Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей
3 сезон "Настоящего детектива": свет надежды во тьме безысходности

Как не утонуть в самоповторах собственного успеха и снять хорошую — хоть и не идеальную — детективную историю.

Первый сезон "Настоящего детектива" стал одним из наиболее восхваляемых критиками сериалов НВО с рекордными просмотрами и почти мгновенным культовым статусом. Второй сезон вызвал неоднозначную реакцию, но разговор не о нём, а о третьем сезоне. Итак, что же в итоге смог произвести Ник Пиццолатто и чем интересен последний сезон? — пишет Денис Кондюк в рецензии на Flashforward Magazine.

СЕРИАЛ КАК КНИГА

Пиццолатто, как писатель играет с нами прекрасную игру в вопрос о том, что же первично, текст или "реальность"? Сезон построен в трёх временных отрезках (которые преподносятся во флешбеках, но и это не до конца однозначно), а также через переплетение книги, написанной Амелией Рирдон (Хэйс), и через провалы в памяти у Уэйна Хэйса (в третьей и отправной временной перспективе).

Интрига сезона в том, что сначала нам кажется, что книга пишется под влиянием реальности происходящего с Уэйном и его расследования пропажи Уилла и Джули Пёрсел. Но со временем мы пониманием, что как раз книга определяет понимание происходящего и поиск истины в том, что же произошло. Подобным образом интервью является не тем, чем оно выглядит, поскольку оно даёт информацию и направляет действия, а не только берёт. Мы до конца не знаем, насколько хорошо помнит Хэйс историю и насколько она достоверна в его изложении.

Последний эпизод вообще ставит под вопрос реальность увиденного, смешивая теории книги Амелии, амнезию Уэйна и разговоры о прошлом. Именно этот аспект обыгрывания двух форм повествования — то есть сериал как книга — выделяет третий сезон True Detective, что лишь усиливается загадочностью формы концовки сезона.

Справжній детектив, для блогів
ТСН.ua

КОМПОЗИЦИЯ

Хотя визуально и по структуре третий сезон может казаться похожим на первый, он все же кардинально другой — и вот почему.

Во-первых, первый сезон построен на отношениях Раста и Марти, а третий хоть и уделяет внимание дуэту Уэйна и Роланда, но больше фокусируется на Уэйне с Амелией, их взаимном влиянии на расследование, которое также определяет их идентичность.

Со временем мы пониманием, что как раз книга определяет понимание происходящего и поиск истины в том, что же произошло.

Второй момент — эмоции. Раст "эффективно" борется с бессмысленностью бытия с помощью рассуждений на тему бессмысленности жизни. Уэйн в третьем сезоне пытается найти правду ради примирения со своим прошлым и семьёй — это делает его ближе к образу Марти.

Третий момент — сеттинг. Первый сезон играется с мистикой, теориями заговора и нигилизмом, а третий задаёт вопрос сущности пространственно-временного континуума и природы идентичности. Он играет на ожиданиях аудитории, предлагая развязки сюжетных линий, почти противоположные первому сезону.

АССОЦИАЦИИ

Третий сезон "Настоящего детектива" можно разложить на несколько источников вдохновения и понимания происходящего.

Во-первых, в нем много от "Зодиака" (Zodiac, 2007) по части загадочного и таинственного поиска "убийцы-похитителя".

Во-вторых, сериал имеет много связок с "Помни" (Memento, 2000) Кристофера Нолана в русле поиска идентичности в попытках нарративизации своего опыта на фоне проблем с памятью.

В-третьих, добавим "Патерсона" (Paterson, 2016) с превращением, извините за сложность, телетекста в книго-теле-текст. Если в первом сезоне мы озадачены видениями, то здесь мы озадачены неоднозначным повествованием, поскольку не до конца ясно, что в здесь реально и вообще, что реальность из себя представляет.

ПРОБЛЕМЫ

Большой плюс этого сезона — углубление вопросов отношений и мировосприятия людей разной расы (сопоставление Уэйна и Роланда, их взглядов на жизнь и карьеру) и пола (Уэйн и Амелия, их роль в семье и взгляд на то, какими должны быть отношения). Меньше, но всё же присутствует тема отцов и детей, сексуальных меньшинств, религии и социального расслоения — последнее становится все более частым явлением в американских сериалах.

Что важно — рассмотрение этих вопросов не раздражает, не смотрится искусственной и необязательной агиткой. Кстати, как и преодоление ПТСР Уэйна выглядит вполне убедительно.

Третий сезон представляет довольно завершённый путь Уэйна к себе. Он позволяет восстановить отношения, которые герой по каким-то причинам игнорировал: с напарником, с сыном, с Джули Пёрсел, и, пускай и через книгу, с Амелией. И неслучайно Амелия и Вьетнам соединяются в последних сценах сезона, поскольку вьетнамский опыт — это опыт травмы, удерживающий Уэйна от полноты отношений.

ЧТО ПЛОХО?

Расстраивает, так это затянутость некоторых эпизодов (особенно во второй половине сезона, на что, наверное, повлиял уход Джереми Солнье) и предсказуемость большей части происшедшего после подсказок из книги. Однако радует, что Пиццолатто не использовал клише первого успешного сезона и рассказывает уникальную, другую по акцентам и динамике, историю. Хотя и сохраняет во всех сезонах один и тот же метанарратив надежды во мраке испорченности и коррупции. 

ЧТО ЖЕ МЫ ИМЕЕМ В РЕЗУЛЬТАТЕ?

Третий сезон выглядит самостоятельным и необычным, а в позитивной (почти happy end) концовке сохраняется и частица неопределённости и напряжённости. Подобно Расту, Уэйн почти буквально "видит свет в конце туннеля".

В сезоне тонко обыгрываются темы благих намерений, приводящих к катастрофе, однако есть и позитивный образ маленьких проявлений заботы и милости. Есть примеры как проявлений расизма, так и настоящей дружбы.

Как сложности семейных отношений, так и способности говорить и слышать друг друга. Главное достоинство этого сезона — акцент на человечности (даже собаки "человечны") и необычная "книжность" повествования, которая смотрится свежо, а не как архаизм.

Хочется надеяться, что Пиццолатто не скатится в самоцитирование и подражание предыдущим историям в ожидаемом четвёртом сезоне. Сейчас шоураннер находится в опасной близости от этого — и если новой части детективной истории не будет, то сериал уже получил не самый плохой финал.

Оригинальный текст: Flashforward Magazine

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции