Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей
Хайль Путин?

Отстаивание русскости - основа российской внешней политики. Это не фашизм, но это очень опасная форма национализма.

Не секрет, что в путинской России  между тем, что говорят политики, и тем, что на самом деле происходит – огромная пропасть. Есть такое русское слово  - "маскировка". Оно хорошо подходит для описания ситуации.

Позиционируя себя, как борца с фашизмом, Россия 22 марта проводит в Санкт-Петербурге Международный русский консервативный форум, фактически съезд радикальных организаций, большинство которых ассоциируют с неонацизмом. Ни одну из них нельзя назвать хоть сколько-нибудь влиятельной, и в целом это было не очень серьезное мероприятие, но съезд получил широкую огласку.

Приглашая на государственном уровне "в гости" фашистов, Россия, как мы говорим на английском, "making mischief" ("cеет раздоры"). В данном случае это - подстрекательство либеральных демократов на Западе, одна из форм ведения подрывной деятельности и способов создать волнения.

Поддерживая существование таких партий, он получает повод обвинять другие страны в фашизме. Быть врагом фашистов или экспансионистов – очень удобно для любого агрессора. Они могут потом представить свою агрессию как оборону.

Например, активное участие в украинских протестах против пророссийской власти Януковича крайних правых элементов дало Путину основание представить в глазах российской общественности новое правительство Украины как правительство фашистов и даже нацистов, т.е. использовать для описания слова, которые в российском контексте чрезвычайно эмоционально заряжены.   

На самом деле в России слово "фашизм" утратило свой подлинный смысл. Его сейчас используют больше для дискредитации друг друга. Также в Америке некоторые правые называют "фашистом" Обаму. Люди, ненавидящие "Чайную партию", тоже называют ее сторонников "фашистами". 

Ученым потребовалось много времени, чтобы дать фашизму точное определение, сделав возможным его применение для анализа  политических и исторических событий.

Фашизма в России практически нет, и тот - на маргинесе. Но есть очень близкая к фашизму идеология евразийства, главным выразителем которой является Александр Дугин.

История  развития евразийства относится к восхождению так называемых "Новых правых" в Европе - формы культурного, метаполитического фашизма. Он верит в верховенство культурной гегемонии над политикой и милитаризмом. Но Дугин не фашист в том смысле, каким был Гитлер, с его верой в национальное и расовое возрождение на основе власти государства и милитаризма. 

Дугин верит в силу идей. Его версия евразийства связана с очень опасной идеей политики или геополитики "большого пространства" (Grossraum). Он утверждает, что везде, где есть русскоязычные, есть русскость. И ради целостности России эти территории должны быть интегрированы в ее состав. Сначала Крым, потом российская часть Украины, а затем, если получится, русскоговорящая часть стран Балтии.

Это фашизм или нет? Фашизм в его межвоенный период нацизма и Муссолини – это  идея национального возрождения и полного уничтожения либеральной демократии. Путин же своего рода гибрид. С одной стороны в России сейчас все еще существует капиталистическая экономика и парламентское государство, а Гитлер бы никогда этого не принял, с другой – политика Путина находится, по крайней мере, во внешнем проявлении, под влиянием идей евразийства Александра Дугина. Но это совершенно другое, чем межвоенный тоталитаризм.

Что питает путинский империализм, так это чрезмерная оборонительность. Путин считает, что в мире существуют силовые блоки, которые хотят сокрушить Россию. ЕС, США, НАТО, Запад создают чувство реальной угрозы для российских националистов. Тут напрашивается параллель с  Германией конца 19-го века, когда получил развитие миф о том, что страна окружена. Иногда целые страны развивают коллективную паранойю, что заставляет их лидеров думать, что им кто-то угрожает. Такое было в свое время в Японии, что стало одной из причин начала Второй мировой войны, такое было Германии, что привело в результате к объявлению войны с Францией, и теперь мы это наблюдаем в России. 

Современная Россия опасна, но это не классическое тоталитарное государство, а смесь либеральной и нелиберальной демократии с полусвободной прессой.

Но в силу национализма и коллективной паранойи миллионы россиян считают естественным чувствовать себя жертвами западного заговора, оправдывая тем самым российскую экспансию на русскоговорящем Западе.

"Вы должны отстаивать свою русскость" -  это основа российской внешней политики. Это не фашизм. Это форма национализма, которая все еще очень опасна для европейской стабильности.

Оставьте свой комментарий

=

Выбор редакции