Лично разговаривал с воюющими на Донбассе бойцами 16-й бригады ВДВ России  - Александр Хуг

Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей

Швейцарец покидает должность первого заместителя председателя СММ ОБСЕ в Украине.

Александр Хуг был чрезвычайно важным человеком для Украины. Именно его глазами четыре года подряд мир видел войну на Донбассе. Когда она началась, команда наблюдателей ОБСЕ стала единственной международной наблюдательной миссией на Востоке. Другой не было. И нет до сих пор.

Весной 2014 года украинцы, став заложниками тотальной российской лжи, поверили в наблюдателей, как в хороших европейских волшебников, которые наконец-то расскажут правду миру о том, кто же в этой войне нападавший, а кто жертва и остановят этот ужас. Но волшебников не существует. Ужас продолжается.

ТСН.Тиждень удалось взять одно из последних интервью Хуга на должности первого заместителя председателя Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине.

Видео"Бойцы 16-й бригады ВДВ РФ воюют на Донбассе": эксклюзивное интервью Александра Хуга

Пророссийские боевики тем временем продвинулись на километр под Горловкой и подошли вплотную к украинским позициям. Таковым было последнее заявление Александра Хуга в должности первого заместителя председателя Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ. На этой неделе эпоха Александра Хуга закончилась. Только он ушел в отставку, встретился с корреспондентом ТСН.Тиждень чтобы все-таки расставить точки над "и" в своем эксклюзивном интервью.

"Бойцы 16-й бригады ВДВ РФ воюют на Донбассе": эксклюзивное интервью Александра Хуга

- В 2014-м году, когда появилась миссия, мы на самом деле верили, что ОБСЕ расскажет правду всему миру о новой войне в Европе. Но миссия не торопилась фиксировать обстрелы Украины с российской территории. Исправьте меня, если я ошибаюсь.

- Нет, это правильно. И это правильно, потому что мы докладываем только о том, что мы видим. Сначала у нас было только десять наблюдателей в Луганске и десять наблюдателей в Донецке. Тогда нас было очень мало. И мы были очень ограничены в своих действиях, в свободе передвижения. Эти ограничения продолжаются до сих пор, единственной целью этих ограничений является не дать нам увидеть факты на местах потому что для некоторых, кто читает наши отчеты, эти факты будут неприятными и неудобными.

- Кстати, не оскорбляло ли вас, когда в украинских сетях начали появляться мемы на тему "слепых наблюдателей ОБСЕ"?

- Конечно, это будет неправдой, если я скажу, что меня это не огорчает. Но мне это понятно. Мне понятно желание найти виновного. Это очень свойственно людям: хочется знать, кто является виновным. В конфликте, где умирают люди, где разрушается имущество, где рушатся жизни, где умирают дети, люди желают знать, кто за это ответственный. Но у меня не роль судьи или полицейского, следователя, разведчика. Наша задача – предоставить на объективном уровне как можно больше фактов. И, я знаю, что наступит время, и те, кто являются ответственными за смерть людей, за ранения, разрушения, убийства, - им придется держать ответ.

Каденция Александра Хуга в Украине чуть не закончилась скандалом. Западное издание Foreign Policy опубликовало интервью Хуга, в котором он якобы утверждает, что не видит присутствия России на Донбассе. Для украинцев это был шок. После агрессивной реакции в СМИ и соцсетях издание убрало скандальные строки из интервью.

- Как возникла непонятная ситуация с изданием Foreign Policy? Откровенно говоря, общество интересует факт, говорил или не говорил Александр Хуг о том, что - цитирую, - "ОБСЕ не увидело доказательств присутствия России на Донбассе"?

- Факты нельзя опровергнуть; факты, что подтверждено снимками, на которых изображены колонны, которые под покровом ночи въезжают в Украину и выезжают из нее, колонны машин военного типа с вооружением на них, которые движутся по грунтовым дорогам под четкой координацией в сопровождении систем противовоздушной обороны. На неподконтрольных правительству районах мы беседовали с лицами, которые заявляли о своей принадлежности к российским военным подразделениям, в частности 16-й воздушно-десантной бригады России.

- Итак, расскажите, пожалуйста, о людях, которые признались, что являются военнослужащими российских Вооруженных Сил, которые воюют в Украине на ротационных основах?

- Лица, о которых я упомянул, входили в состав 16-й воздушно-десантной бригады. Мы встречались с ними в неподконтрольных правительству районах. Они открыто с нами общались и сами предоставили эту информацию, а мы сообщили этот факт. Я также лично разговаривал здесь, в Киеве, с двумя пленниками, которых задержали Вооруженные силы Украины. И они сказали то же самое: они входят в подразделения, который на ротационной основе воюет в Украине.

- Считаете ли вы Россию агрессором?

- Нет, но я считаю, что Россия, как и Украина и отдельные районы Донецкой и Луганской областей, признали, что существует большая проблема, которая требует решения, и все они взяли на себя обязательства.

- Я понимаю, что вы являетесь официальной персоной, ограниченным мандатом миссии. Но все же, как обычный человек, который родился в демократической европейской стране, вы не можете не понимать, что в этой войне Россия является агрессором. Есть ли у вас желание однажды назвать агрессора агрессором?

- Я все еще размышляю над этим. Это будет очень-очень длинная книга, которую мне придется писать. Этот конфликт можно решить только тогда, когда кто-то будет стремиться найти решение, чем пытаться обвинять других.

Он видел эту войну четыре с половиной года подряд. Без оружия, но в шлеме и бронежилете. Так же, как и я. Но, в отличие от него, я не работаю в организации, где одним из ключевых учредителей является Россия, поэтому, могу назвать агрессора агрессором.

Андрей Цаплиенко

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции