уровне. Периодически мы делаем профилактические тесты и анализы, чего в Украине делать не принято. Особенно плотно познакомиться с тем, как все здесь устроено, довелось во время беременности и после рождения ребенка. Я немного расскажу о нашем опыте и о системе здравоохранения Австралии в целом.

ВРАЧ НА ВСЕ РУКИ

Если ситуация не экстренная, то первым делом надо обращаться к семейному врачу, которых здесь называют General Practitioner (GP). По сути, это специалисты сродни нашему терапевту. Принимают они в клиниках — по сути, это вроде наших небольших районных поликлиник. Также есть госпитали, это полноценные больницы, где уже есть ведут прием узкие специалисты и где предоставляют весь спект медицинских услуг. Записаться к своему семейному врачу можно по телефону или онлайн на сайте больницы. В ближайшую к нам клинику обычно удается записаться за день. Если же мне нужна запись на сегодня, то это тоже возможно, но, скорей всего, придется идти не к нашему врачу, поскольку у него все уже может быть занято.

Семейные врачи многое знают и умеют. Там, где не требуется узкоспециализированных знаний и госпитальной аппаратуры, они все делают сами. И прививки ставят, и мазки берут, и результаты анализов расшифровывают, и беременность ведут. Также они регулярно осматривают у своих пациентов кожу (skin check) с целью ранней диагностики рака — в Австралии с ее высокой солнечной активностью это очень важно. В случае необходимости семейный же доктор может провести операцию по удалению подозрительных родинок под местным наркозом.

GP — это первый уровень австралийской медицины, только через семейного доктора можно попасть к узкому специалисту и получить направление на анализы. Это, кстати, всегда удавалось сделать без проблем. Например, однажды на моем лице расцвел буйный дерматит, причем такой, что люди в супермаркете стали косо на меня смотреть. Мой семейный доктор Ясин прописала мазь, но лучше не стало.

И тут она сделала то, что, мне кажется, не под силу многим украинским врачам. Доктор не побоялась сказать: "Я уверена, что это дерматит, но не уверена в его природе, поэтому точной схемы лечения у меня нет". И выписала направление к дерматологу.

Правда, очередь к этому специалисту пришлось бы ждать несколько недель, а ждать я не люблю. Поэтому зная, что некоторые семейные врачи имеют дополнительную сертификацию в определенных областях медицины, я нашла general practitioner, которая специализировалась на дерматологии. Мне удалось попасть к ней на прием через три дня. Из кабинета я вышла с рецептом на антибиотики и мазь. Уже через пять дней моя сыпь полностью прошла.

В аптеке, кстати, без рецепта можно купить только витамины, антигистаминные препараты, леденцы от боли в горле и некоторые обезболивающие. На остальное нужен рецепт от врача, так что заняться самолечением тут не получится.

Там, где не требуется узкоспециализированных знаний и госпитальной аппаратуры, семейные врачи все делают сами

Раз в год наш семейный врач выдает нам направление на развернутый анализ крови, уровень витамина D, фолиевой кислоты, уровень глюкозы, холестерина, тиреоидных гормонов. Все это делается в целях профилактики, чтобы выявить на ранней стадии серьезные проблемы со здоровьем и, соответственно, чтобы их было легче преодолеть. Просьба направить на эти анализы не вызывает у врача никаких вопросов. Более того, на эти цели на работе можно брать 10 оплачиваемых дней в год.

Раз в два года мне приходит напоминание из нашей клиники, что пора сдавать профилактический Pap-smear (цитологический мазок), который определяет наличие раковых или предраковых клеток шейки матки и делать УЗИ молочной железы. Делается, это, конечно, добровольно, но сообщение или электронное письмо из регистратуры, в качестве напоминания, всегда отправят. А даже если забудут, то социальная реклама напомнит, ее тут очень много. Профилактика и регулярные осмотры — это один из основных принципов австралийской системы здравоохранения. 

Также мне всегда звонят напомнить о том, что приходит время очередной прививки для нашего сына. Прививки можно и не делать, но в таком случае семья лишается всех детских пособий и выплат, если они им положены.

НЕОТЛОЖНАЯ ПОМОЩЬ ВМЕСТО "СКОРОЙ"

Если же случай срочный, то бежать следует в Emergency — это отделения неотложной помощи при госпиталях. В самых тяжелых ситуациях можно вызвать "скорую помощь", но государственная страховка Medicare ее не покрывает — независимо от тяжести случая. В нашем штате (Виктория) средняя стоимость такой услуги $1100 (курс австралийского доллара к гривне 1:20,4, то есть вызов "скорой" стоит чуть больше 22 270 грн). Так что если пациент не при смерти, в пункт неотложной помощи все добираются своим ходом. Прием ведется в порядке живой очереди. Мы бывали там несколько раз.

В прошлом году, весной, я проснулась с ощущением того, что дышится мне не так легко, как обычно. Чувство не из приятных, я тут же позвонила в клинику — к семейному доктору удалось записаться на час дня. Но уже к 10 часам я поняла, что даже ходьба, хоть и быстрая, вызывает сильную одышку и нечто похожее на удушье. До ближайшего госпиталя от нас 10 минут езды. Недолго думая я позвонила мужу на работу, сказала, что отправляюсь в больницу. Усадила в машину на тот момент четырехмесячного сына в автокресло и поехала.

Еще на платной парковке госпиталя мне показалось странным, что вся парковка у госпиталя забита машинами. В приемной я описала все симптомы, мне измерили температуру, давление, уровень кислорода в крови и отправили ждать в общую очередь, сообщив, что врач подойдет как только освободится.

Ждать пришлось минут 10. Оказалось, что уровень риска был высоким, Code 1, как сказал мне доктор. В Мельбурне накануне ночью произошла астматическая буря: жаркая погода и гроза привели к тому, что одно из растений выделило рекордное количество пыльцы, она расщепилась на частицы, способные проникать глубоко в легкие. Больше 10 000 человек, никогда не болевших астмой, проснулись с ощущением удушья, астматики же были фактически при смерти. Стоит ли говорить, что персонал больницы был очень занят.

Меня, как в американских сериалах о медиках, уложили в Emergency Room — мини-палату за белой шторой, выдали больничную одежду, подключили системы, измеряющие давление, уровень кислорода, сердцебиение, взяли анализ крови, надели маску с кислородом и назначили газ, очищающий легкие. Также попросили дать им знать, если нужна будет помощь с ребенком — они могут забрать его в детское отделение, где за ним присмотрят, поменяют памперс и накормят.

Примерно через час мне стало значительно лучше. Еще через час врач сказал, что можно идти домой: моему здоровью ничего не угрожает. И как только я отдохну, рекомендовал записаться на консультацию к семейному доктору, чтобы получить детальную консультацию и рецепт на лекарства, если появится аллергия или симптомы астмы. Перед тем, как вас  выпускают из Emergency Room, обычно просят посидеть минут 20-30 в зоне ожидания, чтоб убедиться, что с вами точно все хорошо.

В самых тяжелых ситуациях можно вызвать «скорую помощь», но государственная страховка Medicare ее не покрывает

И вот, пока я ожидала, когда же меня окончательно отпустят, наблюдала, как убирают палату, где я лежала. Санитары сняли все постельное белье, протерли матрас и подушку, которые, как оказалось, были клеенчатыми, постелили свежие простыни, протерли пол, убрали мусор, проверили запасы одноразовых перчаток и шприцов и принялись протирать оборудование.

В этот момент я глянула на “прищепку”, которую одевают на палец для измерения уровня кислорода. В голове еще промелькнуло “интересно, сколько ж там бактерий, туда ведь столько пальцев суют”, и тут одна из санитарок достала антибактериальную салфетку и протерла прищепку внутри. Мои вопросы к гигиене в австралийских больницах исчезли.

Второй раз мы попали в неотложку с 9-месячным ребенком. У Майкла уже два дня держалась температура под 39 градусов. И меня, как мать, увещевания семейного доктора, что “это вирус, давайте "Панадол", обильное питье, побольше отдыха и все пройдет” не успокаивали. Я решила, что надо действовать. В приемной мы провели минут 20, дальше нас приняла медсестра, измерила все параметры, заполнила нужную документацию, взяла анализ мочи и сказала, что врач придет, как только будет готов результат анализа.

Я уже начала паниковать — это что, до завтра ждать? Но врач пришла минут через 15. Еще раз осмотрела сына, глянула на результат  экспресс-анализа, сказала, что обезвоживания нет. Судя по симптомам, это вирус и температура — это норма. Повторила указания семейного врача и велела не волноваться.

Тут надо отметить, что недоверие к врачам у нас, наверное, в крови. Каждый раз, отправляясь к доктору с определенной проблемой, я перечитываю статьи в интернете, перевожу нужные мне термины на английский язык, чтобы владеть предметом разговора, пишу список вопросов врачу. А потом еще после приема могу онлайн свериться со схемой лечения и отзывами. Ни одна из знакомых мне австралийских мам такого не делает — австралийцы безоговорочно доверяют врачам.

Но австралийская медицина имеет подход почти ко всем пациентам в прямом смысле слова. Страна многонациональна, и медработников  обязывают общаться с пациентами в контексте их культуры. Поэтому есть целые учебники и документы, где рассказывается, с кем предстоит иметь дело и как себя вести. Так вот, про славян там написано: они ожидают, что доктор будет их внимательно слушать при перечислении симптомов, сопереживать, проявлять интерес к их идеям насчет того, какое же у них заболевание и как его, по мнению пациента, надо лечить. Также там указано, что мы любим читать медицинскую литературу, заниматься самодиагностикой и знать абсолютно все про нашу болезнь.

Как доктор узнает, откуда мы? В анкете любой клиники или госпиталя есть вопрос country of origin (страна рождения) и what language do you speak at home (на каком языке разговариваете дома).

ЛУЧШЕЕ — ДЕТЯМ

Из походов к специалисту мне запомнился аллерголог, к которому я водила ребенка. Вечером я дала Майклу персик, а на следующий день он проснулся с сыпью. Конечно, через 5 минут я уже звонила general practitioner. К любым аллергиям тут относятся очень серьезно, и чем раньше становится понятно на что аллергия, тем лучше. Майкла направили в Royal Children’s Hospital на пробы к различным аллергенам.

Когда я зашла в госпиталь, то поняла, что заблудиться там можно в два счета. По количеству людей и трафику на первом этаже он мне напомнил аэропорт. Там было все: кафе McDonalds и Hungry Jacks, парикмахерская, спортзал, супермаркет, магазины цветов и подарков, книжная лавка, аквариум с акулами (настолько огромный, что для его очистки вызывают аквалангистов), вольер с сурикатами, уголок для молитв и кинотеатр.

Прививки ребенку можно и не делать, но в таком случае семья лишается всех детских пособий и выплат, если они им положены

Отыскав ресепшн, я уточнила направление и отправилась в нужную мне клинику. Устроено все так: небольшой зал ожидания (примерно 50 мест) с администратором, посреди зала столик с книгами, журналами, карандашами, бумагой и огромная корзина с игрушками. Там, конечно же, возятся дети. В углу стоит киоск-планшет: если очередь длинная, то можно заняться самообслуживанием. Выбираешь язык, и дальше девайс просит отсканировать письмо-приглашение на прием из госпиталя или направление от врача (там есть штрих-код), потом нужно ввести персональные данные и провести страховую карточку.

Я так и сделала. Через пару минут мне на телефон пришло SMS о том, что очередь движется медленно, и у меня есть время пройтись по госпиталю или выпить кофе, за 10 минут до приема пришлют напоминание. Пока мы были в зале, туда заглянули два аниматора в костюмах супергероев с мыльными пузырями и гитарой. Спели пару песенок, развлекли детвору стишками и отправились дальше.

Все ожидание заняло примерно 20 минут. В зал вышла медсестра, назвала имя и провела в комнату для консультаций. Она же собрала всю информацию о симптомах и внесла в базу данных: что ребенок ел, когда, какая была сыпь, через какое время она проявилась, как вел себя, история болезни родителей и родов. Все это сводится в детальную статистику, ведь в госпитале проводят кучу исследований.

Узнав, что аллергии имеются и у меня, и у мужа, медсестра Лили высоко подняла брови, поинтересовалась их природой и вышла за консультацией к врачу. Через 5 минут она вернулась. Врач решила провести аллергические пробы на орехи, арахис, пыль, некоторые виды пыльцы, персик и цитрусовые. Если бы Майкл не пробовал до этого яйца и молоко, то в список внесли бы и их.

Аллергологические пробы проводились прик-методом: крошечными одноразовыми иголочками с каплями аллергенов. Ими делают прокол на спине ребенка, меньше миллиметра в глубину. Если есть аллергия, то в месте пробы образуется покраснение и отек. Медсестра обработала спину, выдала Майклу целый арсенал игрушек, предложила мне испытать на себе глубину прокола и приступила к делу. Лили оказалась просто асом, ребенок даже испугаться не успел, а все уже закончилось. Результаты снимают через 20 минут, делает это уже врач. Все результаты заносятся в базу данных и становятся доступны терапевту.

РОДЫ И БЕРЕМЕННОСТЬ: СПОКОЙСТВИЕ, ТОЛЬКО СПОКОЙСТВИЕ

И отдельно хочу немного рассказать про ведение беременности и родов в Австралии. В случае возникновения каких-то проблем до 13-ти недель беременность в Австралии не сохраняют. Может, звучит жестоко, но на зеленом континенте верят в естественный отбор. Беременных никто не взвешивает, первое плановое УЗИ только на 20-й неделе. Если будут проблемы, то и внепланово, конечно, сделают. Тонус тут не считается проблемой, и с ним никого не госпитализируют.

Все анализы сводятся к развернутым анализам крови, проверке уровня витаминов в крови, анализу на резус-фактор, гестационный диабет и стрептококк. На этом, пожалуй, все. Плановые приемы раз в месяц, а с 36-й недели — раз в неделю. Лежать в роддоме в ожидании родов тоже не про австралийцев, в госпиталь надо отправляться только когда интервал между схватками 6-10 минут.

Беременность в нашу частную страховку не входила, поэтому рожать предстояло в муниципальном госпитале. Разница между частной и государственной больницей — в условиях пребывания, возможности выбирать госпиталь, врача и акушерку. Частная страховка позволит расположиться в одноместной палате с кабельным телевидением, меню будет более обширным, на роды приедет выбранный врач или акушерка (если успеют).

Австралийская медицина имеет подход почти ко всем пациентам в прямом смысле слова

Можно самостоятельно решить, что больше по душе — кесарево или естественные роды. Однако в случае осложнений женщину все равно отправят в государственное медучреждение, поскольку там есть все необходимое оборудование и специалисты узкого профиля. Парадокс, но государственные больницы в Австралии лучше частных. Частные лишь обеспечивают уровень комфорта по высшему классу.

Вся моя беременность и роды были покрыты государственной страховкой Medicare. Для нерезидентов Австралии (жителей, не имеющих гражданства или вида на жительство) роды обошлись бы в сумму от $20 до $30 тысяч.

У меня нет украинского опыта беременности, поэтому сравнить не с чем. Но я абсолютно точно могу сказать, что к ничем не осложненной беременности и родам австралийцы относятся очень спокойно. Может, смешно звучит, но они верят в силы природы и их цель — поэтому выступают за настолько естественные роды, насколько это возможно. Комфорт мамы и ребенка тоже учитывается. Все, что может улучшить настроение и, как следствие, родовую деятельность, приветствуется. Хочешь слушать любимую музыку — пожалуйста, хочется орать на схватках — тоже хорошо, никто не будет рот закрывать, еще и поясницу помассировать могут. Если попросить, то и эпидуральную анестезию сделают, и газ расслабляющий дадут, и морфина тоже не пожалеют.

Большой плюс австралийской медицины — это человечность. Медики относятся к тебе с пониманием и заботой, не забывая при этом о профессионализме. Отправив нас в палату, акушерки поинтересовались, не голодны ли мы (кормить они собирались и мужа), принесли чистые полотенца, чтоб я могла принять душ. Когда же мы отказались от столь позднего ужина, порывались принести мне хотя бы сладкий какао, ведь нужно восстанавливать силы.

Что я еще заметила, тут очень ценится время врача-специалиста. Все, что можно, сделают медсестры, акушерки, ассистенты. Врач — это мозг, он дает назначения, ставит диагнозы, и совершает манипуляции, требующие очень высокой квалификации. Например, за беременность я увидела врача-гинеколога всего один раз в 36 недель. Она просто убедилась, что все анализы пройдены, что ребенок в нужном положении и я себя нормально чувствую. До этого я встречалась только с нашим семейным врачом и акушерками. Врач не будет тратить свое время на расшаркивание с пациентами, ожидание на их одевание-раздевание и возможные опоздания. Он лишь просмотрит присланные снимки и видео и отправит сформированный отчет лечащему врачу.

При вызове "скорой помощи" врача там тоже не окажется, лишь парамедики: их задача стабилизировать больного и доставить к врачу. Вызвать врача на дом можно, здесь есть  специальный сервис — home doctor. Врачи семейного типа приезжают на дом, если попасть к своему GP уже невозможно, например, ночью, или в воскресенье после обеда. Хотя, например, наша клиника даже в воскресенье работает до 7 вечера, записаться и доехать туда быстрее, чем заказывать врача на дом и ожидать его 3-4 часа.

БОЛЬШЕ ЗАРАБАТЫВАЕШЬ — БОЛЬШЕ ПЛАТИШЬ

Теперь немного о стоимости. Для граждан и постоянных резидентов Австралии медицинское обслуживание условно бесплатное и частично покрывается государственной страховкой Medicare. Почему условно? Потому что она финансируется за счет налогоплательщиков, чей годовой доход выше $27 тысяч (при средней зарплате по стране $80-85 тысяч “грязными”). 2% от дохода будет удержано налоговым офисом, которые полностью будут направлены на медицину (все налоги вместе могут составлять от 25% до 50% от дохода). Например, если вы зарабатываете $50 000 в год, одну тысячу долларов вы заплатите за Medicare. Независимо от того, пользовались вы медицинскими услугами или нет.

Что покрывает страховка Medicare:

  • консультации докторов и специалистов;
  • тесты и анализы, необходимые для диагностики и лечения (анализы крови, рентген, УЗИ и т.д.);
  • оптометрические тесты;
  • большинство хирургических и терапевтических процедур;
  • некоторые хирургические процедуры, выполняемые дантистами;
  • ведение беременности и роды;
  • некоторые узконаправленные медицинские услуги.

Что не покрывает страховка Medicare:

  • вызовы скорой помощи;
  • косметическую хирургию;
  • большинство стоматологических процедур;
  • большинство физиотерапевтических процедур, коррекцию речи, коррекцию зрения, услуги массажиста и психолога;
  • очки и контактные линзы;
  • слуховые аппараты;
  • уход за больными на дому.

Для многих случаев одной Medicare будет достаточно, чтобы поставить больного на ноги без значительных финансовых затрат. В особенности, если заболевание требует срочного вмешательства, например, воспаление аппендицита или инфаркт. Однако пациенты, не требующие неотложной хирургии, могут ждать до 12 месяцев, пока придет их очередь, например, сделать операцию на коленном суставе.

Парадокс, но государственные больницы в Австралии лучше частных. Частные лишь обеспечивают уровень комфорта по высшему классу

Частная страховка значительно расширяет список доступных медицинских услуг и предоставляет пациенту возможность самому выбрать, в каком госпитале, когда и у какого врача лечиться. Она не обязательна в Австралии, однако государство “способствует” ее приобретению, взимая дополнительные 1%-1.5% с дохода состоятельных граждан, которые ее не имеют.

Кроме того, если молодой австралиец не приобрел частную медицинскую страховку, то за каждый год после его 31-го дня рождения он будет платить на 2% больше страховых платежей. К примеру, если человек купил страховку в возрасте 40 лет, то она обойдется ему на 20% дороже. Если в возрасте 50 лет — на 40% и т.д. 

Стоимость частной страховки со средними опциями на семью из двух человек — в районе $200-$250 в месяц. В эту сумму может входить следующий набор базовых услуг:

- хирургические операции, включая реконструкцию коленных и плечевых суставов;

-  химиотерапия;

- совместная палата в госпитале;

- реабилитация;

- "скорая помощь".

Из дополнительных услуг в такой страховке могут быть доступны:

- частичное покрытие услуг массажиста и стоматолога. В случае визита к стоматологу, страховка оплатит 60% стоимости. Также раз в год можно бесплатно пройти диагностику и чистку зубного камня;

- оптика: одна пара очков или линз в год;

- физиотерапия — до $300 в год.

В общем и целом австралийской медициной мы — как и сами австралийцы — довольны: тут не встречаются поддельные лекарства, непонятные лаборатории и купленные дипломы. Мнению врача принято доверять, и даже если врач не прав, то высокий уровень технического оснащения и многоуровневая система эту ошибку могут исправить.

​​​​​​Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

Оставьте свой комментарий

Следующая публикация