Пять цветов Тибета. Часть 2

Когда перед вашими глазами неожиданно открывается гладь огромного озера, окруженного снежными вершинами, вы понимаете, что такая картина навсегда у вас останется в памяти. 

Потала

Как и многое в этом городе, резиденция Далай-лам была заложена тибетским королем Сонгцен Гампмо в 7 веке.  Но в замок Далай-ламы переехали только спустя 9 веков. После того как королевство распалось на множество княжеств, только при пятом Далай-ламе произошло объединение государства в единое целое в 17 веке.

лхаса_ ткаченко_тибет_9
Потала
 

Читайте также Пять цветов Тибета. Часть 1

С тех пор Далай-ламы занимают пост верховного правителя "крыши мира" – удивительного и уникального сочетания религиозного и государственного лидера. Поэтому сама Потала сооружена как комплекс, предназначенный одновременно и для религиозных, и для мирских дел. Здесь это не переплетено, здесь это воспринимается как органичное целое. 

Бело-коричнево-оранжевее здание, похожее на замок, находится на так называемом "Красном Холме" – доминирующей высоте в Лхасе, и возвышается над городом, как бы уносясь в голубое небо. Каждый из трех ярких цветов Поталы был четко предназначен для разных целей: в белой, доминирующей части замка, находились правительственные помещения и личные комнаты монахов и чиновников; коричневая предназначалась для религиозных церемоний и была домом приемов и жизни самого Далай-ламы; небольшая оранжевая – символизировала место нахождения родственников верховного правителя Тибета.

Стены Поталы укреплены тонко нарезанными и спрессованными деревянными прутьями – они служат своего рода утеплителем помещений, а полы сложены из цельных мраморных камней, равнять и шлифовать которые приходится до сих пор вручную.

лхаса_ ткаченко_тибет_11
Деревянные прутья – для утепления Поталы

Сейчас в Потале – замке-храме из 1000 комнат, для посещений открыта лишь центральная часть. Всего в огромном комплексе сейчас живет только 40 монахов, хотя службы сейчас не ведутся. Они помогают поддерживать молитвенные комнаты в порядке и, как мне показалось, своими молитвами пытаются как бы духовно "проветривать" помещения от многочисленных и громких толп туристов. Многие из них сидят в комнатах, открытых для посещений туристами, и читают мантры, не обращая никакого внимания на проходящих посетителей. Им здесь есть о ком беспокоится.

лхаса_ ткаченко_тибет_12
Потала

В Потале под самой крышей  хранятся ступы с прахом большинства Далай-лам. Грандиозность ступ – количество золота и камней – зависит от того, сколько денег пожертвовали тибетцы для ее сооружения – как следствие уважения к личности конкретного Далай-ламы. В большинстве своем ступы грандиозные, особенно поражает размерами ступа 5-го Далай-ламы, но есть и совсем скромные. Тем не менее, учитывая, мягко говоря, скудность жизни рядовых тибетцев, приходилось удивляться роскоши ступ, которой могли позавидовать и египетские фараоны.

В большом зале приемов, где Далай-ламы читали молитвы и разговаривали с верующими, вам покажут трон, на котором восседали практически все Далай-ламы. Обычно они предпочитали даже в своей летней резиденции каждый строить под себя отдельный деревянный домик, но здесь было место, которое их точно объединяло – главный трон верховного правителя Тибета. Он возвышается над полом метра на полтора, чтобы ни у кого не было шансов находится выше Далай-ламы, когда он ведет прием.

Рисунки Будд на стенах, цветные колоны, сумрак, неровный пол, запах сандаловых палочек, конечно, создают свою атмосферу. Но вам не удастся здесь задержаться. Не только потому, что вокруг много громких китайских туристов и поневоле ускоряешь шаг в попытке от них оторваться, но и потому, что пребывание во внутренних помещениях Поталы со всеми его капеллами, гробницами, залами, храмами ограничено одним часом – просто 60 минут, а дальше – на выход. Сам замок сегодня практически пуст, а ощущение от того, что такое огромное пространство предназначалось не только для визитов туристов, промелькнет у вас, когда вы  будете покидать главный дом Далай-ламы, которого здесь нет.

Летом в Потале достаточно прохладно, поэтому Далай-ламы облюбовали себе неподалеку летнюю резиденцию – Норбулинка.

лхаса_ ткаченко_тибет_8
Резиденция Далай-ламы Норбулинка

лхаса_ткаченко_4
Дом Далай Ламы 14-го в Нирбулинке
Здесь огромный парк – свежо, озера и сотни разных видов деревьев. Действующий 14-й Далай-лама проводил здесь даже больше времени, чем в Потале. Может, поэтому его дом, в котором он успел пожить всего два года, самый большой. Здесь вам покажут внутренние покои Гьятсо и даже сохранившееся индийское радио, по которому он слушал последние новости в конце 50-х.

В Лхасе есть еще как минимум три монастыря, которые стоят вашего времени. 

Джоканг

Храм построен в 5-7 веках уже известным вам тибетским королем Сонгцен Гампо. Одна из трех его жен – китайская принцесса – привезла в Джоканг прижизненную статую Будды-настоящего – Шакьямуни, которая и поныне здесь хранится.

Во время его посещения вас не покинет ощущение прохождения сквозь стену времени: древние, нетронутые реконструкциями стены, деревянные перекрытия, запах времени, впадины времени в стенах и на полу... Здесь ничего изменилось за 15 столетий, и вы кожей можете почувствовать дыхание раннего средневековья. Вы подходите в предвкушении увидеть главную святыню. Она за решеткой. Вы всматриваетесь в относительно небольшую золотую статую Шакьямуни, и вдруг... Как бы пелена времени прерывается.

лхаса_ткаченко_1
Храм в Джоканге

Местный монах, гремя ключами и безо всякого пиетета, открывает решетку, и вслед за ним мельтешит семейство тибетцев с младенцем на руках, которых мы встретили на входе. Они быстро начинают совершать маленькую кору вокруг статуи, в то время как монах деловито и обыденно начинает наносить на золотые щеки Будды мазки кисточкой. Оказывается, что за 600 юаней (100 долларов) каждый тибетец может купить право нанести золотую краску – так сказать, обновить прижизненную статую Шакьямуни и совершить кору.

С крыши монастыря открывается чудесный вид на Поталу и на весь город. И здесь продаются самые изящные освященные тибетские сувениры.

Дрепунг

Тибет_Ткаченко_7
Сжигание можжевеловых веточек на входе в монастырь
Этот монастырь основан в 15 веке и находится рядом с горами, окружающими долину Лхасы. Здесь хранятся ступы с останками 2,3,4-го Далай-лам. Но вам их не покажут. Раньше здесь также жил главный тибетский оракул. На входе монах предложит вам за символическую цену купить и сжечь можжевеловые веточки – для благословления. Очень рекомендую это сделать: это похоже на простой, но трогательный обряд посвящения на проход в монастырь.

В отличие от других монастырей, здесь вы не встретите толп китайских туристов. Мы видели только одну китайскую парочку. Зато у входа во все большие храмы монастыря вы только здесь увидите китайских полицейских. За монастырем, в котором ранее находились 10000 монахов и который считался самым большим духовным центром Тибета, у китайских властей закрепилась слава "ненадежного". Якобы монахи поддерживали попытку тибетского восстания в 2008 году.

лхаса_ ткаченко_тибет_13
Полицейская охрана в Дрепунге

Сейчас здесь живут всего 600 монахов, но это самое большое количество для всех тибетских монастырей (китайские власти ввели ограничения на рост численности монахов). Китайцы помогли восстановить монастырь, серьезно пострадавший после культурной революции. Он один из немногих, где сохранились кельи монахов-отшельников. Мы посещали Дрепунг днем, и монахов практически не было видно. 

В монастыре чувствуешь себя спокойно, размеренно и как-то уверенно.

лхаса_ткаченко_5
Монастырь в Дрепунге
 

В небольшом и самом сокровенном храме возле скульптуры Майтрейи, или Будды-будущего (самого почитаемого всеми тибетскими школами), мы вместе с тибетцами стали участниками церемонии благословения. Нам дали испить маслянистой водицы и попросили провести увлажненными руками себе по голове. Нам показали, как пройти под главной реликвией – огромной мандалой Шакьямуни, которая хранится в специальном длинном – метров 60 – деревянном ящике, и мы тщательно исполнили обряд. Мандалу раскрывают и вывешивают на скалах монастыря только раз в году.

лхаса_ткаченко_8
Монах в Дрепунге
В древней маленькой часовне вас могут ударить палкой по спине – если вы, конечно, захотите. Считается, что удар палкой монаха избавляет от болезней.

Здесь есть храм защитника от невежества – Ямантаки – страшного божества, на стенах которого вы увидите кольчуги и старинные копья.

Из всех монастырей, которые мы посетили в Тибете, именно Дрепунг произвел самое яркое впечатление на каждого из нас.

Здесь как бы все по-настоящему: старик, сидящий у стены молитвенной комнаты, монах с двумя зубами, улыбающийся нашему гиду, рисунки лестниц на скалах, уходящих в небо, кельи монахов, в сторонке бродящих по улочкам, огромная кухня для приготовления еды монахам с чанами столетней давности, невероятная простота и непоказушность (здесь нет дорогих сувениров – только простые и по делу).

лхаса_ткаченко_3
Чаны для приготовления еды монахам

Мы так насытились этим посещением, что замолчали надолго и, уже практически не чувствуя ног, поехали в монастырь Сера.

Сера

Монастырь Сера в свое время соперничал с Дрепунгом. И внешне соперничество продолжается. Сейчас тут  400 монахов – тоже много, как для нынешнего времени.

лхаса_ткаченко_9
Монастырь в Сере

Главная местная святыня – скульптура бодхисатвы Авалокитешвары (бог, смотрящий вниз). К нему идут тибетцы с детьми, которым в результате церемонии монах измажет носик сажей – защита и благословение. Здесь также побьют по спине – только камнем, и покажут библиотеку с ручным печатным станком.

лхаса_ткаченко_7
Чистим нос от священной сажи в монастыре Сера

Во многих храмах, и в Сера в частности, мы видели уникальные по своей недолговечности и красоте украшения, сделанные из масла. Их создание требует особых усилий, усидчивости и внимательности, но они достаточно быстро тают в храмах, как бы символизируя этим бренность всего земного, включая даже такую красоту.

В монастыре мы присутствовали на короткой послеобеденной молитве монахов в общем зале, это было очень трогательно. Гортанная молитва, желтые шапки, разные по возрасту и восприятию происходящего монахи, только что закончившие непритязательную трапезу. И это все на твоих глазах, вы даже можете посидеть совсем рядом. Через полчаса монахи пришли в специальный дворик для диспутов. В окружении туристов, сидя на гальке под роскошными деревьями, они спорили.

лхаса_ ткаченко_тибет_6
Монахи в Сере
Диспуты – одна из основных дисциплин обучения в буддизме. Задавая вопрос, монах хлопает одной ладонью о другую и протягивает руку в сторону своего оппонента, как бы перебрасывая вопрос коллеге. Так лучше запоминаются пройденные уроки. Было видно, что некоторым монахам нравится вести диспут в окружении зрителей.

В Лхасе мы наконец договорился с нашим туроператором о замене задумчивого и медлительного микроавтобуса на два джипа. С доплатой, конечно. Поэтому путь дальше ускорился раза в два, и мои спутники были рады этому форсажу.

Озеро Ямдрок Цо

Переезды в Тибете таят в себе неожиданности.

лхаса_ткаченко_12
Снежные вершины гор

В принципе, вам нигде не будет грустно, может показаться монотонно, однако это просто замедление. Но когда перед вашими глазами после длинного подъема неожиданно открывается гладь огромного озера, окруженного снежными вершинами, вы понимаете, что такая картина навсегда у вас останется в памяти. Это ощущение покоя и необсуждаемой величественности гор сопровождало меня на всем пути в Тибете и очень помогало в трудные минуты. Горы как бы наполняли изнутри, чтобы было на что опереться.

лхаса_ткаченко_10
Озеро Ямдрок Цо – одно из 4 священных озер Тибета

На перевале (5100 м) нас ждала фотосессия на фоне священного озера Ямдрок Цо. Местные жители привели яков, маленьких козочек и огромных собак в качестве декораций. Отказать себе в удовольствии сфотографироваться рядом с ними сложно.

Кстати, у тибетцев есть такая привычка: когда с ними торгуешься, в какой-то момент они могут сказать – в первую очередь женщины – "бери бесплатно". При этом говорят они спокойно, не шутя, и реально от тебя уходят, оставляя сувенир у тебя в руках. Не знаю, как с другими, но со мной срабатывало – дальше торг был уже неуместен.

лхаса_ткаченко_тибет_14
Местный житель со своей живностью на перевале

Дорога после перевала еще часа два шла вдоль озера, пока мы не остановились на развилке у очередного села прямо на берегу озера. Казалось бы, должна быть рыбачья деревушка, но здесь вы не найдете ни рыбаков, ни рыбачьей утвари. Хотя рыба в озере есть. Тибетцы ее не едят: это живые души. Одна рыбка может накормить одного человека. И их надо убить много. Другое дело огромный як – он один может накормить сто человек, поэтому они и едят мясо яков. Зато на этой стоянке мы увидели старинную кухонную тибетскую утварь – серебряные чайники столетней давности, чаши и тарелки. Пришлось купить.

Гьянтзе

Монастырь в Гьянтзе уникален. Это единственное место, где в одних стенах жили и молились три тибетские секты – потому что так сказал местный король. Он построил здесь монастырь и огромную крепость в 1416 году.

лхаса_ ткаченко_тибет_4
Монастырь в Гьянтзе

Крепость в начале 20 века без труда взяли британские войска, расстреляв множество плохо вооруженных тибетцев. Генерала, одержавшего победу, справедливое британское правительство вскоре разжаловало за убийство безоружных людей, и он увлекся буддизмом: стал одним из ярких его пропагандистов на Западе.

А из трех сект до наших времен в монастыре остались жить две – желтых и красных шапок. В храмах двух сект, которые стоят рядом, и атмосфера, и ощущения от увиденного разнятся. Даже не вникая в суть различий между двумя сектами, вы это увидите и почувствуете.

лхаса_ ткаченко_тибет_7
Тибетцы сегодня признают несколько основных сект, или школ: гелуг, кагья, сакья, нуингма.

Гелуг – так называемые желтошапочники – самая популярная из них в Тибете, все Далай-ламы – сторонники этой секты. Она уделяет большое внимание монастырской практике и диспутам. Сакья и кагья  – красношапочники – сторонники тантрической школы буддизма, которые много времени уделяют медитации. За время путешествия мы не видели монахов других сект, хотя все они есть в Тибете, даже включая бонбо – смесь древнего тибетского шаманизма и буддизма. Для посещения этих храмов надо было бы прокладывать отдельный и длинный маршрут…

Еще в монастыре Гьянтзе находится удивительная ступа – Кумбум – единственная в местных краях, по которой можно взобраться наверх. Обычно кору совершают, обходя ступы, а здесь ее делают, обходя по широкой винтовой лестнице вверх и проходя через многочисленные молитвенные комнаты со статуями Будд прошлого, настоящего и будущего (всего комнат 108). Сверху открывается прекрасный вид на весь город.

Пообедав в местном ресторанчике, мы отправились в сторону горы Кайлаш. Как потом оказалось, это был последний нормальный обед на несколько дней вперед.

Читайте продолжение Пять цветов Тибета. Часть 3

Оставьте свой комментарий

Следующая публикация